19 января 2021

Он обеспечил второе рождение Норильска

В 1960-е годы были заложены основы будущего расцвета Норильского комбината и всего промышленного района. Во главе этих созидательных процессов стоял Владимир Долгих. Норильский краевед Станислав Стрючков напоминает, чем норильчане обязаны металлургу, ставшему членом политбюро ЦК КПСС.
Поделиться в социальных сетях

Норильский промышленный район (НПР), как известно, был в одном из самых труднодоступных мест на всей планете, с которым до сих пор не существует сухопутных транспортных связей. Социально-производственный остров – Норильский горно-металлургический комбинат (НГМК), и город при нем, - были построены в жутком и непригодном для этих целей климате: сочетание низких температур и ветров практически исключали не только массовое заселение, но даже физическое круглогодичное присутствие здесь людей, а тем более – промышленное производство полного цикла. Кроме лютой стужи, транспортной недоступности, полярной ночи зимой и свирепого гнуса летом, при строительстве объектов в НПР человечество впервые в истории столкнулось и с проблемой вечной мерзлоты. Никто и никогда до 1930-1950-х на таких грунтах не строил ни заводов, ни жилья. И все-таки огромный комбинат, состоящий из нескольких заводов и фабрик, а при нем – самый большой в мировом Заполярье «город комфортного проживания», каким рекомендовал когда-то его сделать сам Сталин, вырос именно в этих условиях и на этой земле. 

Люди, создавшие Большой Норильск, совершили, без преувеличения, гражданский и трудовой подвиг. Процесс освоения природных богатств Таймыра пришелся на советский период истории нашей страны, на который выпали и жуткие лагерные времена, и годы ударных комсомольских строек, и эра всеобщего процветания, и перестроечные катаклизмы… За несколько пятилеток СССР была заложена основа Норильского ГМК, создана вся необходимая инфраструктура, организовано гигантское производство цветных металлов в Заполярье, которое успешно работает по сей день уже в рамках Группы «Норникель», под частным собственником, по рыночным законам и в другой, новой России. У руля созидательных процессов в НПР в разное время стояли лучшие профильные специалисты нашей страны, талантливые организаторы – директора Норильского комбината. С учетом руководителей еще «гулаговского» периода всего до крушения СССР их было десять (хотя некоторые историки с этим поспорят), и среди них особое, если не сказать – самое важное в истории Норильска место занимает Владимир Иванович Долгих, скончавшийся 8 октября 2020 года в возрасте 95 лет! 

В истории промышленного Норильска советского периода каждый из руководителей комбината (а по факту, всего НПР) выполнял невероятно сложные задачи. Например, Владимир Матвеев, первый начальник Норильскстроя (с 25 июня 1935 по 13 апреля 1938 годы), заложил основы. Сменивший его легендарный Авраамий Завенягин, именем которого в 1957 году был назван НГМК, сумел не только упорядочить производство, дать стране первый металл, но и убедил высшее руководство построить в Норильске металлургическое предприятие полного цикла. Александр Панюков удержал комбинат в годы войны (29 апреля 1942 года здесь был выдан первый никель), а Алексей Логинов – организовал переход производства с подневольного труда заключенных на гражданские рельсы. Особняком стоят имена Бориса Колесникова (1973-1988 годы) и Анатолия Филатова (1988-1996 годы) – руководителей «золотой эпохи» и времен радикальных перемен, но личность Владимира Долгих, без сомнения, всегда была и навсегда останется основополагающей в истории Большого Норильска.

На его долю выпали годы экономического упадка, когда НГМК оказался на грани закрытия. В качества главного инженера Владимир Иванович тогда, вместе с лучшими геологами страны, искал новую сырьевую базу – и нашел ее на Талнахе. Он же потом несколько лет доказывал в высоких московских кабинетах, что богатые руды Талнахских гор – это не сон, не выдумка и не ошибка в отчетах, а самая что ни на есть реальность, какой бы фантастической она тогда не выглядела. И для того, чтобы освоить эти богатства максимально эффективно, нужно затрать огромные силы и ресурсы. Долгих, уже в качестве директора комбината, начал освоение Талнахского и Октябрьского месторождениий, удивляя мир скоростью строительства мощнейших рудников. Тогда, в 1960-е годы, стоило больших трудов и невероятного организаторского таланта найти самые верные пути решения миллионов больших и мелких проблем, чтобы всего за одну пятилетку выдать первую руду нового месторождения.

Владимир Долгих (1924 - 2020 годы) - директор Норильского ГМК в 1962-1969 годах - обеспечил второе рождение Норильска.
«

Владимир Иванович Долгих является настоящей легендой: ветеран Великой Отечественной войны, дважды Герой Социалистического Труда, изобретатель, общественный деятель и человек, во многом определивший будущее Норильского комбината. Всю свою жизнь он выступал в роли локомотива преобразований, опережая время и увлекая за собой других. Это был человек колоссальной энергии, не способный оставаться равнодушным. Именно благодаря Владимиру Ивановичу произошло второе рождение Норильска и Норильского комбината. С 1962 по 1969 годы, когда Долгих занимал должность руководителя комбината, — всего за семь лет! — предприятие вышло на совершенно новый уровень. Было принято решение о развитии комбината на базе Талнахского месторождения, что обеспечило резкий рывок вперед в области освоения богатств Крайнего Севера и позволило увеличить выплавку столь нужных стране металлов. По инициативе Долгих в Норильске начал развиваться промышленный комплекс, включающий в себя гидроэнергетику, газодобычу, транспортные узлы и строительную индустрию. Так в окрестностях Норильска появились Талнах, Снежногорск, Мессояха, Солёное и Тухард, составляющие с комбинатом единую систему. Тогда же был сдан в эксплуатацию аэропорт Алыкель. Потом он руководил Красноярским краем, работал в ЦК КПСС, Госдуме и Совете Федерации. И везде Владимир Иванович отдавал всего себя главному делу своей жизни — служению Родине. Имя Владимира Ивановича Долгих золотыми буквами внесено в историю страны, металлургии и Норильска

»
Владимир Потанин Президент, председатель правления ПАО «ГМК Норильский никель»

Боевое крещение

Без всякого сомнения, именно благодаря Владимиру Долгих Норильск стал флагманом цветной металлургии в мире, и является им до сих пор. А еще Долгих – это один из самых эффективных руководителей СССР, проживший долгую, интересную и насыщенную жизнь. Доктор технических наук, академик нескольких академий, профессор, почетный гражданин Норильска, Москвы и Красноярского края… Жизнь этого человека могла бы стать сюжетной основой для увлекательного фильма, или даже сериала. Но так уж сложилось, что большинство событий в судьбе Долгих по многим причинам никогда не были достоянием широкой общественности. Руководитель разных подразделений «закрытого» предприятия (ныне – «Красцветмета»), главный инженер, а затем директор НГМК (тоже во многом секретного и по сей день), партийный руководитель самого высокого уровня… Вся эта работа априори не подлежала огласке. В скупые официальные сообщения попадали только нейтральные данные, из которых полноценную биографию составить невозможно.

Энциклопедические справки дают нам далеко не полный, очень контурный портрет этого человека, сформированный, в основном, из должностей и наград. В послужном списке дважды Героя социалистического труда шесть (!) орденов Ленина, два ордена Великой отечественной войны I степени, орден «За заслуги перед Отечеством IV степени», орден Дружбы народов, медали Болгарии, Чехословакии, Монголии и Вьетнама. А еще несколько боевых, трудовых и юбилейных наград. И это далеко не полный перечень. 

Чтобы понять причины, а главное – результаты многих событий в жизни Владимира Ивановича, не говоря уже о подробностях и частных случаях, пришлось изучить массу литературы, поднять редкие доступные документы, собрать косвенные данные, но, главное, понять взаимосвязь локальных свершений с глобальными историческими вехами. Только так появилась возможность составить сколь-нибудь полную картину о деятельности человека, да и то только в определенные периоды.

В книге норильского журналиста Владислава Толстова про последнего «советского» директора НГМК Анатолия Филатова, которая вышла в 2018 году в серии «Жизнь замечательных людей», рассказано немного и о Владимире Долгих. Прежде всего, подчеркнуто, что именно он стал первым коренным сибиряком и первым (и единственным) из всех руководителей НГМК, имевшим непосредственный боевой и фронтовой опыт. Родился Долгих 5 декабря 1924 года в Енисейской губернии (ныне – Красноярский край), в небольшом железнодорожном поселке Иланском, на Транссибе, неподалеку от Канска. Отец – слесарь паровозного депо, мать – домохозяйка, глава большой многодетной семьи из восьми человек. Жили, а вернее – ютились, в двух комнатах барака. Владимир был младшим из детей, но семейные обязанности выполнял наравне со всеми – много сил отнимало подсобное хозяйство: скотина, птица, огород. Иначе было тогда не прожить. 

Однако ни бытовые трудности, ни работа по дому не считались в семье причиной для плохой учебы или дисциплины. Все дети с самого раннего возраста были самостоятельны и ответственны. Возможно, этому способствовала и общая атмосфера железнодорожного поселка, где не в чести были пьянство и азартные игры, зато с первых лет советской власти установились традиции пионерской, комсомольской и партийной организаций. «Такая система действовала и воспитывала. Молодежь находилась под мощным идеологическом прессом комсомола, партии. Внимание было постоянным. Работа с комсомольцами входила в ежедневные обязанности коммунистов, комсомольцы отвечали за пионеров. Таким образом немалую энергию молодежи направляли на созидательные дела, на поддержку системы власти», - вспоминал сам Долгих через много лет (цитата взата из книги Л.Г. Нуждина «Долгих Владимир Иванович. Человек-легенда», издание ИКАР, 2012 год, Москва, стр. 284). 

Детство закончилось с началом Великой Отечественной войны. Владимир Долгих, как секретарь комсомольской организации, уже в сентябре 1941 года собрал еще 17 старшеклассников, достигших 18-летнего возраста, и привел их в райком для отправки добровольцами на фронт. Через два дня всех командировали в Школу истребителей танков. Самому Владимиру тогда еще не исполнилось и 17 лет, он только перешел в 10 класс! Но на фронт его взяли. Долгих был замполитом 25 полка 6-й гвардейской дивизии Брянского фронта. Осенью 1942 года, в период наиболее тяжелых боев, Владимир Иванович вступил в партию – прямо на фронте, перед боем, за несколько недель до своего совершеннолетия. Такое было время – взрослели очень быстро… Воевал честно, от пуль не прятался, показывая личный пример отваги солдатам. «9 февраля 1943 года его, можно сказать, убили: во время встречного боя на станции Змиевка Орловской области по Долгих, который поднимал бойцов в атаку (к тому времени он был заместителем командира роты), немцы открыли шквальный огонь. После боя его сочли мертвым и уже собирались хоронить, но он застонал. После долгого лечения Долгих сказали: ваша военная карьера окончена, предлагаем пойти учиться», - цитируем упомянутую выше книгу Толстова (стр. 173). 

Комиссованный по ранению, еще слабый физически, Долгих решил продолжить образование, и, не теряя времени, поступил в Иркутский горно-металлургический институт (эвакуированный Ленинградский горный институт). Конечно, справки об окончании 9-и классов для поступления было мало, но коммунист и фронтовик никогда не стал бы легендой нашей страны, если бы не те самые черты характера, что в полной мере проявилась еще на фронте, а теперь стали главными в достижении цели – упорство и настойчивость. В сочетании с природным интеллектом и волей эти качества дали о себе знать, и к осени 1944 года Владимир стал студентом. Для этого почти год пришлось самоотверженно заниматься на подготовительных курсах, и в частном порядке по некоторым предметам. Конспекты за десятый класс он писал, лежа на койке в госпитале. Дополнительные занятия продолжал и в институте, где не только напряженно учился с 1944 по 1948 год, но и встретил свою жену Валентину. Расписались в год Победы, а в 1946-м у пары родилась дочь – Елена. Институт Долгих окончил с отличием.

9 февраля 1943 года Долгих, можно сказать, убили: после встречного боя на станции Змиевка Орловской области его сочли мертвым и уже собирались хоронить, но он застонал.

Впервые в Норильске

Были у Владимира Ивановича особенные черты характера, которые не позволяли ему искать легких путей и непыльной работы. Например, первую свою практику он проходил в Казахстане, на Лениногорском свинцовом заводе, где работал на самых тяжелых участках: подавал шихту, очищал шлак, иногда рискуя здоровьем. От работы не прятался… Может быть поэтому на вторую производственную практику он попал на Красноярский (аффинажный) завод цветных металлов, о котором в то время почти никто и не слышал – это было закрытое, секретное предприятия в системе МВД СССР. Оно привлекало ореолом неизвестности и романтикой драгоценных сплавов. Еще бы! Завод перерабатывал шламы электролизного производства, содержащие платину, палладий, родий, иридий, рутений, осмий, золото, серебро, селен, теллур и многие другие металлы. Впоследствии аффинаж цветных металлов стал темой дипломной работы Долгих, после защиты которой его с женой как молодых специалистов распределили для работы на этом предприятии. 

За время работы в п/я 121 (это еще одно название секретного Красноярского завода) Владимиру Ивановичу удалось внедрить новую технологическую схему получения родия методом так называемого «высаливания», за что он в числе еще нескольких крупных специалистов был номинирован на Сталинскую премию – самую престижную тогда государственную награду СССР. Однако смерть вождя в 1953 году не дала Долгих возможности стать лауреатом, потому что премию тогда отменили, но это обстоятельство не повлияло на тягу к новаторству и экспериментам (впоследствии Владимир Иванович стал кандидатом, а затем и доктором наук). За время работы в Красноярске Долгих прошел путь от начальника смены до главного инженера, заняв эту должность в 1954 году, накануне своего 30-летия. Столь стремительные карьеры в тот период не были в диковинку. Страна остро нуждалась в молодых и талантливых специалистах во всех областях, а Долгих, кроме прекрасных технических знаний, обладал еще и недюжинным организаторским талантом. Именно поэтому он стал успешен не только на производстве, но и в партийной работе, и в общественной деятельности. 

Впервые Долгих посетил Норильск в ноябре 1957 года, в качестве главного инженера Красноярского завода и председателя общественной организации – Научно-технического общества цветной металлургии. Тот судьбоносный визит красноярской делегации для участия в конференции по платиновым металлам, мягко говоря, нигде не афишировался. Что же это было за событие? В 1957 году наша страна впервые продемонстрировала миру свой космический потенциал – на орбиту вышел первый в истории всей планеты искусственный спутник, и это был советский спутник! Впереди стояли запуски космических ракет с животными, а потом – и с человеком на борту. В этой программе немаловажная, а может быть, и основная роль принадлежала благородным металлам платиновой группы (МПГ). Мало кто знает, что они сочетают в себе самые разные свойства: термостойкость и пластичность, коррозионную устойчивость и свариваемость, отражательную и эмиссионную способность, тепло- и электропроводность, а также высокие магнитные характеристики. Одним из наиболее удивительных свойств МПГ является их способность ускорять (катализировать) различные химические процессы. В частности, сплавы рутения чрезвычайно устойчивы к высокой температуре, поэтому они используются в аэрокосмической технике в качестве конструкционных. Без этих металлов прогресс в космосе до сих пор невозможен! При этом они очень редки и дороги. Палладий, например, признан одним из наиболее редких на планете. 

А теперь еще раз предоставим слово самому Владимиру Ивановичу: «Мы решили совместно с норильчанами провести научно-техническую конференцию по платиновым металлам. Два наших предприятия – Норильский комбинат и Красноярский завод цветных металлов – производят 90% этих металлов – то есть фактически монополисты. <…> Мы знали, что американцы, англичане, придают этим платиноидам большое значение, предрекают им большое будущее и ведут серьезные исследования в этой области. Надо было осмыслить положение дел в этой области, определить пути движения вперед. Поэтому мы у себя, в Красноярске, подготовили серию докладов, договорились с норильчанами». Обратите внимание, что даже по прошествии многих десятков лет, Долгих крайне осторожно описывал эти события: «Определить пути движения вперед»… На самом деле на той конференции обсуждали программу объединения усилий двух ведущих предприятий в стране для обеспечения оборонной и космической отрасли СССР необходимыми редчайшими элементами. И обеспечили! 

И еще один нюанс стоить отметить в рукописи: «Мы у себя, в Красноярске» … Видно, что Владимир Иванович о Норильске тогда и не помышлял, а уж представить, что всего через год он поедет туда работать главным инженером НГМК, и вовсе не мог. Тем более что сам город ему не понравился: «Едва мы прилетели, поднялась пурга. Света белого не видно. Как, думаю, люди здесь работают? Город представлял собой несколько без особого плана застроенных микрорайонов: жил-город построенный и возводимый дальше в ленинградском стиле, заводской район – это историческая часть старого Норильска и, наконец, безымянные микрорайоны у железнодорожного вокзала, медного и других заводов. Норильск изобиловал скоплениями балков и маленьких домишек, которые во время пурги заносило по самую трубу. Людям после пурги приходилось откапывать друг друга».

Однако производственные мощности НГМК восхитили будущего директора: «Норильск ошеломил меня. Прежде всего своими масштабами: пять угольных шахт, четыре рудника, огромная обогатительная фабрика, четыре металлургических завода, внушительная база стройиндустрии, строительство. Входили в комбинат сложная система снабжения, автомобильный и железнодорожный транспорт <…> Промышленный мегаполис! <…> Тогда подобная концентрация индустрии впечатляла, поражала воображение».

https://www.ttelegraf.ru/
Впервые в Норильске Владимир Долгих побывал в 1957 году, в качестве главного инженера Красцветмета посетив научно-техническую конференцию по платиновым металлам.

Найти Талнах

С такими мыслями после конференции Владимир Иванович вернулся в Красноярск, еще не зная, что его выступление в Норильске заметили, а на самом высоком уровне закрутились решения о его дальнейшей судьбе. Дело в том, что директор НГМК той поры Владимир Васильевич Дроздов был ставленником Минцветмета СССР, а потому рассматривал свою работу в Норильске как временный десант. Говоря современным языком, он был кризис-менеджером и с этой задачей справлялся великолепно: Дроздова считают вершителем социальной революции в Норильске (кинотеатры, бассейн, стадион, телецентр, молокозавод, санаторий в Сочи и многое другое) и эффективным управленцем (в 1959 году НГМК перевыполнил план по основным показателям впервые после «лагерного периода»). Кстати, в 1961году Дроздову, первому из норильских директоров, присвоили звание Героя Социалистического труда. С начала своей работы в Норильске, с 1957 года, он искал себе преемника. На конференции он обратил внимание на Долгих и добился, чтобы того пригласили на работу в Норильск, в качестве главного инженера комбината. 

Несмотря на огромные сомнения и неуверенность (нормальные качества ответственных людей) в середине мая 1958 года Владимир Иванович взял на себя техническое руководство НГМК: «Стал знакомиться с предприятиями, с хозяйством, с руководителями всех рангов. Работал с 8 до 24 часов ежедневно. Голова шла кругом, но мне было 33 года, я был полон сил и желания работать». «В состав горно-металлургического комбината входили: горное управление, включавшее два горных карьера: «Угольный ручей» и «Медвежий ручей», разделенный потом на рудники Северный и Южный, два подземных рудника 3/6, переименованный затем в Таймырский, и 7/9, ставший впоследствии рудником Заполярным. Горное управление имело в своем составе крупное автомобильное и железнодорожное хозяйства, ремонтно-механический завод. В собственно основное металлургическое производство входили: обогатительная фабрика (БОФ), никелевый, медный и кобальтовый заводы, а также завод №26 для переработки шламов медно-никелевого производства и получения концентратов благородных металлов. Комбинат располагал мощной, по тому времени, топливно-энергетической базой – ТЭЦ мощностью 500 МВт, несколькими угольными шахтами, линиями передач электроэнергии, системой сложных для Севера водоводов. В общем, это было автономное, комплексное горно-металлургическое хозяйство с широкой производственной и социальной инфраструктурой, окруженное старыми поселками и строящимся новым городом, где жили работники комбината. На комбинате в 1958 году добывалось порядка 20 миллионов тонн руды, 3-4 миллиона тонн каменного угля, производилось 23 тысячи тонн никеля, около 47 тысяч тонн меди, 200 тонн кобальта, а также платиноиды, золото, серебро, а также другие элементы в концентратах. <…> Базой для строительства были: завод железобетонных изделий, цементный и кирпичный заводы, завод строительных деталей. В комбинат входили крупный механический завод, железная дорога Дудинка-Норильск, Дудинский морской порт и др.», - вспоминал позже сам Долгих. 

Это огромное и уже достаточно слаженное хозяйство Владимиру Ивановичу предстояло изучить в кратчайшее время, чтобы как можно быстрее заняться его развитием, найти новые формы работы и получения более значимого конечного результата. В этом движении вперед была острая необходимость. Дело в том, что сразу после перехода экономики от принципов подневольного труда заключенных к обычному, вольному формату, НПР оказался в парадоксальной ситуации. С одной стороны, комбинат вышел на плановые показатели, и даже перевыполнил план. С другой, затраты на производство оказались выше стоимости конечного продукта. Такое положение вещей было невозможно представить, пока норильский металл производился в системе ГУЛАГа. Но на смену заключенным в Заполярье прибыли десятки тысяч новобранцев – им надо было платить, причем гораздо больше, чем з/к, обеспечивать спецодеждой и техникой по совсем другим нормативам, предоставлять отпуска и другие социальные блага (детские сады и поликлиники, спортивные залы и дворцы культуры, а также кинотеатры, библиотеки и другие объектов соцкультбыта, строительство которых требовало и средств, и сил, и времени). В итоге в 1958 году динамично растущий город фактически сделал основное производство, градообразующее предприятие, бессмысленным, резко увеличив себестоимость готовой продукции. 

Для решения этих проблем в Норильск и командировали Дроздова. Он смог дать нужные для центрального руководства показатели, однако убытки при этом были все равно слишком большими. Комбинат подсел на дотации государства, и даже небольшая прибыль, полученная в 1959 году, не смогла исправить положение вещей. Норильск перестал быть экономически выгоден для страны, поэтому в самых высоких правительственных кругах зазвучали тогда разговоры о закрытии и реорганизации комбината и даже о переселении 130-тысячного к тому времени города. В такой ситуации Владимиру Долгих предстояло взять на себя функции не просто соратника директора и основного исполнителя программы развития, но, во многом, и ее автора – человека, способного генерировать идеи и реализовывать их. Надо было искать новые методы повышения эффективности производства, снижать себестоимость и делать комбинат рентабельным как можно скорее.

Одним из методов решения проблемы стал поиск новых месторождений. Одним из, но далеко не главным в то время! Во главу угла Совмин СССР ставил развитие существующих рудников и развитие технологий извлечения металлов. В новое сырье тогда не верил никто, в том числе и союзный министр геологии Сергей Горюнов. Тем не менее новую руду искали, и весьма активно. В этих поисках геологов всячески поддерживал и Владимир Долгих, который прекрасно понимал, что только новое сырье поможет и спасти комбинат, а в перспективе – добиться и более высокого уровня его развития. Так и случилось – в июле 1960 года геологи нашли коренной выход руды у подножия горы Отдельной, в районе западного Хараелаха, что в 25 км от единственного тогда месторождения Норильск-1, на правом берегу реки Норильской. Эта находка стала первой в череде удивительных геологических открытий все новых и новых рудных залежей Талнахского месторождения. Именно они вдохнули жизнь в угасающий производственный механизм. Да такую, что результаты работы комбината выросли в десятки раз!

https://dela.ru/
В 1958 году Владимир Долгих приехал в Норильск на должность главного инженера НГМК.

Второе рождение Норильска

Кроме количества найденных в правобережье реки Норильской новых руд, особое внимание привлекало их невероятное качество – богатое содержание металлов. Для сравнения: руды месторождения Норильск-1, основного сырья комбината до открытия Талнаха, поступали в переработку с содержанием 0,23% по никелю и 0,4% по меди. Это были вполне допустимые промышленные показатели. Обнаруженные талнахские руды содержали… не менее 4% никеля и порядка 11% меди. То есть в десятки раз больше! Сам Владимир Иванович вспоминал: «Вначале к этому сообщению отнеслись с недоверием. Более того – скептически. Сколько было подобных сообщений из Игарки, из района Дудинки, но все они оказывались локальными. Мы остерегались делать широкие заявления и задумывать далеко идущие планы, но понимали: если этот факт не носит локального характера, это будет событием в медно-никелевой промышленности Союза».

В начале 1960-х наступил поистине переломный период для всего НПР. Кто-то должен был рискнуть и принять решение о дальнейших действиях в отношении найденного месторождения, причем сделать это только лишь на основе немногочисленных данных и радужных предположений. Но ждать официального подтверждения запасов, достоверных подсчетов – это потратить годы, а может быть и десятилетия, которых не было ни у комбината, ни у всей страны. Владимир Иванович, как человек государственный, не мог этого себе позволить. Его стараниями было обеспечено так называемое «полевое проектирование», что дало возможность начать разработку месторождения и строительство рудников без утвержденных в Совмине запасов руды, лишь на основании предварительных подсчетов. Такого в плановой системе СССР не допускалось, это было против правил, но сэкономило многие годы. Вот что говорил сам Владимир Иванович: «Риск был велик. Не обошлось без всякого сорта обходных маневров и с нашей стороны. Это было понятно – потому что кому хочется в Госплане или Совмине рисковать, по существу, жизнями, ведь речь шла о сотнях миллионов рублей!». 

Один из «маневров» Долгих состоял в том, что в непростом процессе убеждения правительства он вышел на одного из зампредов Совмина СССР и подписал локальное разрешение на строительство в Талнахе опытно-эксплуатационной шахты. Это открыло финансирование и развязало руки! Окончательную визу на документе поставил сам Анастас Микоян, который, впрочем, понимал, что дает разрешение на создание полноценного рудника с миллионами тонн руды в год! Если бы результат не оправдался, скандал вышел бы за все рамки, а история цветной металлургии страны была бы совсем другой. Но расчеты Владимира Ивановича оказались более чем верны. «Мы строили под видом разведочного предприятия полноценный рудник для добычи полутора миллиона тонн богатых руд, что равнозначно добыче 30-40 миллионов тонн бедных, вкрапленных руд. Нужно было к этому готовить металлургическое производство, развивать всю инфраструктуру комплекса…», – писал он впоследствии. 

Не случайно именно с именем Владимира Долгих связано такое понятие в норильской истории, как «второе рождение комбината». Как писал Владислав Толстов, «считается, что Норильский комбинат заново родился после того, как директор комбината подписал приказ о создании производственного объединения «Рудшахстрой», то есть началось промышленное освоение Талнахского месторождения. Примечательно, что этот приказ был подписан 27 апреля 1962 года – именно в этот день 20 лет назад выпустили первую партию норильского никеля. Долгих взял на себя смелось высадить строителей на необжитой берег реки Норильской, где предстояло строить новые рудники, а заодно и новый город, Талнах, который позже назовут «рудной столицей России»».

«Он стал директором Норильского комбината в 1962 году и понимал, что комбинату предстоит совершить свой «гагаринский рывок» – освоить только что открытые месторождения медно-никелевых руд в районе Талнаха», - было много лет спустя сказано о Долгих в юбилейном выпуске журнала «Цветные металлы». Интересно, что поначалу многие руководящие органы рассматривали возможность переработки нового сырья не в Норильске, а на других металлургических заводах страны. Вместо того, чтобы строить новые мощности прямо на месте добычи, на уровне министров рассматривались варианты вывоза файнштейна на Кольский полуостров, или в Красноярск. Владимир Долгих всегда был в числе тех, кто твердо верил в целесообразность получения конечного продукта из Талнахских руд непосредственно в Норильске. Он знал, что точно такой же вопрос в отношении руды месторождения Норильск-1 решал в свое время Завенягин. И вот снова предстояло доказывать на всех уровнях, что переработку новой удивительно богатой руды лучше всего производить на месте. «В этом случае в десятки раз поднималась прибыльность работы всего комбината, его роль и значение в народном хозяйстве страны», - говорил Долгих. И он не ошибся! Уже в 1966-1970 годах норильский никель был на 1000 рублей за тонну дешевле металла Кольского полуострова…

В 1963 году Владимир Иванович добился встречи с Никитой Хрущевым, на которой изложил генсеку свои соображения в отношении будущего Норильска. В результате было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 апреля 1964 года «Об ускорении освоения Талнахского месторождения медно-никелевых руд и дальнейшем развитии Норильского горно-металлургического комбината имени А.П. Завенягина Красноярского совнархоза». Этот документ определил перспективы развития всей территории на многие годы. И открыл эпоху самого масштабного строительства на Крайнем Севере – эпоху развития рудной базы и создания второй очереди комбината. И это было не «лагерное» строительство, как было при создании предприятия, а новое по формату действо.

В том же 1964-м Талнах был объявлен Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Большой Норильск встречал армию лучших специалистов со всей страны. О великой стройке современности говорили все СМИ Советского Союза. Скорости поражали весь мир. Обратим внимание, что открыто месторождение было в июле 1960 года, а первая руда первого Талнахского рудника «Маяк» была получена 22 апреля 1965 года, ко дню рождения Ленина. Всего через пять лет после обнаружения! Кроме того, всего за два года был построен шестипролетный универсальный мост через реку Норильская, осуществляющий по сей день движение четырех видов транспорта и ставший центром автострады, связавшей новые месторождения правобережья с Норильском. Во главе всех этих преобразований и начинаний стоял директор Норильского горно-металлургического комбината Владимир Иванович Долгих.

Освоение Талнаха, в 1964 году ставшего Всесоюзной ударной стройкой, обеспечило второе рождение Норильского ГМК.

Комплексный подход

Важно, что стараниями Владимира Долгих уже в качестве директора НГМК в высших эшелонах власти были приняты основополагающие решения о развитии НПР. Кстати, и сам этот термин появился именно в то время. Долгих как никто другой понимал: освоение столь невероятного богатства, как Талнахское месторождение, а затем и еще более значимого – Октябрьского, будет невозможно без комплексного, даже многокомпонентного подхода в решении сразу всех проблем территории Большого Норильска. Это не только строительство, равных которому еще не было нигде, но и транспортная, энергетическая, социальная, производственная, бытовая и еще многие другие составляющие общего успеха. Взрывной рост производства обеспечивался не менее стремительным ростом населения, а значит – и острой потребностью во всех вышеперечисленных составляющих нормальной инфраструктуры растущего производственного организма. И решать назревающие оперативные и даже стратегические вопросы надо было быстро, иногда в авральном режиме. 

При этом планировать надо было так, чтобы предусмотреть заранее все, что потребуется в течение долгой зимы, до мелочей, а во время короткой летней навигации доставить в Норильск как можно больше. И снова обратимся к рукописи Владимира Ивановича: «Мы работали в жестком цейтноте <…> Поэтому (нужно было) срочно определить, дозаявить требуемые материалы и оборудование в Госплан, «выколотить» и завести в Норильск. НЕ успеем – ждать еще год». Может быть тогда, в те самые скоростные 1960-е, и родилась у директора мысль о продлении навигационного периода хотя бы на месяц (в дальнейшем, уже в конце 1970-х, при Борисе Колесникове, морская навигация стала круглогодичной). 

Комплексный подход к решению сразу всех возникающих проблем – это основная черта, стиль руководства и даже, если хотите, кредо Владимира Долгих. Поэтому наряду с развитием рудной базы и производственных мощностей он и оказался инициатором практически всех преобразований в Большом Норильске. Примечательно, что и это словосочетание (наряду с понятием НПР) тоже вошло в обиход именно в эпоху руководства Долгих. Проектирование и строительство «собственной» ГЭС на реке Хантайке и новых ТЭЦ в промрайоне, универсальный аэропорт Алыкель, невероятное по скорости строительство жилья в Норильске – вот далеко не полный перечень результатов работы Владимира Ивановича в качестве директора комбината. Не случайно именно в этот период, в 1965 году, он был первый раз удостоен звания Героя Социалистического Труда. В тот же год НГМК был вручен и орден Ленина. 

Показательна история освоения нового газового месторождения и строительства газопровода Мессояха – Норильск, что позволило к началу 1970-х осуществить хрестоматийный пример перевода на газ изолированного от ЕЭС энергорайона, до тех пор исторически базировавшегося на угле. Вопрос о переходе энергетики НПР на голубое топливо ставился еще в начале 1960-х и поднимал его в числе прочих и сам Долгих, причем даже во время встречи с Хрущевым. Принципиальное одобрение генсека было получено уже тогда, но соответствующие документы оформлялись еще несколько лет. Исполняя правительственные распоряжения, газовики поначалу рьяно взялись за проектирование газопровода от Гыданского полуострова, что в 700 км от Норильска. Но если построить газопровод такой протяженности, даже на Крайнем Севере, в советские годы еще было возможно, то его эксплуатация вызывала большие сомнения. В условиях экстремальных морозов действует непреложное правило – чем короче труба, тем она безопаснее, надежнее, проще в обслуживании и эффективнее в работе. Дальнейшая газовая история Норильска подтвердила правильность решений комиссии.

Тогда, в середине 1960-х, в Норильске решили искать новое месторождение газа, как можно ближе к комбинате. Второй такой удачи, как на Талнахе, ждать не приходилось… Но уже в 1966 году была открыта Мессояха – газовое месторождение на одноименной реке, приблизительно в 250 км от Норильска и 150 км от Дудинки. Очередной подарок природы оказался в три раза ближе гыданского газа. Геологи оценили запасы Мессояхи в 50 млрд кубометров газа, но было понятно, что в ходе дальнейших поисков потенциал удастся нарастить многократно. Связать газовое месторождение с НПР предстояло с помощью нескольких ниток газопровода. К тому времени в СССР еще не было опыта сооружения крупных газотранспортных систем в сложных условиях Крайнего Севера. Такой комплекс в мировом Заполярье создавался впервые – в условиях длительной полярной ночи, запредельных морозов, обильных снегов и сильных ветров. Возник вопрос – кто же будет это строить?

https://gazetazp.ru/
Благодаря Владимиру Долгих НПР к 1970-м перешел с угла на газовое топливо.

Впрочем, такой же вопрос во второй половине 1960-х вставал в отношении многих объектов в НПР. Своими силами комбинат не смог бы построить не только газопровод, но и ГЭС, и новые производственные мощности, особенно с применением самых современных технологий. Нужны были лучшие и самые эффективные подрядчики и субподрядчики. Нужна была помощь других министерств и ведомств, а значит – соответствующие правительственные и партийные решения. В тот период Владимир  Долгих и проявил все свои уникальные качества организатора, добившись приезда в Норильск правительственной комиссии во главе с председателем Совета министров СССР Алексеем Косыгиным. Переоценить этот судьбоносный визит невозможно, ибо все, что было сделано в Большом Норильске впоследствии, стало основой его благополучия по сей день. А в истории НПР приезд столь высокого гостя тогда происходил впервые!

Косыгин считался отцом экономических реформ в СССР, его визита с нетерпением дожидались на всех «великих стройках» страны – от БАМа до АвтоВАЗа. «Заманить» председателя советского правительства, уже совсем немолодого человека, в те годы в Норильск, несмотря на все достижения комбината, было непросто. Но Долгих это удалось. Возможно, это получилось благодаря его личной встрече с Косыгиным в Москве, в апреле 1966 года, где присутствовали, кроме Долгих, руководители отрасли – Петр Ломако и Владимир Дроздов (к тому времени ставший начальником Главникелькобальта). Косыгин, человек нетерпимый к дилетантам и пустословам мог лишить человека должности и карьеры одним лишь тихим замечанием на совещании: «Садитесь. Вы не знаете вопроса». Так было не раз, но рассказ Владимира Ивановича о Норильске премьер-министра страны впечатлил. Долгих не только досконально владел вопросом, разбираясь даже в бытовых мелочах, что особенно ценил Косыгин, но и предлагал уже готовые пути решения многих проблем и развития всей территории Большого Норильска в комплексе. Причем эти предложения уже были согласованы на других уровнях. Такой подход к организации процесса до сих пор встречается нечасто. Вот и решил председатель правительства ознакомиться с достижениями промрайона лично, а заодно и решить кучу накопившихся вопросов непосредственно на месте событий. 

Алексей Николаевич провел в Норильске три дня, с 7 по 9 января 1968 года. Но за это время была проделана гигантская работа. Премьер-министр прилетел не один, вместе с ним «жемчужину заполярья» посетили и «другие официальные лица» – его заместитель и председатель Госплана Николай Байбаков, главы нескольких министерств, все красноярское краевое руководство. Столь представительной делегации город не встречал больше никогда в истории. Каждый привез еще несколько профильных руководителей и специалистов разного уровня. Гости разделились и за несколько дней, по заранее предложенной Долгих программе, посетили все без исключения важные объекты Большого Норильска – и производственные, и социальные. Все члены этой большой делегации смогли за эти дни почувствовать свирепые прелести заполярной зимы лично, испытав и мороз, и ветер, и круглосуточную тьму полярной ночи. 

Одним из самых «горячих» был указанный выше вопрос о строительстве газопровода. Сам Косыгин заявил 9 января 1968 года на собранном в Норильске партхозактиве: «Важнейшая задача заключается в том, чтобы дать сюда газ. Это дало бы нам возможность <…> совершенно в другие условия поставить металлургию, увеличить ее производительность, создать лучшие условия в быту. Это будет второе рождение Норильска и это надо сделать, сделать в самый короткий срок».

В итоге строительство газопровода было поручено новому министерству – газовой промышленности, созданному двумя годами ранее. Отметим попутно, что скорость строительства магистрали Мессояха – Норильск стала очередным мировым рекордом: в марте 1968 министр Алексей Кортунов подписал приказ о создании в Дудинке управления «Заполярьегаз» (теперь «Норильскгазпром»), через месяц первые десанты газовиков уже забрасывались на ключевые точки трассы, а в декабре 1969 года газопровод был принят в эксплуатацию! Надо ли говорить, что курировал этот процесс лично Владимир Долгих, с легкой руки которого Норильск и перешел на газовое топливо практически молниеносно.

Визит главы советского правительства Алексея Косыгина в 1968 году в Норильск оказался судьбоносным.

Еще одним судьбоносным следствием визита Косыгина стало «техническое задание Минцветмета СССР на проектирование Второго никелевого завода Норильского комбината». Этот документ предусматривал переработку медного, никелевого и пирротинового концентратов с использованием сразу двух передовых процессов – гидрометаллургического и автогенного. Таким образом были заложены документальные основы для строительства будущего гиганта мировой цветной металлургии – легендарного Надеждинского завода. Этим занимался уже Борис Колесников, именем которого «Належду» потом и назвали. Но именно Долгих в очередной раз смог убедить высшее руководство страны в том, что расширение Медного и Никелевого заводов, обогатительной фабрики и прочих производственных единиц комбината – лишь полумеры, для полной отдачи от Талнаха надо строить новые заводы и фабрики, надо создавать второй Норильск.

В целом визит Косыгина и стал тем самым поворотным событием, после которого и началось масштабное строительство этого самого второго Норильска. Это посещение повлияло на развитие НПР системно, затронув все сферы деятельности территории. Кроме производства и энергетики, кардинально изменились транспорт, жилье, снабжение, социальная инфраструктура и многое другое. Кстати, массовое индустриальное строительство в городе началось также в начале 1960-х, в период руководства Долгих, и при нем же достигло рекордных результатов. Только за одну пятилетку в Норильске было построено более 100 панельных трехподъездных пятиэтажек, а в июле 1968 года был поставлен рекорд – за 12 дней смонтирован пятиэтажный крупнопанельный жилой дом №607. Более высокие темпы стройки были тогда только в Москве. А еще через год, когда Владимир Иванович расставался с Норильском, темпы жилищного строительства в городе были официально признаны самыми высокими в стране. Тогда же был изменен генплан Норильска – впервые в нем появились 9- и 12-этажные дома. Главное, что вечная проблема жилья в НПР была в итоге решена. Основным показателем этого явилась ликвидация самостройных поселков, много десятилетий служивших жильем для подавляющего большинства норильчан. 

В тот же период в Норильске появился целый ряд зданий социально-культурного назначения – кинотеатры, музыкальная школа с уникальным концертным залом, первый в Заполярье плавательный бассейн, Дворец культуры. Владимиру Ивановичу удалось убедить Красноярский совнархоз выделить на эти объекты необходимые средства. До этого Норильск, находящийся в ведении разных ведомств, довольствовался только финансированием производства и жилья, что привело к строительству «гибридных», совмещенных зданий, где были и квартиры, и социальные учреждения – библиотеки, управления и даже концертные залы. А еще при Долгих в Норильске появилась витрины в магазинах и газосветные рекламы на фасадах, был переименован и оштукатурен Ленинский проспект – главная магистраль города. Появились таксофоны, в том числе и в подъездах жилых домов, что зимой было очень важно для населения… 

Переоценить вклад Владимира Ивановича в развитие Большого Норильска попросту невозможно. Тот задел, который был им заложен более полувека назад, стал основой благополучия на долгие годы. Уходя на партийную работу в краевой комитет партии, он мог по праву гордится результатами: Норильск вступал в новую жизнь с невиданным потенциалом и обоснованными надеждами на самое светлое будущее. Кстати, именно с Долгих началась традиция приглашать руководителей НГМК, а впоследствии – и компании «Норникель», - на высокие правительственные посты. А сам Владимир Иванович из всех норильских руководителей в советское время достиг самых высоких постов в иерархии власти СССР.

За полвека жизни «после Норильска» Долгих никогда о нем не забывал, оказывал всяческое содействие и комбинату, и всему НПР. Это он помогал в принятии самых эффективных производственных, социальных и даже кадровых решений. Например, он курировал выдвижение Бориса Колесникова на пост главного инженера, а затем и директора НГМК. Он поверил в этого человека, так же, как когда-то поверили в него самого, и не ошибся. В итоге Большой Норильск в период 1970-1980-х иначе как «жемчужиной Заполярья» не называли ни в СССР, ни за рубежом. 

В 1969 году Владимир Иванович был избран первым секретарем Красноярского краевого комитета КПСС, а через три года, в 1972 году, занял пост в высшем органе партийной власти в Москве – стал секретарем ЦК КПСС. В этой должности он проработал более 16 лет, в течение которых заведовал отделом тяжелой промышленности и энергетики. А в 1982 году был избран кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС! Еще будучи директором комбината, в 1966 году, Долгих был избран депутатом Верховного Совета СССР и 23 года нес эту общественную нагрузку. В период 1975-1990 годов он был еще и депутатом Верховного Совета РСФСР. Такой многолетний опыт общественной работы оказался как нельзя кстати в новейшей истории нашей страны. Владимир Иванович избирался депутатом Госдумы VI созыва, а в 2013-2018 годах членом Совета Федерации России от Москвы. В 2000-е годы он являлся и членом совета директоров «Норникеля».

С 1997 года и до конца жизни возглавлял правление Московской региональной общественной организации «Красноярское землячество». Был председателем Московского городского совета ветеранов и председателем Общественного совета города Москвы. И никогда не забывал о родных краях – в качестве нештатного советника помогал нескольким губернаторам Красноярского края. Скончался Владимир Иванович Долгих 8 октября 2020 года в Москве на 96-м году жизни. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

https://www.ttelegraf.ru/
Уходя в 1969 году на партийную работу в краевой комитет партии, Владимир Долгих мог по праву гордится результатами.
Станислав Стрючков

Историк-краевед, председатель клуба исследователей Таймыра (КИТ), публицист, член Союза журналистов России и РГО, издатель журнала «Неизвестный Норильск»

Если вам понравилась статья, поддержите проект