17 Марта 2020

Насколько снизят выбросы города из проекта «Чистый воздух»?

Выбросы вредных веществ в атмосферу в 12 промышленных центрах страны к 2024 году должны сократиться на 22%. Но это – в среднем. Передовиком станет Норильск, где «Норникель» на наших глазах вершит экологическую революцию.  Расчеты «Кислород.ЛАЙФ».

Поделиться в социальных сетях

В конце февраля «Норникель» приступил к реализации масштабного экологического проекта на самом крупном металлургическом предприятии в мировом Заполярье – Надеждинском заводе (НМЗ) в Норильске. До 2022 года здесь, на печах взвешенной плавки, будут построены установки по улавливанию диоксида серы, основного загрязняющего выброса, из-за которого Норильск исторически лидирует во всевозможных экологических антирейтингах. Проект на НМЗ – флагманская часть «Серного проекта», крупнейшей экологической инициативы «Норникеля», направленной на кардинальное улучшение окружающей среды в регионах присутствия компании. Прежде всего, в Большом Норильске (на Кольском полуострове, в прочем, с прошлого года запущен не менее знаковый проект – закрытие плавильного цеха в пос. Никель). 

Одновременно «Серный проект» – крупнейшая составная часть федерального проекта (ФП) «Чистый воздух», одного из основных составляющих масштабного нацпроекта «Экология» (простите за неизбежную тавтологию).

С учетом сокращения выбросов от закрытого в 2016 году Никелевого завода и экологических мероприятий на Медном заводе, к 2024 году – когда «Чистый воздух» в нынешнем виде завершится – выбросы в Норильском промышленном районе планируется сократить на 75% (к объемам 2017 года). В цифрах это – минус 1,3 млн тонн выбросов (от 1720,2 млн тонн в том же году). И это будет самое выдающееся достижение в рамках «Чистого воздуха». 

В случае успеха «Серного проекта» мы все станем свидетелями исторической трансформации Большого Норильска – по крайней мере, по суммарной эмиссии вредных выбросов в атмосферу этот заполярный центр цветной металлургии станет сопоставимым с показателями «обычных» промышленных моногородов. Правда, в тундре Таймыра начнет разрастаться новое белоснежное гипсохранилище – но из двух зол выбирают меньшее.

Схожие сдвиги, несопоставимые по масштабу с норильскими, должны произойти и в других муниципалитетах – участниках ФП «Чистый воздух». В том числе в трех мегаполисах – Красноярске, Омске и Челябинске, индустриальных «середнячках» Братске, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Новокузнецке и Череповце, двух региональных столицах – Липецке и Чите, а также в мизерном по числу жителей и выбросам Медногорске (Оренбургская область). К 2024 году в этих 12 промышленных центрах совокупный объем выбросов должен сократиться на 22% (по отношению к «базовому» 2017 году), с учетом сводных расчетов допустимого в этих городах негативного воздействия на окружающую среду (они будут прописаны в новых томах ПДВ, которые еще предстоит разработать). А уровень загрязнения атмосферы – опуститься с высокого и очень высокого хотя бы до «повышенного» (о том, как рассчитывают эти уровни, смотрите по ссылке). «Надо понимать, что 20% сокращения выбросов – это очень много, и пока никому в мире не удалось на эту цифру одномоментно снизить выбросы», - подчеркивала год назад в интервью ТАСС глава Росприроднадора Светлана Радионова

Реализация ФП «Чистый воздух» движется в соответствии с комплексными планами мероприятий по снижению выбросов, которые были разработаны региональными администрациями и утверждены правительством РФ еще под занавес 2018 года. «Кислород.ЛАЙФ» решил изучить эти планы, чтобы понять, амбициозные ли цели поставили перед собой участники федерального проекта? И насколько сильно в этих 12 городах рассчитывают сократить объемы выбросов?

Проект на Надежинском металлургическом заводе – флагманская часть «Серного проекта», крупнейшей экологической инициативы «Норникеля», направленной на кардинальное улучшение окружающей среды в регионах присутствия компании.
Главная табла.png

Тонкости целеполагания

Составить таблицу, что представлена вам выше, оказалось не так просто: некоторые регионы всю информацию держат в открытом доступе (например, большой респект за подробное описание проекта минэкологии Челябинской области), другие почему-то скромничают и предпочитают хранить тайну (для того же Кузбасса это обычное поведение, но что скрывают другие?). К сожалению, мне не удалось установить контакт и с проектным офисом «Чистого воздуха», который работает при Росприроднадзоре – его руководитель Александр Власов упорно не отвечал ни на звонки, ни на сообщения в мессенджерах. К сожалению, на запросы «Кислород.ЛАЙФ» ответили не все пресс-службы областных министерств экологии. К счастью, некоторые данные по выбросам мне удалось собрать из госдокладов о состоянии окружающей среды, которые ежегодно выпускают региональные администрации; кое-что нашлось в муниципальных программах и экологических отчетах мэрий. 

Сразу стоит отметить, что комплексные планы, из которых я собирал цифры – это достаточно «живые» документы; к настоящему времени многие из них актуализированы, переработаны и отправлены на очередное согласование в Росприроднадзор и Минприроды России (в частности, об этом «Кислород.ЛАЙФ» сообщили в правительстве Челябинской области). Однако новые ориентиры, прописанные в документах, мне не известны, поэтому в таблице собраны данные первой итерации.

Нетрудно заметить, что планы у всех разные. И это, конечно, совсем не удивительно. Общей для всех городов является только цель снизить к 2024 году совокупные объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух (по отношению к показателям 2017 года) не менее чем на 22%. Сама по себе эта базовая точка – вещь весьма умозрительная, поскольку в совокупных объемах входят не только выбросы от стационарных (эти цифры собирает Росстат на основе отчетности предприятий по форме 2-ТП), но и от передвижных источников. То есть – автомобильного и, в меньшей мере, железнодорожного транспорта, влияние которых в формате тысяч тонн загрязняющих воздух веществ рассчитывает Росприроднадзор по методике, в кругах многих специалистов и экологов вызывающей оправданную критику (справедливости ради отметим, что в рамках ФП «Чистый воздух» ведомство запланировало усовершенствовать эти расчеты). 

Программа минимум, доступная для большинства городов – просто сложить две цифры, и получить таким образом тот самый совокупный объем выбросов в атмосферу. Но даже далекому от подобной казуистики обывателю понятно, что в любом, даже самом-самом индустриальном городе, где вроде бы и дымить больше некому, источников выбросов все равно окажется много. И они будут достаточно разнообразны. Как не раз отмечал в комментариях для «Кислород.ЛАЙФ» лидер партии «Зеленые» в Красноярском крае, ныне депутат городского совета Красноярска Сергей Шахматов, в идеале в суммарной эмиссии необходимо учитывать максимально возможное количество источников – и трубы печного отопления в частном секторе, и вторичное загрязнения на автодорогах, и «коптилки» мелких предпринимателей, отапливающие торговые павильоны или «шиномонтажки». И много чего еще, что при нынешнем качестве расчетов ПДВ просто не принимается во внимание.

В совокупных объемах выбросов загрязняющих веществ в атмосферы объединяются не только выбросы от стационарных, но и от передвижных источников - т.е. автотранспорта.

Почему выбрали эти 12 городов?

По данным из Госдоклада о состоянии и об охране окружающей среды в РФ за 2018 год (ежегодно выпускаются Минприроды РФ), высокий и очень высокий уровни загрязнения воздуха фиксируется в 46 муниципалитетах России. Или – в пятой части из тех городов, где организован регулярный мониторинг загрязнения воздуха (всего их в стране – 221). Там проживает 13,4 млн человек, это 12% городского населения РФ. «Кислород.ЛАЙФ» так и не стало понятно, почему федеральным проектом решено было охватить лишь 12 обозначенных городов, а не взять, например, муниципалитеты из Приоритетного списка Росгидромета. Или других экологических антирейтингов. Читать далее.


В итоге, что очевидно, реальный совокупный объем выбросов в том или ином городе может оказаться существенно выше того, что прописан в нынешних комплексных планах в качестве базовой точки отсчета. А это значит, что и усилия по сокращению эмиссии могут дать не те эффекты, на которые рассчитывают разработчики экологических программ.

Проще всего только там, где реально доминируют выбросы от стационарных источников – в том же Норильске приоритетной проблемой является диоксид серы. Когда эту проблему ликвидируют, можно будет всерьез заняться и другими эмитентами, влияние которых сегодня практически незаметно. Но в больших городах картина явно выглядит сложнее. Мне удалось найти только два города, где в совокупном объеме выбросов были на старте учтены другие локальные источники: в Челябинске было добавлено влияние эндогенных пожаров на Коркинском угольном разрезе (62,9 тыс. тонн) и свалки в Металлургическом районе (6 тыс. тонн ежегодно), а в Магнитогорске – свалки в Левобережье (57,8 тыс. тонн).

Но в общем и целом, снижение суммарной эмиссии в большинстве городов планируется добиваться как за счет экологических проектов промышленных предприятий, электростанций и других крупных загрязнителей воздуха, чьи источники выбросов потому и являются стационарными, что учтены и уже работают под колпаком Росприроднадзора в пределах установленных ПДВ. Так и за счет мероприятий, направленных на сокращение выбросов от автотранспорта. А здесь уже (вспоминаем про методику расчетов) открывается реальный простор для творчества. 

В этой связи было бы интересно понять, насколько к 2024 году в городах из федерального проекта планируют сократить выбросы именно от стационарных источников. К сожалению, подобным планированием занимались не все разработчики комплексных планов. Но в тех городах, где такие цифры мне найти удалось, сокращение будет не таким уж и сильным – за исключением, опять же, упомянутого в начале статьи «Норникеля».

В Челябинске в совокупных выбросах учли влияние эндогенных пожаров на Коркинском угольном разрезе и свалки в Металлургическом районе.

Предел экологической модернизации

Например, в Череповце, по экспертным оценкам, выбросы металлургического комбината «Северстали» должны сократиться на 9%, или примерно на 30 тыс. тонн, и это с учетом запланированного роста производства (строительство двух блоков коксовой батареи с тромбованием угольной шихты и реконструкции доменной печи №5), и, как следствие, роста выбросов на 11,3 тыс. тонн. В среднем на ЧерМК сейчас приходится порядка 290 тыс. тонн выбросов в год. В целом по стационарным источникам в Череповце снижение составит 34,5 тыс. тонн, или 10,35%. Вклад комбинате в это сокращение очевиден. 

В Челябинске и Магнитогорске и стальная группа «Мечел», и ТЭЦ финской «Фортум», и Магнитогорский металлургический комбинат реализуют различные экологические проекты и до 2024 года планируют сделать еще очень много. В пресс-службе ММК в ответ на вопрос «Кислород.ЛАЙФ», например, перечислили следующие мероприятия, направленные на снижение выбросов: запуск новой агломерационной фабрики №5 (в июле прошлого года), позволивший сократить выбросы пыли, диоксида серы и бенз(а)пирена, строительство систем аспирации литейных дворов трех доменных печей, реконструкция сероулавливающих установок аглоцеха и модернизация действующего коксохимического производства.

Не менее солидный список включил в комплексный план по Челябинску и «Мечел». Однако снижение выбросов от стационарных источников в столице Южного Урала составит всего 8,3 тыс. тонн, а в Магнитогорске – 19,9 тыс. тонн. Впрочем, эти действительно скромные цифры были прописаны в первом варианте комплексного плана – в том же варианте, что сейчас отправлен на согласование в Москву, цели проставлены уже более амбициозные. Но конкретики по стационарным выбросам в минэкологии региона мне не дали – в ответе было сказано лишь, что в 2024 году этот показатель будет расчитан в соответствии с данными формы 2-ТП. 

Все это говорит о том, что, за редким исключением, предел экологической модернизации крупных предприятий в промышленных центрах страны уже практически достигнут. К тому же нельзя забывать о том, что большинство индустриальных холдингов начали инвестировать в те или иные эко-проекты задолго до появления «Чистого воздуха». И будут продолжать этим заниматься и после 2024 года. И все же, как в свое время эксперт-аналитик «Финама» Алексей Калачев, чтобы снизить уровень загрязнения атмосферного воздуха не менее чем на 20% в одном только Нижнем Тагиле, необходимо, чтобы заводы в этом городе снизили долю неочищенных выбросов с 20,1% до 16,1%. При этом доля уловленных и обезвреженных выбросов должна вырасти с 79,9% до 83,9%. «Доля очистки промышленных атмосферных выбросов в Нижнем Тагиле за предыдущие четыре года выросла всего на 1,7% (с 78,6% до 79,9%). Это не такая простая задача, как может показаться, так как после достижения очистки большей части выбросов дальнейшее продвижение становится все труднее, каждый новый процент обходится все дороже, а иногда требует радикальной модернизации или даже полной замены систем очистки», - говорил Калачев. И это актуально для большинства промышленных центров страны.

https://www.mr-info.ru/wp-content/uploads/2018/01/mmk_10.jpg
Снижение выбросов от стационарных источников в Челябинске к 2024 году составит всего 8,3 тыс. тонн, а в Магнитогорске – 19,9 тыс. тонн.
Снимок экрана 2020-03-13 в 19.37.04.png

Больший потенциал снижение выбросов – в тепловой энергетике. Так, нет сомнений в солидном сокращении эмиссии угольных ТЭЦ в Красноярске, прежде всего, от ТЭЦ-1, расположенной в центре города. За два минувших года с начала проекта СГК уже построила там новую дымовую трубу высотой 275 метров (вместо снесенной первой, высотой 105 метров), и до 2024 года, за счет сноса еще двух относительно низких труб, установит на освободившимся месте новые эффективные электрофильтры. По итогам 2018 года выбросы трех ТЭЦ СГК в Красноярске составили 39,4 тыс. тонн, к 2024 году за счет проекта на ТЭЦ-1 эмиссия только этой станции снизится на 25%, а концентрация веществ, попадающих из труб станции в городской воздух, по оценкам экспертов, упадет в три-четыре раза.

Параллельно СГК вместе с городскими властями занимается замещением угольных котельных (в списке – 35 «грязных» теплоисточников, семь из них уже закрыты). Для сокращения выбросов от печного отопления в частном секторе (также на угле) СГК планирует строить новые теплотрассы, расширяя зоны централизованного теплоснабжения (кроме прочего, это позволит и эффективнее загружать ТЭЦ). У СУЭК, которой принадлежит СГК, есть и проект обеспечения частников бездымными брикетами.

Цена этих усилий довольно высока. К примеру, общий объем финансирования реализации комплексного плана в Красноярске составит 68,69 млрд рублей. Из них затраты на модернизацию промышленных предприятий составят 1,7 млрд рублей, а на снижение выбросов от предприятий теплоэнергетики и частного сектора – 46,5 млрд рублей. Еще 20 млрд заложено на мероприятия по снижению выбросов от транспорта (планируется построить железнодорожное кольцо вокруг Красноярска, обновить автобусный парк, и даже подступиться к давней мечте – строительству метрополитена). Все это позволит снизить объем выбросов загрязняющих веществ в Красноярске на 22,33%, или на 42,58 тыс. тонн. Опять же – от той совокупной цифры, что была рассчитана по нынешней методике. 

В Чите выбросы к 2024 году планируется сократить на 8,75 тыс. тонн, из которых 7,29 тыс. тонн дадут мероприятия на угольных ТЭЦ ТГК-14. Эти станции давно нуждаются в серьезной модернизации, причем не только экологической (там котлы пора просто ремонтировать), но пока непонятно, за счет каких источников не самая богатая энергокомпания сможет реализовать все эти проекты (к тому же РЖД давно и безуспешно пытается продать свой пакет). Воздух в Чите загрязняют также многочисленные мини-котельные, отапливающие отдельные дома, магазины, офисы. При этом промышленных предприятий в городе практически не осталось, отмечал ранее директор института природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН Николай Сигачев

Интересно, что выбросы от автотранспорта, несмотря на целый букет различных капиталоемких мероприятий (от строительства новых дорог и развязок, модернизации трамвайных путей, интенсивных пылеподавляющих мероприятий и т.п.), во всех городах снизятся лишь незначительно. То есть достигнутый уровень автомобилизации и состояние транспортной инфраструктуры не позволяет рассчитывать на большие прорывы в этом сегменте (но позволяют расчитывать на большие объемы освоения бюджетных денег на дорожных стройках). Стабилизировать бы нынешнюю ситуацию – и на том спасибо.

В том же Челябинске и Магнитогорске цели комплексного плана планировалось достигнуть, прежде всего, за счет ликвидации учтенных на старте «объектов прошлого ущерба» (сразу минус 68,9 тыс. тонн и 57,8 тыс. тонн соответственно). По актуализированному плану совокупные выбросы в Челябинске планируется снизить аж на 39,461%, до 195948 тонн (или более чем на 127 тыс. тонн!). Но за счет чего - в минэкологии региона не рассказали, сославшись на то, что обновленный план еще не утвержден на федеральном уровне. При этом в Магнитогорске новый план почему-то стал скромнее – минус примерно 52 тыс. тонн, или чуть более 20%. 

Из этого правила мне удалось найти лишь два исключения, в полярных в плане выбросов городах. Это Медногорск, но его трансформация, фактически, завершилась еще до начала федерального проекта – с 2006 по 2018 годы выбросы от стационарных источников в городе сократились в 50 раз (!), с более 90 тыс. до 2,3 тыс. тонн, соответственно. И сегодня на Медно-серный комбинат «УГМК-Холдинга» приходится примерно 0,5% от стационарных выбросов всей Оренбургской области! А также – Норильск, где доминируют выбросы «Норникеля», и, прежде всего, диоксида серы. Кратное сокращение этой эмиссии за счет мероприятий «Серного проекта» приведет к историческому сдвигу в экологии этого моногорода.

Нет сомнений в солидном сокращении эмиссии угольных ТЭЦ в Красноярске, прежде всего, от ТЭЦ-1, где СГК уже построила новую 275-метровую дымовую трубу.

Усилить мониторинг

Без учета Норильска совокупный объем выбросов 11 городов – участников ФП «Чистый воздух» - по итогам 2017 года превысил 2,4 млн тонн. К 2024 году его удастся сократить до 1,9 млн тонн. Много это или мало? По итогам 2018 года общий объем годовых выбросов в воздух в РФ составил 32,3 млн тонн, из них 17 млн тонн – от стационарных источников. В целом тренд на сокращение этих выбросов, наметившийся с 2010 года, за счет ФП «Чистый воздух» будет подкреплен и усилен. В то же время с 2010 года в России растет эмиссия передвижных источников – более чем на 15%, до 15,1 млн тонн. А с 2012 года вообще произошло перераспределение: объем выбросов от стационарных источников сократился на 13,1%, а от передвижных источников вырос на 18,9%. А вот в этом сегменте, как уже было сказано, особых сокращение в городах «Чистого воздуха» не планируется. 

Впрочем, в промышленных центрах в приоритете – выбросы от стационарных труб. ФП «Чистый воздух» – один из немногих в составе нацпроекта «Экология», практически целиком реализуемый за счет внебюджетных источников. И поэтому, по мнению «Кислород.ЛАЙФ», его однозначно ждет успех: крупные промышленные холдинги, загрязняющие экологию в указанных городах, экологическими проектами занялись не вчера, и закончат их точно не завтра. К примеру, инвестиции одного «Норникеля» в «Серный проект» в Норильске превысят 123 млрд рублей. «Мы планируем завершить строительно-монтажные и пусконаладочные работы на НМЗ до конца 2022 года. Итогом станет масштабируемый производственный комплекс, который будет основой для последующих этапов «Серного проекта», которые планируется осуществить на всех металлургических предприятиях в НПР», - уже пообещал Сергей Дубовицкий, вице-президент-руководитель блока стратегии и управления стратегическими проектами «Норникеля». 

Снижение выбросов, вся эта занимательная математика – дело, конечно, интересное. Но, на мой взгляд, более важен и другой эффект от реализации ФП «Чистый воздух». Его достижение целиком и полностью – на плечах государства. Речь – про модернизацию систем мониторинга загрязнения атмосферного воздуха. На федеральном уровне этим исторически занимается Росгидромет, под контролем которого работает 667 государственных станций наблюдения (ГСН) за уровнями и динамикой выбросов в 246 городах России (регулярные наблюдения, как было указано выше, проходят в 211 городах, на 611 станциях). Эта система давно устарела и не отвечает современным стандартам – так, ГСН, как правило, не функционируют в автоматическом режиме, что, естественно, серьезно влияет на качество мониторинга. 

Но главное, даже по официальным данным, государственной сетью покрыто всего 20% городов страны. 100%-ный охват – только в мегаполисах с населением более 1 млн человек, на 72% - в городах с населением от 100 тыс. человек и выше, и всего 10,5% - во всех остальных муниципалитеты. В некоторых городах, например, в Норильске, постов у Росгидромета нет вообще (только маршрутные). 

Более приближен к интересам «простого человека» социально-гигиенический мониторинг, которым занимаются передвижные лаборатории Роспотребнадзора. В том числе – по обращениям самих граждан. В последнее 10-15 лет во многих регионах стали строить и собственные системы наблюдений. И все же практически нигде и никто так и не добился того, чтобы объективная информация о качестве атмосферного воздуха стала доступной, открытой и максимально полной. И вот в рамках ФП «Чистый воздух» эти проблемы планируется исправить. Или хотя бы начать их исправлять.

Простой анализ госконтрактов, которые собраны на сайте «Госрасходы», красноречиво показывает – основными распорядителями бюджетных средств (около 50%) в рамках федерального проекта пока что является Роспотребнадзор, который направляет их в свои организации (например, в Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения и ФНЦ Гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана, а также региональные Центры гигиены и эпидемиологии), окружные ЦЛАТИ (подконтрольны Росприроднадзору) и Росгидромет. Все они так или иначе закупают новое оборудование, чтобы эффективнее контролировать эмитентов и вообще лучше понимать, что происходит в воздухе того или иного города в конкретный момент времени. 

На 12 городах – участниках проекта «Чистый воздух» – Росприроднадзор планирует протестировать и новую систему квотирования выбросов (тему давно и активно продвигает Челябинская область). Планируется также разработать и утвердить обновленные тома ПДВ, которые будут учитывать все многообразие источников. Уровень загрязнения атмосферы исторически определяется Росгидрометом в соответствии с РД 52.04.667-2005. По мнению специалистов, с которыми солидарна и Светлана Радионова, «все расчеты по загрязнению воздуха производятся по устаревшим нормам, мы живем по документу 1999 года, он нуждается в обновлении, в этом документе отражены общие показатели объемов выбросов». Новая система «должна учитывать всю совокупность вредных веществ в конкретном городе, потому что просто снизить CO2 — это, конечно, хорошо, но есть вещества, которые более опасны». «А потом сможем применять этот опыт и в других городах — мы же не можем сказать, что мы это сделаем только для 12 городов, а в остальных — живите как хотите», - обещала глава Росприроднадзора.

Глава Росприроднадзора Светлана Радионова считает, что «все расчеты по загрязнению воздуха производятся по устаревшим нормам, мы живем по документу 1999 года, он нуждается в обновлении».
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект