21 Октября 2020

Как сделать теплоснабжение Красноярска более экологичным?

Электроотопление, газификация или глубокая модернизация действующей угольной генерации – что подойдет горожанам? «Кислород.ЛАЙФ» представляет специальный доклад о возможных альтернативах развития сферы тепла в мегаполисе на Енисее.
Поделиться в социальных сетях

Спасти Красноярск от экологической катастрофы пытаются уже не первый год, и пока, стоит честно признаться, без прорывов. Один из трех городов-миллионников Сибири раскинулся на берегах могучего Енисея в среднем его течении, в котловине на стыке речной долины, прилегающего к ней плато, а также предгорий Восточного Саяна. Незамерзающее из-за плотины Красноярской ГЭС русло реки, богатое, хоть и поредевшее за «лихие 90-е» индустриальное наследие советской эпохи, разросшийся до огромных размеров автопарк, исключительно угольная генерация тепловой энергии, частный сектор с печным отоплением, наконец, крупнейший в мире по объему производства алюминиевый завод (КрАЗ) – словно в тугом узле, в Красноярске сплелись как природно-климатические, так и техногенные факторы, негативно влияющие на качество атмосферного воздуха (и не только на него). Символическим обозначением этой беды стал устоявшийся квазинаучный термин «черное небо». 

В последние годы экологическая ситуация в Красноярске вроде бы улучшается – так, если в 2017-м режим неблагоприятных метеорологических условий (НМУ) вводился в городе в совокупности на 44 дня, а в 2018-м – на 32, то в прошлом году – всего на 13. По итогам 2019-го Росгидромет вообще снизил уровень загрязнения воздуха в Красноярске с «очень высокого» до просто «высокого». Но общественный запрос на радикальные и быстрые перемены к лучшему не сходит на нет: так, в марте этого года, за несколько недель до прихода коронавирусной самоизоляции, на очередной митинг против «черного неба» собралось более 1,5 тыс. человек.

Словно в тугом узле, в Красноярске переплелись как природно-климатические, так и техногенные факторы, негативно влияющие на качество атмосферного воздуха.

О том, как можно решить проблемы с качеством воздуха в Красноярске, написаны сотни статей, снята масса видеосюжетов, в том числе выходивших на федеральных телеканалах и доступных в Youtube – из относительно недавних можно вспомнить большой репортаж «Редакции» Алексея Пивоварова.

Ответом на чаяния жителей стало и включение Красноярска в число 12 городов-участников федерального проекта «Чистый воздух»: к 2024 году, согласно комплексному плану снижения атмосферных выбросов, объем совокупной эмиссии вредных веществ в городе должен сократиться на 22,33% (по сравнению с базовым 2017 годом), со 190,7 тыс. тонн до 148,1 тыс. тонн (цели, скорее всего, будут пересмотрены). Достигнуть этого планируется, в том числе, за счет реализации экологических проектов в промышленном секторе и теплоснабжении, совершенствования улично-дорожной инфраструктуры и других мероприятий (подробнее здесь).

Красивые цели по экологическому оздоровлению Красноярска прописаны и в Стратегии развития города до 2030 года.

Снимок экрана 2020-10-19 в 10.34.57.png

Общественное мнение давно записало три угольные ТЭЦ Красноярска (все они принадлежат Сибирской генерирующей компании, СГК) – наряду с КрАЗом, который входит в ОК «РУСАЛ», - в число главных «виновников» загрязнения атмосферного воздуха в городе. Третьим мощным источником выбросов обычно называют автотранспорт.

Экологическая модернизация КрАЗа, вероятно, уже уперлась в потолок возможностей – как признался в репортаже «Редакции» директор по экологии ОК «РУСАЛ» Иван Ребрик, радикальным спасительным решением для Красноярска стал бы только снос действующего завода. В этих условиях эко-мероприятия именно в теплоснабжении (только во всей этой сфере, а не на одних лишь ТЭЦ) действительно способны стать тем реальным и быстродействующим лекарством для улучшения качества воздуха в городе, о чем мечтают простые жители.

Пожалуй, лишь в транспортной отрасли можно было бы – по крайней мере, в теории – достигнуть успеха быстрее. Но автовладельцев в Красноярске – сотни тысяч, этот сектор чрезвычайно распределен и обезличен, любые нововведения (особенно ужесточающие) в нем затронут сразу всех и каждого. Тогда как за ТЭЦ и за КрАЗом стоят конкретные собственники – да еще и «олигархи», которые априори во всем виноваты. А поэтому, уверен обыватель – просто обязаны «раскошелится». Продать яхту, например.

Экологическая модернизация КрАЗа, вероятно, уже уперлась в потолок возможностей.

В столь высокие материи мы улетать не станем, а поговорим о том, что можно было бы сделать в отопительном секторе, чтобы счастье привалило сразу всем и в достаточно обозримой перспективе? Об этом – специальный доклад «Кислород.ЛАЙФ». В котором вниманию читателей будет представлено три возможных альтернативы, направленных на кратное снижение выбросов от объектов теплоснабжения в Красноярске. 

Первая – это тотальная электрификация, вплоть до полного закрытия угольных ТЭЦ и всех топливных котельных, со строительством электрокотельных, и переводом на электроотопление всего частного сектора (недавно, кстати, с подобной инициативой выступил холдинг «Россети Сибирь»). В этом случае будет достигнуто «обнуление» вредных выбросов от отопительных источников. 

Вторая альтернатива – «голубая» мечта местных эко-активистов – газификация Красноярска. Считается, что масса загрязняющих веществ, образующихся при сжигании тонны условного топлива природного газа, составляет около 5 кг, а при сжигании жидких топлив и угля – в 60 раз больше, около 300 кг. Есть и другие расчеты: за счет перевода ТЭЦ с угля на газ их суммарные выбросы снизятся примерно в пять раз. В любом случае, речь идет о совершенно другом с точки зрения экологии Красноярске. 

И третья – более глубокая экологическая модернизация действующей в городе угольной генерации, прежде всего, ТЭЦ, по самым современным мировым технологиям. С очисткой дымовых газов не только от твердых, но и от газообразных эмиссий. Clean Coal в действии – прямо в географическом центре страны! 

Понятно, что любая из этих альтернатив имеет свою стоимость – и вложенные инвестиции нужно будет возвращать. В нынешних условиях это обычно происходит за счет тарифа – обсуждать реальность чисто субсидируемой из госказны истории мы не станем. Для простоты восприятия покажем, как каждый из обозначенных сценариев может повлиять на стоимость одной гигакалории для населения.

Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект