13 Мая 2020

ОЭС Сибири: апрель-2020

Потребление и выработка в Сибири сократились неравномерно: минус 3,6% и 4,1% соответственно. Кроме температурного фактора, на показатели повлиял и коронакризис.
Поделиться в социальных сетях

По данным ОДУ Сибири, потребление электроэнергии в Объединенной энергосистеме Сибири (ОЭС Сибири) в апреле 2020 года сократилось на 3,6% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года, до 16550,8 млн кВт*часов. А выработка – сразу на 4,1%, до 16112,0 млн кВт*часов. Максимум потребления мощности в ОЭС также оказался ниже (на 667 МВт или 2,6%), всего 24835 МВТ (и был зафиксирован 1 апреля). 

Минус сразу по двум фронтам случился в Сибири впервые с января, когда оба показателя тоже проседали, но чисто символически (потребление на 0,5%, генерация – на 0,9%). В феврале и марте «Системный оператор» фиксировал рост и спроса, и предложения (правда, без учета фактора 29 февраля). Но в итоге за четыре месяца 2020 года потребление в Сибири (по сравнению с январем-апрелем 2019 года) сократилось на 0,3%, а собственная выработка – ушла в минус на 0,7% (с учетом дополнительного дня високосного года – плюс 0,1%, так что можно говорить и о стагнации). 

Основную нагрузку по обеспечению спроса на электроэнергию в ОЭС Сибири в апреле 2020 года несли ГЭС, выработка которых составила 8495,1 млн кВт*часов, что на 14,6% больше, чем в апреле прошлого года. Интересно, что выросла выработка даже единственной на реке Обь Новосибирской ГЭС (до 213,9 млн кВт*часов или на 14,6%), что было связано «с большим расходом воды через гидроагрегаты при большей приточности воды в Новосибирское водохранилище по сравнению с апрелем 2019 года». 

Это, в свою очередь, повлияло на выработку ТЭС и электростанций промышленных предприятий – их показатель составил 7581,1 млн кВт*часов (на 19,1% меньше, чем за аналогичный месяц 2019 года). 

В этом году ОДУ Сибири стало отмечать и постоянный рост выработки СЭС – в физических величинах это мизер, всего 35,8 млн кВт*часов, но по отношению к апрелю-2019 – рост на 275,2% (эффект «низкой базы», вероятно, будет влиять на этот показатель в течение всего года). 

Сокращение производства электроэнергии в апреле было зафиксировано во всех региональных энергосистемах, кроме Хакасии и Иркутской области. Сокращение потребления – везде, кроме Томской области (в областном РДУ это «достижение» не объяснили). В ОДУ Сибири связали все это с «уменьшением потребления генерирующими компаниями и более высокой температурой воздуха».

Снимок экрана 2020-05-13 в 13.27.25.png

Действительно, в среднем по Сибири температура в апреле текущего года составила 8 градусов по Цельсию, что оказалось на 4,9 градуса выше, чем в апреле 2019 года. Для ТЭС теплая погода могла бы обернуться прямыми убытками, если бы не отопительный сезон – по нормативам он завершается только после того, как на протяжении пяти дней подряд в конкретном городе температура стабильно превышает плюс 8 градусов. И потому, несмотря на жалобы жителей Красноярска, Иркутска и ряда других городов на невыносимую жару в квартирах, отопление в большинстве регионов отключают обычно не ранее 15 мая. Выделился в этом году только Новосибирск – здесь ОЗП по решению мэра Анатолия Локотя был завершен уже 23 апреля, оказавшись самым коротким за последние 20 лет (211 дней против 233 дней сезона 2018-2019 годов). Интересно, что после апрельской жары в столицу Сибири вернулся холод, и столь поспешное решение градоначальнику многие припомнили. 

Тем не менее, очевидно, что тепло станции выдавали в менее эффективных режимах, поскольку производство электроэнергии на ТЭС все же сократилось - и было связано, как ни крути, в том числе и остановкой множества предприятий и организаций, которые либо полностью прекратили работу, либо перевели сотрудников на «удаленку». Это хорошо видно по показателям тех регионов, где доминирует тепловая генерация. Директор Новосибирского РДУ Дмитрий Махиборода, к примеру, падение потребления в соседних Новосибирской области и Алтайском крае объяснил не только температурным фактором (среднемесячная температура в обоих регионах в апреле была на 5,1 градусов выше, чем в апреле-2019), но и введенными властями области и края «карантинными мерами и объявлением нерабочими днями периода с 28.03.2020 по 30.04.2020 по причине пандемии COVID‑19».

В Омской области, кроме этих же причин, обвал спроса (и, как следствие, собственного производства электроэнергии) был обусловлен снижением потребления со стороны ОАО «РЖД». В Бурятии – «уменьшением объемов потребления электроэнергии по группе мелкомоторная нагрузка и население, а также на собственные нужды генерирующими компаниями». В Забайкалье, плюс к этому, еще и «уменьшением объемов потребления ПАО «ППГХО» и ОАО «РЖД»». Снижение потребления электроэнергии на территории Красноярского края в апреле 2020 года по сравнению с апрелем прошлого года директор Красноярского РДУ Владимир Смирнов объяснил не только температурным фактором (среднемесячная температура воздуха в апреле 2020 на 6,2 градуса по Цельсию выше аналогичного показателя прошлого года), но и «снижением потребления на собственные нужды ТЭС в связи со снижением выработки электроэнергии и тепла» (в Хакасии в РДУ назвали аналогичные причины). 

Кроме того, как уже было сказано, в апреле спрос в основном покрывала более дешевая гидрогенерация. Так, в крупнейшем внутреннем «экспортере» ОЭС Сибири – Красноярском крае – производство на ТЭС и электростанциях промышленных предприятий «упало» на 20,5% к прошлогоднему апрелю, до 1875,9 млн кВт*часов. А вот выработка ГЭС, Красноярской на Енисее и Богучанской на Ангаре, выросла на 12%, до 2947,6 млн кВт*часов. В Хакасии, на территории которой расположен крупнейший по мощности в стране Саяно-Шушенский гидроэнергокомплекс, две ГЭС выдали в сумме 1852,1 млн кВт*часов (увеличение – на 20,9 %), тогда как ТЭС «просели» аж на 48,5% (!) – до 126,3 млн кВт*часов. «Значительное увеличение объема выработки электроэнергии ГЭС в апреле 2020 года связано с высокой приточностью воды в водохранилище Саяно-Шушенского гидроэнергокомплекса, что также обусловлено температурным фактором», - объяснили в РДУ Хакасии (подробнее об этом - ниже). 

Оба региона в апреле в сумме выдали в ОЭС Сибири почти 1,7 млрд кВт*часов, а с начала года – более 7,3 млрд кВт*часов. С учетом сокращения спроса во всех субъектах-реципиентах, этого, естественно, оказалось достаточно (тем более что традиционно внутренний дефицит в Сибири покрывается поставками из ОЭС Урала и ОЭС Востока). 

В Иркутской области ГЭС выдали в апреле на 13,6% больше, чем в аналогичном месяце годом ранее (3481,6 млн кВт*часов), тогда как ТЭС сократили производство на 27,1% (до 938,5 млн кВт*часов). При этом потребление в Приангарье сократилось: по словам директора Иркутского РДУ Дмитрия Маякова, это было «обусловлено уменьшением потребления электроэнергии ОАО «РЖД», генерирующими компаниями на собственные нужды и более высокой температурой наружного воздуха (среднемесячная температура воздуха в апреле 2020 года на 3,8 градусов по Цельсию выше, чем в апреле 2019 года)». Избытки утекли по межсистемным линиям электропередачи в смежные энергосистемы: за апрель переток составил 21,1 млн кВт*часов, всего с начала года – 611,5 млн кВт*часов.

«Кислород.ЛАЙФ» снова напоминает (тем более что это никак не запомнят многочисленные критики гидрогенерации): ГЭС сами не распоряжаются водой, они лишь выполняют распоряжения Росводресурсов, которое регулирует реки через свои бассейновые управления. В Сибири самая большая нагрузка приходится на долю Енисейского бассейнового управления (ЕнБВУ), которое устанавливает режимы для четырех ГЭС Ангарского каскада, трех ГЭС на Енисее и малых северных ГЭС в Красноярском крае на притоках Енисея.

Апрель для госрегулятора выдался особенного напряженным, потому что из-за того же температурного фактора на 10-15 дней раньше срока в Сибири стартовало весеннее половодье. В начале месяца ничто, как говорится, не предвещало: в районе Иркутской ГЭС, которая расходовала 2000 кубометров в секунду, уровень водохранилища составлял 456,23 метров (по Тихоокеанской системе), приточность – 900 кубометров в секунду. С 21 апреля расходы Иркутской ГЭС сократились до 1500 кубометров, приточность выросла до 950, а уровень к концу месяца опустился до отметки 456,18 метров ТО (фактически, до уровня т.н. предполоводной работки).

30 апреля En+ Group, которой принадлежат три ступени Ангарского каскада (Иркутская, Братская и Устьевым-Илимская), сообщила, что подготовила все свои станции к прохождению весеннего половодья и дождевых паводков: «На станциях подготовлены необходимые материалы, спецтехника и автотранспорт для оперативной ликвидации возможных повреждений и аварийных ситуаций. На предприятиях организовано круглосуточное дежурство эксплуатационного персонала для борьбы с возможными подтоплениями. Проверены и резервные источники электроснабжения - они готовы обеспечить аварийное электроснабжение. Сотрудники станций провели дополнительные осмотры и проверки всех гидротехнических сооружений, их механического оборудования. Особое внимание уделено дренажным сооружениям, которые должны непрерывно отводить талую и дождевую воду с территории станции. На водохранилищах уже обеспечена предполоводная сработка: уровень воды снижен для приема весеннего половодья в бассейнах Байкала и Ангары».

Действительно, на Братской ГЭС 1 апреля расходы превышали 2700 кубометров, уровень водохранилища был 397,33 метров над уровнем Балтийского моря. Суммарная приточность, которая в начале марта формировалась за счет Ангары и самых крупных ее притоков, выросла с 2230 кубометров 31 марта до 2360 кубометров 1 апреля и до 2680 кубометров 30 апреля. ЕнБВУ отрегулировало расходы станции таким образом, что к началу мая уровень водохранилища остался тем же, что был в начале месяца (397,33 метров БС, при НПУ 401,73 метра БС). 

Совсем другая картина сложилась на Усть-Илимском водохранилище. К началу апреля оно находилось на отметке 294,8 метров БС, расходы станции превышали 3280 кубометров в секунду. До 23 апреля станция поддерживала достаточно высокие расходы, освобождая объем для приема половодья – минимальной стала отметка 294,57 метров БС. После этого расходы станции сократили до 2540 кубометров в секунду, а уровень начал очень быстро расти – к 1 мая он уже превысил отметку 295 метров (НПУ – 296 метров). 

Богучанское водохранилище (ГЭС управляет госхолдинг «Русгидро») к началу апреля также было полностью готово к предстоящему половодью – в марте за счет расходов 3200-3400 кубометров в секунду его уровень понизили до отметки 207,11 метров БС. События начали развиваться в последней декаде апреля: приток воды от таяния снега, вскрывшихся рек и ручьев увеличился с 520 до 1800 кубометров в секунду, а уровень водохранилища к 1 мая поднялся до 207,36 метров БС. «Все показатели приточности паводка текущего года превышают данные за аналогичный период 2019 года, когда боковая приточность составляла в среднем 188 кубометров в секунду, а суммарная приточность не превышала 2520 кубометров», - отметила пресс-служба станции в своем релизе. 

На Енисее паводок тоже начался раньше обычного. Если в 2019 году на Саяно-Шушенском водохранилище приток начал расти в первых числах мая, то в 2020 году это произошло после 12 апреля – в День космонавтики приточность составляла всего 750 кубометров, а 30 апреля она уже превышала 3250 кубометров. 24 апреля уровень водохранилища находился на своем минимальном значении 500,14 метров БС, а к 1 мая поднялся до отметки 501,48 метров БС и продолжал быстро расти – несмотря на то, что расходы были несколько выше, чем в марте.

Таким образом, можно сказать, что самые крупные станции Ангаро-Енисейского каскада уже в апреле сдерживали скорость повышения уровня, но делали это за счет достаточно высоких расходов. К тому же, происходило это в тот сезон, который в обычных условиях был одним из самых «скупых» на расходы и бедных на ресурсы после долгой зимы. 

В отличие от ТЭС, где можно остановить один-два котла и даже сэкономить за счет этого некоторое количество топлива, ГЭС не могут экономить гидроресурсы сверх нормы – это может обернуться затоплением территорий. Если на Ангаре и Енисее не возникли такие проблемы, как на Волге и Каме, где вышедшие из берегов реки подтопили набережные в городах и объекты инфраструктуры, то только потому, что водохранилища на этих реках имели большие свободные объемы и оказались полностью готовы к раннему паводку 2020 года. 

Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект