21 октября 2020

«Уголь к нам ближе, его больше, он гораздо дешевле»

«Декарбонизация ТЭЦ Красноярска с учетом формирования новой газотранспортной системы будет стоить 150-200 миллиардов рублей, в том числе свыше 20 миллиардов уйдет на перевод теплоцентралей на газ. Модернизация угольных ТЭЦ обойдется в 10-15 раз дешевле»

Поделиться в социальных сетях

Это интервью подготовлено для спецдоклада «Как сделать теплоснабжение Красноярска более экологичным?».

- Виктор Владиславович, является ли, на Ваш взгляд, угольная генерация в Красноярске реальной экологической проблемой? Или ущерб от нее сильно мифологизирован?

- Как любой другой вид экономической деятельности, угольная генерация действительно представляет проблему с точки зрения экологических балансов территорий. Основная задача здесь – любой источник энергии, а они у нас созданы в основном в советский период, должен соответствовать строгим экологическим нормам и требованиям времени. Не буду сравнивать наносимый вред, но энергомощности, создаваемые на базе возобновляемых источников, также несут опасность. ГЭС вызывают затопление огромных территорий, меняют климат, животный мир, СЭС или ВЭС ведут к разрушению биологического разнообразия, эррозии окружающего ланшафта.

Еще в начале 2019 года на уровне правительства РФ был одобрен Комплексный план улучшения экологической обстановки в Красноярске. Некоторая его часть посвящена энергетической отрасли. И здесь стоит в первую очередь задача модернизации действующих мощностей. Этот план реализуется, например, в части замены устаревшего контрольного и очистного оборудования.

Нам очень часто рассказывают об опыте европейских стран по декарбонизации энергетики. Но есть существенная разница – на западе угольная генерация всегда была ориентирована на выработку только электроэнергии, в то время как здесь, в Сибири, это, прежде всего, производство тепла и теплотранспорт. Эта система сложилась с середины прошлого века, в том числе и с точки зрения банальной экономики – уголь ближе, его больше, он гораздо дешевле. И уже тогда говорилось о вреде карбоновых источников. Наш красноярский, и отчасти новосибирский писатель Георгий Кублицкий в своих книгах в начале 1970-х годов сообщал о том ущербе, что наносит городу крупная промышленность. Шли дискуссии о будущем энергетики, но умирающий в 1980-е годы Советский Союз на газификацию региона не пошел. Дальнейшая экономическая ситуация оставила статус-кво. Фактически, переосмысление будущего энергокомплекса Красноярска началось только в нулевые, что привело к достройке Красноярской ТЭЦ-3 и запуску программы модернизации станций.

- Электрокотельные вместо угольных ТЭЦ – возможна ли для Красноярска такая альтернатива?

- Такие объекты генерации являлись безусловным плюсом для малых городов в советский период. В условиях рынка электроэнергии они несут бюджетам муниципалитетов и региона в целом огромные убытки. Красноярская ГЭС традиционно ориентирована на снабжение недорогой электроэнергией промышленности, отчего задействовать ее в других сферах на сегодня – невозможно. В том числе и технологически. Нужно будет менять схемы выдачи мощности и так далее. Электрокотельные в нынешних условиях для Сибири – это невыгодный экономически, тупиковый путь. Возможно, когда мы научимся эффективно извлекать электроэнергию из земли в нужных объемах – они снова станут перспективным направлением.

- А газификация красноярских ТЭЦ – реальное будущее?

-  С технической точки зрения возможно все. Однако надо смотреть как с точки зрения экологии (в первую очередь), так и экономики. Газовые теплоцентрали далеко не так безобидны, как многим кажется. При сжигании газа в атмосферу попадает окись серы, выбрасываются и оксиды азота. Кроме того, газ в условиях многих регионов Сибири будет на первом этапе в разы дороже угля, так как, скажем, для Красноярска своих источников газа попросту нет. Все это ляжет тяжелым бременем на бюджет региона и граждан. Не буду углубляться в технические детали, но модернизация угольных теплоцентралей с использованием современных технологий позволяет приблизить их КПД и экологичность к газовым энергоблокам. Что касается цены вопроса, то в целом декарбонизация ТЭЦ города с учетом необходимости формирования новой газотранспортной системы обойдется в 150-200 миллиардов рублей, в том числе свыше 20 миллиардов – на перевод теплоцентралей на газ. Модернизация угольных ТЭЦ будет стоить в 10-15 раз дешевле.

Одна из проблем, которая сдерживает газификацию региона: объемы потребления промышленностью, которую можно перевести на газ в Красноярске, составят всего несколько миллиардов кубометров, возможно, 6-8 миллиардов. Этого явно мало с точки зрения экономической эффективности прокладки газопроводов. На юге Красноярского края есть город Минусинск, который периодически лидирует в различных рейтингах загрязнения атмосферы. Особенно там плохо в зимний период, а важный источник загрязнения – дым от печного отопления. Местные активисты также направляют разного рода послания в различные органы с просьбой перевести город на газ. И даже сырье там есть – расположенное рядом Быстрянское полупромышленное месторождение, открытое 70 лет назад. Но попытки передать его недропользователям успехом не увенчались. Дело в том, что газ надо не только добыть, но и транспортировать – сначала до города, а потом и внутри – передать потребителям, среди которых, к слову, не будет крупных промышленников – больших заводов в Минусинске просто нет. Это миллиарды вложений с крайне низкой отдачей. Понятно, что никакой бизнес за это не возьмется. Да и сами люди, получив первые платежки за газ, будут неприятно удивлены. У нас была надежда на Михайловскую площадь в Хакасии, но она не оправдалась.

Как вы знаете, на недавней встрече президента РФ и главы «Газпрома» вновь был поднят вопрос об актуализации Восточной газовой программы, о газификации СФО. То есть политически такая задача с повестки не снята, решается вопрос о ее реализации с точки зрения экономики. На заседании Госдумы РФ в июле была обозначена позиция Министерства энергетики РФ – найти решение, исходя из интересов всех сторон – газовиков, угольщиков и, конечно, потребителей. Сейчас идет поиск формулы, которая позволит ввести в оборот запертые запасы газа в Сибири, а это 4 триллиона кубометров. Можно предположить, что будет учитываться не только «Сила Сибири – 2», но и возможность прокладки труб от других месторождений. Что касается стоимости, то повторюсь, такой проект будет стоить не дешевле 150-200 миллиардов рублей. 

- А возможна ли газификация Красноярска за счет СПГ или СУГ (подобный сценарий сейчас обсуждают в Мурманской области)?

- Красноярск был частично газифицирован с использованием сжиженного газа еще в 1960-1970-х годах. Я говорю о поставках бытового газа в квартиры. Такие системы легко встретить в старых домах в центре города. На экологическую ситуацию такая газификация, естественно, не оказала никакого влияния. Что касается СПГ или СУГ, то опять же важен вопрос транспорта и инфраструктуры. Газовозами с севера по Енисею? Или в цистернах по Транссибу? Или строить завод СПГ где-нибудь на Ванкоре и транспортировать опять же рекой? Вопросов и тут очень много, а ответов пока на них нет. Схема с СПГ будет стоить еще дороже трубы, сроки будут не меньшими – ведь те же газовозы надо еще спроектировать и построить, а это цикл не для одной «пятилетки». 

- Выходит, остается модернизировать действующие угольные ТЭЦ. Какие направления кажутся вам первоочередными?

- Очевидно, должен быть комплексный подход, в соответствии с национальными и региональными программами улучшения экологической ситуации. Это модернизация существующих энерго- и теплоисточников, которая не повлечет существенного увеличения тарифов, с постепенной реализацией зафиксированных в Энергетической стратегии РФ до 2035 года целей, и постепенным началом процессов газификации промышленного сектора. Важно также заняться переводом золошлаковых отходов в золошлаковые материалы (ЗШМ), реализацией проектов по их использованию, например, при рекультивации разрезов, карьеров и оврагов или в качестве изолирующего материала на полигоны ТКО.

http://vtruda.ru/
Виктор Зубарев, к.т.н., депутат Государственной думы РФ, в 2014-2016 годы – зампред правительства Красноярского края – министр экономического развития и инвестиционной политики
Если вам понравилась статья, поддержите проект