4 февраля 2021

Усиление устойчивости

«Норникель» усиливает свои экологические программы, а также поддержку регионов присутствия – таковы уроки 2020 года, тяжелого для компании не только из-за инцидента на Норильской ТЭЦ-3, но и пандемии коронавируса.
Поделиться в социальных сетях

«Норникель» существенно усиливает внимание к экологии и регионам присутствия, заявил старший вице-президент по устойчивому развитию компании Андрей Бугров, выступая на форсайт-диалоге с заинтересованными сторонами, который был организован в рамках подготовки Отчета об устойчивом развитии Группы компаний «Норильский никель» за 2020 год.

Мероприятие прошло по жестким стандартам GRI: за два часа представителям компаний-партнеров, общественных организаций, СМИ и другим категориям участников топ-менеджеры «Норникеля» (в ставшем уже родным Zoom-формате) презентовали избранные положения обновленной стратегии в области устойчивого развития, а также рассказали о некоторых значимых экологических и социальных инициативах. 

Отчеты о корпоративной социальной ответственности «Норникель» выпускает ежегодно, начиная с 2003 года. Выход документа за прошлый год ожидается в конце марта, и, конечно, по содержанию он будет существенно отличаться от предыдущих ежегодников – все «благодаря» уникальным вызовам прошлого года, с которыми пришлось столкнуться компании. Вызовов было, по сути, два, но каких!

Старший вице-президент по устойчивому развитию «Норникеля» Андрей Бугров.
Снимок экрана 2021-02-04 в 15.21.39.png

Уроки разлива 

Первый вызов навскидку выглядит локальной проблемой самого «Норникеля», к тому же, как уверены многие наблюдатели, порожденной ошибками риск-менеджмента. Речь про аварийный разлив дизтоплива из резервуара на Норильской ТЭЦ-3, случившийся 29 мая 2020 года и разделивший прошлый год на две неравные половины. Сводки из Норильска прошлым летом напоминали военные хроники – почти ежедневно шли сообщения о том, сколько километров боновых заграждений установили на реке Амбарной, и сколько водно-топливной смеси перекачали с поверхности водных объектов в пластиковые резервуары. Росприроднадзор через суд сейчас пытается взыскать с компании беспрецедентный для России штраф в 148 млрд рублей (причем средства, в случае уплаты, будут зачислены в федеральный бюджет, для чего прошлым летом оперативно изменили законодательство). «Норникель» же до наступления холодов собрал и перекачал на площадку рядом с Надеждинским металлургическим заводов порядка 35 тыс. кубометров загрязненной воды (ее уже отсепарировали), собрал остатки топлива в почве и воде (в виде абсорбирующих бонов), а берега рек обработал сорбентами и замыл.

По словам Андрея Бугрова, до прихода зимы на ликвидацию последствий разлива топлива в Норильске было потрачено порядка 12 млрд рублей. Но это явно не предел, так как в 2021-2023 годах, и далее, если понадобиться, компания планирует реализовать большую программу восстановления загрязненных территорий и пострадавших экосистем. Глава «Норникеля» Владимир Потанин ранее пообещал, что компания вложит в это столько средств, сколько потребуется. 

Андрей Бугров отметил, что в «Норникеля» рассчитывают на всестороннюю помощь научного сообщества России в выборе наиболее эффективных технологий переработки отходов, рекультивации земель и восстановления биоразнообразия. В том числе и для этих целей «Норникель» поддержал проведение в прошлом году Большой Норильской экспедиции, работу которой планируется продолжать и далее, с приходом на Таймыр весны и лета. Участие ученых потребуется компании и при реализации не только программ мониторинга (водных объектов и почв), но и планов восстановления загрязненных почвенных покровов и береговой линии, воспроизводства водных биологических ресурсов, при утилизация сепарированной из водно-топливной смеси воды, загрязненных сорбентов и собранных грунтов. 

Еще на Дне инвестора в декабре прошлого года было заявлено, что «компания извлекла уроки из недавнего инцидента, в результате которого произошел розлив дизельного топлива, и существенно пересмотрела свои подходы к экологическому риск-менеджменту, управлению водными ресурсами, восстановлению биоразнообразия и проблемам изменения климата, поставив четкие цели по каждому из этих направлений». Очевидно, в окончательной версии Отчета об устойчивом развитии все эти изменения будут отражены более подробно. Впрочем, в общих чертах все и так уже давно очевидно.

Пожалуй, наиболее серьезные изменения «Норникелю» пришлось внести лишь в климатическую стратегию. С одной стороны, компания намерена, как и прежде, сохранить лидерские позиции по абсолютному объему выбросов парниковых газов производственными предприятиями (сейчас это порядка 10 млн тонн СО2-экв. в год, и для горнодобывающих холдингов это очень даже хороший показатель). Осталась в планах и цель по снижению «углеродной интенсивности» на единицу продукции («Норникель» намерен остаться в нижнем квартиле мировой никелевой отрасли по удельным выбросам диоксида углерода на тонну продукции). С другой стороны, прошлый год ярко продемонстрировал, что климатическая повестка – это не только возможности, но и существенные риски, в том числе физические. Особенно в условиях вечной мерзлоты. 

В связи с этим, напомнил Андрей Бугров, «Норникель» планирует, как и обещал, создать и внедрить в НПР систему мониторинга фундаментов промышленных и муниципальных объектов, построенных в зоне многолетнемерзлых грунтов, а также разработать и реализовать большой и разнообразный комплекс мероприятий, направленных на снижение физических рисков, повышение энергоэффективности и сокращение выбросов CО2. Капитальные затраты только на развитие энергетического дивизиона Заполярного филиала, включая инвестиции в промышленную безопасность и охрану труда, за ближайшие пять лет могут превысить 4 млрд долларов. За счет этого «Норникель» намерен к 2030 году обновить порядка 60% всех объектов энергетической инфраструктуры компании, чтобы добиться не только снижения «углеродного следа», но и повышения экологичности производства, социальной ответственности и даже соблюдения прав человека – тем более что потребители цветных металлов становятся все более требовательными к производителям, и все сильнее обращают внимание не только на стабильность поставок и качество продукции, но и на более возвышенные материи. 

«Внешние условия для деятельности компании меняются. На мой взгляд, это связано с приходом в активную экономическую жизнь, на уровень принятия решений, нового поколения людей, более молодых, которым небезразлично состояние окружающей среды. И которые хотели бы создать системные стимулы, чтобы промышленность развивалось другим путем, нетрадиционным. Для «Норникеля» диалог с потребителями начинается сейчас с вопросов, а как устроено наше производство? какой у него углеродный след? как мы воздействуем на поставщиков? как соблюдаем права человека? Эти же вопросы все чаще задают нам и инвесторы, которые хотят вкладывать свои средства в компании, исповедующие уважение к экологическим ценностям и хорошему состоянию природы. Такие же вопросы задают нам и банки. Так что устойчивое развитие для нас – это про то, как удержаться на рынках. Поэтому мы последовательно движемся в эту сторону, внимательно следим за оценкой состояния нашей работы по стандартам ESG. И траектория движения, несмотря даже на печальный инцидент на ТЭЦ-3, повышательная. Обновленная стратегия устойчивого развития и комплексная экологическая стратегия разработаны с учетом этих требований», - рассказал на форсайт-диалоге Андрей Бугров.

«Норникель» извлек уроки из инцидента с розливом топлива на ТЭЦ-3 в Норильске, и существенно пересмотрел подходы к экологическому риск-менеджменту.
Снимок экрана 2021-02-04 в 14.14.06.png

Интересно, что масштабную программу экологической модернизации компания будет претворять в жизнь параллельно со значительным ростом инвестиций в комплексное развитие горнорудной базы и перерабатывающих мощностей – к 2030 году «Норникель» намерен увеличить производство металлов более чем на 30%! Общий объем инвестиций в достижение этой цели составит в ближайшие 10 лет более 27 млрд долларов, из которых около 5,5 млрд будет направлено на проекты по снижению негативного влияния на окружающую среду. В числе прочего, кстати, «Норникель» планирует ликвидировать т.н. «исторические» загрязнения в НПР (сюда войдет демонтаж брошенных строений, сбор и переработка металлолома и санитарная очистка территорий). 

По факту, это еще один и добровольно взятый компанией на себя вызов – совместить бурное развитие основного бизнеса с экологией. Глобальный тренд на переход к «зеленой» экономике дает «Норникелю» уникальную возможность стать одним из ключевых игроков на рынке металлов, «необходимых для формирования низкоуглеродного мира в целом и экологически чистого транспорта в частности». Но закрепиться в этом дивном новом мире, оставаясь на старой производственной базе, естественно, не получится. 

Инцидент на ТЭЦ-3, кстати, подтолкнул «Норникель» и к пересмотру взаимоотношений с коренными малочисленными народами Севера (КМНС). В июне-сентябре 2020 года независимая экспертная комиссия, организованная Ассоциацией КМНС, Сибири и Дальнего Востока, и Проектным офисом развития Арктики (ПОРА), при поддержке «Норникеля» провела масштабную этнологическую экспедицию на Таймыре. Задача стояла простая – определить, как повлиял разлив топлива на уклад жизни и традиционные промыслы КМНС, оценить возможный ущерб и размеры компенсаций. По словам старшего вице-президента – руководителя Блока кадровой, социальной политики и связей с общественностью «Норникеля» Ларисы Зельковой, исследование доказало, что постоянные поселения коренных народов располагаются вдали от района аварии, а потому никак от нее не пострадали. Тем не менее, при помощи лидеров местных общин был определен перечень из почти 700 представителей КМНС, которым положена выплата компенсаций. Объем компенсационных выплат составил беспрецедентные для российской практики 175 млн рублей, с которыми «Норникель» согласился.

Кроме того, в сентябре компания подписала пятилетнее соглашение о сотрудничестве с тремя ассоциациями КМНС, представляющими более 90% коренного населения Севера России и большую часть коренного населения Таймыра. До 2024 года на реализацию мероприятий, прописанных в этом документе, «Норникель» направит более 2 млрд рублей. 

Единственное, что продолжается без изменений – это реализация «Серного проекта» в Норильске, масштабной инициативы «Норникеля», направленной на радикальное сокращение выбросов диоксида серы в НПР (еще одной исторической беды этой территории). Программа включена в федеральный проект «Чистый воздух», причем на фоне комплексных планов по снижению атмосферных выбросов в остальных 11 его городах-участниках норильский план выглядят самым амбициозным. Так, к показателям 2017 года совокупную эмиссию загрязняющих веществ в городе планируется снизить на 75%, или на 1,3 млн тонн (!), причем уже к 2023 году. Расходы «Норникеля», прописанные в паспорте «Чистого воздуха», составят 123,44 млпд рублей, но по факту инвестиции окажутся больше. Тем более что в 2024 году, целевом для федерального проекта, «Серный проект» для «Норникеля» точно не закончится – к 2030 году компания намерена снизить выбросы диоксида серы в Заполярном филиале на 95%. Как заявил Андрей Бугров в комментарии для «Кислород.ЛАЙФ», «у «Серного проекта» есть свой график реализации, мы по нему движемся, в плановых показателях по времени и бюджету, и никаких изменений никакие инциденты, в том числе на ТЭЦ-3, в этот график не внесли».

«У «Серного проекта» есть свой график реализации, мы по нему движемся, в плановых показателях по времени и бюджету».

Опыт резкой мобилизации

Второй вызов 2020 года затронул всех и вся, и не только «Норникель». Речь идет о борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции – в это трудно поверить, но с начала мировой пандемии прошел всего год, за который всем нам пришлось научиться носить маски, соблюдать социальную дистанцию, неустанно поливать руки антисептиком, а также привыкнуть к градусникам-«пистолетам». По словам старшего вице-президента – руководителя Блока кадровой, социальной политики и связей с общественностью «Норникеля» Ларисы Зельковой, суммарно на борьбу с коронавирусом, поддержку сотрудников и регионов присутствия компания уже потратила более 20,5 млрд рублей. Но это тоже явно не предел – ведь сейчас на первый план выходят не менее ресурсоемкие задачи, прежде всего, добровольная вакцинация сотрудников производственного сектора. Но и сейчас в рейтинге Forbes по совокупным затратам на антиковидные мероприятия среди российских промышленных холдингов «Норникель» занимает безальтернативное первое место. 

Главным приоритетом «Норникеля» в борьбе с COVID-2019 (если кому интересно, этому посвящен отдельный раздел на сайте компании) стала забота о здоровье и безопасности не только собственного персонала (а это около 73 тыс. человек), и членов их семей, но также и всех жителей тех территорий, на которых работают предприятия Группы. По словам Ларисы Зельковой, для компании важно было в период пандемии не только обеспечить устойчивость производственных процессов (в основном, непрерывных) и сохранить эффективность корпоративного управления в новых условиях (этим, как ни крути, занимались все крупные промышленные холдинги, да и не только они), но и помочь в борьбе с коронавирусом в базовых для «Норникеля» регионах – на Кольском полуострове, в Забайкальском крае, а особенно – в изолированном Норильском промрайоне. Государство в данном вопросе «Норникель» подменять не собирался, но подставить плечо – посчитал необходимым. 

Поддержка собственных работников выразилась, например, в полном запрете на сокращение персонала, в сохранении 100%-го уровня зарплат, в переводе офисных сотрудников не просто на «удаленку», а на полностью обеспеченный всевозможными средствами коммуникаций «дистант» (на пике это затронуло около 10 тыс. сотрудников). В итоге совещания в формате КВС заменили прежде однозначные командировки. Во всех филиалах были созданы оперативные штабы, которые до сих пор занимаются постоянным мониторингом ситуации и прогнозированием возможных рисков, связанных с пандемией (а главный штаб возглавляет лично Владимир Потанин).

На производственных объектах, естественно, были введены усиленные меры безопасности (контроль температуры, антисептики, маски, санитарная обработка помещений, регулярное тестирование, тепловизоры), изменился порядок предсменных осмотров (выявление первых признаков симптомов ОРВИ) и организации текущих работ (разведение смен, специальные графики посещения столовых). Внимание стали обращать даже на мелочи – например, допуск личных автомобилей работников на промплощадки. Тем, кто оказался в сложной ситуации в связи с пандемией, «Норникель» оказывал адресную помощь. Особняком стояла программа для сотрудников и смежников плавильного цеха в пос. Никель, который был окончательно остановлен, как и планировалось, в конце декабря – пандемия на нее никак не повлияла, большая часть была трудоустроена на других предприятиях компании.

В период пандемии важно было не только обеспечить устойчивость производственных процессов, но и помогать в борьбе с коронавирусом в базовых для «Норникеля» регионах.

На ходу пришлось перестраивать и логистику для ввоза на территории специалистов подрядных организаций (особенно в Норильск – для этого даже пришлось запускать отдельные самолеты), обустраивать обсерваторы или переформатировать городские объекты под временные изоляторы, для вахтовиков – вводить обязательный период самоизоляции, проводить тестирования и другие меры профилактики случайного «завоза» инфекции (особенно это затронуло объекты в Забайкалье и на энергетических предприятиях Таймыра). По словам Ларисы Зельковой, по многим направлениям «Норникель», как оказалось, даже излишне перестраховался. Например, специально созданные для обеспечения непрерывности производства бригады в итоге так и не пригодились. «Но полученный нами в итоге опыт быстрой мобилизации и построения резервных управленческих систем можно считать бесценным», - подчеркнула топ-менеджер.

На территориях присутствия «Норникель» двигался по принципам «Помощь, Содействие, Безопасность». Компания обеспечивала медучреждения современным оборудованием, дефицитными медикаментами и необходимыми расходными материалами для профилактики и лечения коронавируса, а также финансами для увеличения коечного фонда. Из данных, которые озвучила Зелькова, складывалась выдающаяся картина: на средства «Норникеля» было закуплено 412 аппаратов ИВЛ, 400 тепловизоров, 15 мобильных и 12 стационарных лабораторий, семь реанимобилей, около 400 тыс. тестов на коронавирус (и еще порядка 150 тыс. экспресс-тестов на антителя) и 9 млн масок. В Норильской горбольнице №2 компанией развернула два спецгоспиталя для «ковидных» больных, дооснастила палаты (постельное белье, подушки, мелкая бытовая техника, улучшенное питание). Всестороннюю поддержку «Норникель» оказывал и волонтерам, которые помогали нуждающимся на местах. Для поддержки наиболее уязвимых слоев населения Норильска выдавались даже продуктовые сертификаты в торговые сети города. 

Порядка 325,7 млн рублей «Норникель» выделил для поддержки малого и среднего бизнеса. Другие меры тоже применялись, от выделения беспроцентных кредитов на сохранение и развитие компаний, до бесплатных юридических консультаций по «горячей линии» и прямой помощи в обеспечении, например, санитарными средствами (вплоть до покупки бактерицидных ламп и антисептиков). «Программа поддержки была адресована всему бизнесу в наших регионах, а не только своим поставщикам. В первую очередь мы предоставили арендные каникулы на всех объектах, принадлежащих компании, установили льготные тарифы для перевозки грузов. В структуре расходов бизнеса, например в Норильске, логистика занимает большое место. Отдельную программу поддержки организовали для социальных предпринимателей, предоставляя им дополнительные ресурсы, отсрочки по платежам и так далее», — рассказала Лариса Зелькова.

В итоге, эпидемиологическая ситуация на предприятиях «Норникеля», подчеркивается в презентации компании на форсайт-диалоге, «находится под контролем менеджмента и не оказывает серьезного воздействия на производственные процессы». Также «обеспечен полный контроль за непрерывностью производственного цикла и логистической деятельности».

Пандемия, по словам Ларисы Зельковой, доказала важность многих направлений, но особенно – цифровизации бизнеса (кстати, Отчет об устойчивом развитии за 2019 год назывался «Цифровой Норникель»): «Мы последовательно вкладывались в автоматизированные системы управления и сбора данных, особенно на горном, металлургическом и обогатительном переделах. И прошлый год показал, насколько это все действительно актуально – эффективно управлять процессами без участия человека в месте, где эти процессы происходят. Будем продолжать усиленно двигаться и в этом направлении».

Старший вице-президент – руководитель Блока кадровой, социальной политики и связей с общественностью «Норникеля» Лариса Зелькова.
Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект