24 декабря 2020

Плавка «последнего ковша»

«Норникель» закрыл плавильный цех в пос. Никель Мурманской области. Вредные выбросы в атмосферу на российско-норвежской границе теперь прекращены, но поселок компания не бросит, а в Мончегорске построит крупнейшее медерафинировочное производство.
Поделиться в социальных сетях

Под занавес 2020 года ГМК «Норильский никель» остановил последнюю рудно-термическую печь (РТП) в плавильном цехе в пос. Никель Печенгского округа Мурманской области. Непростое решение, в котором посвященные найдут больше имиджа, чем экономики, было принято еще в ноябре прошлого года; два таких же агрегата из трех ранее действовавших погасили в течение этого года. С 2016 года, после закрытия Никелевого завода в Норильске, плавцех в Никеле (часть бывшего комбината «Печенганикель») оставался самым старым никелевым производством в компании (плавильный передел на комбинате «Североникель» в Мончегорске остановили еще в 1998-м).

«Его остановка — часть комплексной экологической программы «Норникеля», призванной существенно сократить воздействие на окружающую среду на всех производственных площадках. Закрытие плавцеха полностью ликвидирует выбросы диоксида серы в трансграничной зоне с Норвегией», - сообщили «Кислород.ЛАЙФ» в Кольской ГМК. Неудивительно, что в Норвегии ранее назвали это событие настоящим рождественским подарком.

Выбросы SO2 самой Кольской ГМК («дочка» «Норникеля», управляющая промплощадками в Мурманской области – Никеле, Заполярном и Мончегорске) по итогам текущего года сократятся на 50%, а следующего, когда ни одна из РТП в Никеле работать уже не будет, – на 85% (по отношению к базовому 2015-му, когда в атмосферу вылетело 155 тыс. тонн). Интересно, что достигнутые в итоге показатели окажутся существенно ниже утвержденных для компании ПДВ, что, в целом, для крупных загрязнителей не является характерным поведением.

Последняя плавка никеля в цехе прошла вечером 23 декабря. Право выдать финальный в истории предприятия файнштейн доверили старшему мастеру Валерию Бойко, который проработал в плавцехе 45 лет. Помогали ему конвертерщики Олег Коновалов и Владимир Макаренков. А всем процессом заполнения сначала ковша, а потом двух изложниц руководил начальник плавцеха Олег Климук. Мероприятие транслировали в прямом эфире в Youtube.

Если вы никогда за подобным таинством не наблюдали – посмотрите видео. Штейн в самих РТП, конечно, был заблаговременно расплавлен и загружен в огромные конвертеры, откуда в подвешенный на лебедке ковш вытекал уже никелевый файнштейн – конечный продукт плавильного передела (следующим этапом является рафинирование, в структуре «Норникеля» эти процессы организованы в Норильске и Мончегорске). Затем кран перемещал ярко-красную массу по привычному маршруту – до изложниц (в цехе вчера поставили всего две таких чаши). Чтобы крановщик Алексей Игнатов смог наклонить заполненный ковш, стропальщик Иван Промзиков должен был подойти к этой горячей махине и прицепить к ней сбоку специальную лебедку. 

Все это продолжалось минут 15. Хотя в технологическом плане это была обычная для металлургии никеля производственная операция, исторический момент придавал зрелищу торжественный и немного грустный антураж. Собравшиеся в цехе работники и гости церемонии, в числе которых присутствовала и вице-губернатор Мурманской области Ольга Кузнецова, были, естественно, в спецодежде, касках и медицинских масках – но наверняка у многих в эти минуты на глаза навернулись слезы.

Право выдать финальный в истории предприятия файнштейн было доверено старшему мастеру Валерию Бойко, который проработал в плавцехе 45 лет.

До Великой Отечественной войны территории нынешнего Печенгского округа Мурманской области принадлежали Финляндии, добычу и плавку руды финны начинали здесь развивать в конце 1930-х совместно с канадцами. Но комбинат «Петсамо Никкели» запустили в 1942-м уже в партнерстве с фашистской Германией. При отступлении в 1944 году войска вермахта разрушили действующее предприятие и связанный с ним рудник «Каула» весьма изощренным способом. Подробности есть в книге «Никель земли Кольской»: «Взорванная 152-метровая дымовая труба была «уложена» по середине цеха, расколов его пополам. Под трубой оказались главный пролет, вторая электропечь, водонапорная башня, все инженерные и вспомогательные сооружения, линии электропередач, подстанции. Все, что не попало под обломки трубы, было взорвано или простреляно мощными бронебойными орудиями».

Почти то же самое фашисты проделали со всеми надшахтными сооружениями рудника, а его подземные коммуникации и горизонты затопили. Подверглись разрушению электромеханический цех, жилой поселок, и ГЭС на реке Паз, от которой комбинат был «запитан». После того как земли Петсамо отошли СССР, здесь сразу же развернулось активное восстановление промышленности. Саперам, правда, долго пришлось заниматься разминированием: количество оставленных повременным врагом минных полей и число неразорвавшихся боеприпасов было огромным. Но уже в апреле 1945 года с восстановленной «Каулы» на «Североникель» ушли первые партии печенгской руды.

К счастью, комбинат в Мончегорске за годы войны не получил серьезных разрушений и был, пусть и не в полной мере, но обеспечен электроэнергией. Комбинат же в поселке, который тогда назвали Никелем, пришлось воссоздавать, фактически, с нуля. В традиционном для тех времен авральном режиме небывалой самоотдачи, кажущегося сегодня былинным героизма и немыслимых трудовых подвигов инженеров и рабочих. «Все здесь было в руинах и пепле… Предстояло убрать из цеха застывший расплав. Его пробуривали вручную, потом взрывали. В общей сложности из электропечи №1 вынули более 50 тонн, а из конвертера №2 – около 40 тонн. Затем разогрели электропечь, спекали, впервые в Советском Союзе, многотонные электроды диаметром 1100 мм. Таким было начало», - вспоминал Григорий Таловиков, один из тех ИТР, кто застал годы рождения нового, уже советского предприятия «Печенганикель». 

Самыми сложными задачами на том этапе стало строительство 150-километровой ЛЭП от Кольского залива (схему энергоснабжения решено было изменить радикально) и новой дымовой трубы. «Такие мы никогда не строили, - рассказывал начальник строительства Евгений Щелкунов в интервью газете «Полярная правда» в ноябре 1946 года. – Было решено проконсультироваться с иностранными специалистами (из той же фирмы, что строила и разрушенное немцами сооружение – прим. «Кислород.ЛАЙФ»). В поселок Никель американцы приехали зимой, но через несколько дней, не дождавшись начала работ, уехали. Иностранцы не могли поверить, что мы сможем начать строительство в условиях суровой зимы. Но мы все же взялись за эту работу без иностранной помощи». В итоге гигантская для тех лет 152-метровая труба конической формы, из железобетона, выросла в рекордно короткий срок – за восемь с половиной месяцев!

Самыми сложными задачами на этапе восстановления комбината в Никеле в 1945 году стало строительство 150-километровой ЛЭП от Кольского залива и новой дымовой трубы.
TUM_5379.jpg

Как уже рассказывал «Кислород.ЛАЙФ» (ссылка), в отличии от «Североникеля», на предприятии в пос. Никель сразу же ставили рудно-термические плавильные электропечи. Самые первые имели мощность по 12 МВт, но в дальнейшем на комбинате построили две РТП по 45 МВт каждая (в 1970-х тут поставили еще и две 15-мегаваттные печи обеднения конвертных шлаков, что позволило кратно увеличить эффективность плавильного передела). Первый штейн на «Печенганикель» был получен 7 ноября 1946 года; 18 ноября того же года на комбинате впервые зарядили 80-тонный конвертер типа Пирс-Смита, который уже на следующий день выдал первые 5 тонн советского файнштейна. То есть в ноябре 2021 года плавцеху в Никеле могло бы исполнился 75 лет!

За прошедшие почти три четверти века здесь проплавили 61,8 млн тонн никельсодержащего сырья, получив более 2,4 млн тонн никеля в файнштейне. К излету эпохи СССР, в 1991 году, плавцех вообще был одним из крупнейших в отрасли: перерабатывал 1,33 млн тонн рудного сырья и выпускал 100 тыс. тонн файнштейна в год. Долгие годы здесь перерабатывали и руду Талнаха. Учитывая «экологический след» этого полуфабриката (таймырские руды более сернистные, чем печенгские), в Никеле, также как и в Мончегорске, и на Медном заводе в Норильске, еще в 1970-х был построен сернокислотный цех (это сопутствующее производство позволяет утилизировать часть выбросов диоксида серы). 

Тем не менее, комбинат в Никеле устарел еще во времена СССР. Несмотря на то что РТП были гораздо эффективнее и «чище» печей предыдущего поколения, технологии не стояли на месте: на Надеждинском металлургическом и Медном заводах в Норильске в 1980-е запустили уже автогенные плавильные агрегаты (финские ПВП и отечественные печи Ванюкова соответственно). Пытались тогда построить такие же печи и в Мончегорске, но к концу 1990-х плавку на «Североникеле» решено было остановить полностью. Такая же перспектива тогда обсуждалась и в отношении плавцеха в Никеле, но вопрос «задвинули» в долгий ящик. И РТП продолжали работать на двух предприятиях «Норникеля» – пока в 2016 году компания не остановила Никелевый завод в Заполярном филиале. Так что вчерашнее событие в Никеле по масштабу сравнимо с тем кейсом 5-летней давности.   

Решение о закрытии, напомнил на вчерашней церемонии вице-президент – руководитель Кольского дивизиона «Норникеля» Евгений Борзенко, принималось долго и трудно. В течение многих лет компания старалась снижать вредное влияние никелевой плавки на экологию другими способами: на РТП внедрили автоматическую загрузку, на конвертерном переделе установили частотные преобразователи управления дымососами. В 2016 году был проведен капремонт РТП №5. «Вопрос остановки плавцеха в повестке Кольской ГМК стоял довольно долго, но понимание возможных последствий для жителей поселка Никель, где наше предприятия является градообразующим, долгие годы сдерживало компанию. Однако мировая и государственная политики в сфере экологии ужесточается, к подобным производствам предъявляются все более повышенные экологические требования, и это, конечно, правильно. И вот эта внешняя среда стала окончательным, так сказать, драйвером для решения об остановке плавцеха. «Норникель» поставил цель за пять-семь лет стать «зеленой» компанией, и закрытие предприятия в Никеле – очередной шаг в этом направлении», - заявил вчера Борзенко.

Закрытие плавцеха в Никеле и другие проекты КГМК позволят сократить выбросы диоксида серы по итогам текущего года на 50%, а следующего – на 85%.
«Закрытие плавцеха в Никеле для «Норникеля» – событие историческое. С экономической точки зрения нам, конечно же, было бы удобнее перерабатывать там сырье и дальше. Но мы пошли на радикальное решение, абсолютно затратный и имиджевый проект. Нам важно, чтобы наше собственное производство отвечало современным требованиям. «Норникель» производит востребованную, полезную для экономики будущего продукцию — наши металлы нужны для аккумуляторных батарей, для автомобильных катализаторов. Это позволит нам говорить о том, что на карте нашей страны, на карте мира появилась экологически-продвинутая компания, которая при этом еще и производит товары для «зеленой экономики»»
Владимир Потанин Президент, председатель правления ПАО «ГМК Норильский никель»

Стоит отметить, что кроме хирургических мер вроде полной остановки грязных переделов в своей производственной цепочке «Норникель» последовательно реализует и многочисленные проекты развития. В НПР это модернизация Талнахской обогатительной фабрики и уникальная «Серная программа», а в Мурманской области – это и закрытие участка обжига на обогатительной фабрике в Заполярном, соседнем с Никелем городе, (с переходом на выпуск концентрата по механической технологии брикетирования), и внедрение технологии электроэкстракции при производстве никеля, и другие менее капиталоемкие проекты.

Чтобы остановить плавцех в Никеле, «Норникелю» пришлось перестроить даже ряд логистических процессов. В октябре на ОФ КГМК запустили новый технологический передел стоимостью около 6 млрд рублей, предназначенный для разделения выпускаемого концентрата на богатую и бедную фракции. Богатый концентрат теперь брикетируется, но в Никель больше не уходит. Через недавно построенные узлы отгрузки его начнут поставлять... сторонним потребителям. «Отгружать концентрат планируется с применением сразу нескольких видов тары: морских контейнеров, полувагонов и других тарных вагонов. При этом сам узел отгрузки максимально автоматизирован. Заполнять концентратом контейнеры и вагоны и взвешивать их техника будет без участия человека», - сообщали «Кислород.ЛАЙФ» в Кольской ГМК.

Как заявил в интервью мурманскому телеканалу ТВ-21 глава «Норникеля» Владимир Потанин, для компании это вообще новое направление деятельности: «Мы все-таки привыкли продавать конечную продукцию. Пришлось серьезно перестроить работу сбытовых подразделений, построить специальный логистический комплекс для того, чтобы можно было перевозить этот концентрат и продавать его на рынке, чего мы раньше не делали».

Закрытие же цеха с технической точки зрения – дело хоть и тоже не простое, но все же вполне организуемое (тем более у «Норникеля» накоплен соответствующий опыт). В ближайшие месяцы здесь будет работать служба зачистки: предстоит собрать все материалы, содержащие цветные металлы, чтобы отправить их на переработку. «Перед остановкой плавильной печи производится ее «оплавление», то есть выбирается вся шихта из печных бункеров, далее печь работает без загрузки свежих порций шихты. Максимально расплавляется гарнисаж (защитный слой шихты на стенах печи) и подовая настыль (тугоплавкие компоненты шихты на подине печи). После этого скачивается шлак и штейн, а печь отключают от подачи электроэнергии. В Никеле все РТП будут разобраны. Остатки застывшего расплава и пропитанная расплавом огнеупорная футеровка печей будет отправлена в Норильск и переработана на других металлургических агрегатах для извлечения цветных металлов», - рассказывал ранее «Кислород.ЛАЙФ» начальник плавцеха КГМК Олег Климук.

Плавка цветных металлов у «Норникеля» теперь полностью сконцентрирована на Таймыре, тем более что именно там компания реализует масштабную «Серную программу», направленную на максимальную утилизацию выбросов диоксида серы.

Службе зачистки в ближайшие месяцы предстоит собрать в плацехе в Никеле все материалы, содержащие цветные металлы, чтобы отправить их на переработку в Норильск.

Кроме прочего, «Норникелю» пришлось серьезно вложиться в целый комплекс программ социально-экономической направленности, нацеленных на, так сказать, построение светлого будущего для всего Печенгского округа. «Принятие компанией решения о закрытии плавильного цеха стало безусловно вынужденной мерой, направленной на снижение вредных выбросов в атмосферу. На первом этапе самой главной задачей было максимально учесть желания работников данного производственного участка. Предпринять все возможные меры по социальной адаптации сотрудников цеха. Сотрудникам, изъявившим желание остаться работать в компании, предложены рабочие места в других подразделениях. Для тех, кто решил попробовать себя в предпринимательстве, тоже были созданы хорошие стартовые условия», - заявил губернатор Мурманской области Андрей Чибис.

Опыт закрытия НЗ в Норильске, конечно, пригодился компании и в российско-норвежской приграничной зоне. Проще всего было организовать поддержку собственного персонала: всем желающим работникам плавцеха были предоставлены комфортные условия и курсы переподготовки для перехода на другие производства «Норникеля», и пенсионные пакеты для тех, кто принял решение уйти на заслуженный отдых. По данным КГМК, из 660 сотрудников плавцеха 72% пожелали продолжить работу в подразделениях компании. Большинство уже трудоустроены. Но поддержка не заканчивается: всего на комплекс мер и социальных программ для сотрудников предприятия в Никеле до 2022 года «Норникель» направит более 900 млн рублей. 

Совсем «Норникель» из Печенги не уходит: в пос. Никель продолжит действовать шахта «Каула-Котсельваара», где еще ведется добыча медно-никелевой руды. Но понятно, что без плавцеха перед поселком и округом в целом открываются совершенно непредсказуемые перспективы. Во взаимодействии с органами власти была разработана Стратегия развития Печенгского округа, а «Норникель» взял на себя ответственность по привлечению в муниципалитет новых бизнесов. Как сообщал «Кислород.ЛАЙФ», в ноябре по итогам большого конкурса среди предпринимателей 11 представителей МСБ получили право на беспроцентные займы от «Норникеля» суммарным объемом 185 млн рублей. Эти средства они смогут направить на организацию своих бизнес-проектов – в основном, в сфере общепита и туризма (подробнее – по ссылке), уже в следующем году создав здесь 145 новых рабочих мест. 

Параллельно решается и судьба самой промплощадки. При участии компании был проведен еще один конкурс – среди инвесторов, готовых реализовать на ней индустриальный или культурный бизнес-проект. Преимуществ у высвобождаемой территории плавцеха множество – от полностью подведенной и разнообразной инфраструктуры (в том числе энергетической), до кадрового обеспечения (подробнее – по этой ссылке). Условием конкурса была заявлена «экологическая трансформация индустриальной зоны, создание зеленых производств и новых рабочих мест». Вчера «Норникель» объявил, что победил в этом отборе проект создания металлургического мини-завода по производству мелющих шаров и сортового проката, предложенный ООО «Сириус». В компании завили, что планирует оказать инвестору поддержку «в виде консультативной помощи, обязательств по выкупу части продукции, предоставления льготных условий и сниженных тарифов на материально-технические ресурсы и т.д.». 

По данным ТАСС, на площадку также может зайти и компания «Уралгрит», которая еще год назад заявляла о планах строительства здесь абразивного завода – недавно этот потенциальный инвестор зарегистрировал юрлицо в Мурманской области и подал заявку на получение статуса резидента Арктической зоны РФ в Корпорацию развития Дальнего Востока. 

«Судьба промплощадки остается открытой. В принципе, мы ее готовы рекультивировать, зачистить, как это положено по закону. Но мы видим, что уже появляются бизнесмены с интересными проектами, которые готовы здесь развивать экологически корректный бизнес. Мы их поддержим, если они действительно на территорию войдут. Хотя мы со своими производственными мощностями из этой части Печенгского округа уходим, этот район не бросаем. Я уверен, что решение экологической проблемы в Никеле станет драйвером для развития местных небольших бизнесов, в том числе и в сфере туризма – неблагоприятная картина с выбросами была отталкивающим фактором, сюда люди не приезжали. Территория плавцеха, уверен, будет востребована, в том числе, и для интересных современных видов промышленного туризма, для демонстрации того, как все было в прежние времена», - отметил Владимир Потанин в интервью мурманскому телеканалу ТВ-21.

Промплощадку плавцеха в Никеле ждет «экологическая трансформация индустриальной зоны, создание зеленых производств и новых рабочих мест».

Мурманская область, для которой «Норникель» является крупнейшим налогоплательщиком (доля компании в собственных доходах региона выросла с 14% в 2015-м до 23% по итогам прошлого года, а платежи только по налогу на прибыль в сравнении с 2017 годом – в три раза, до 17,1 млрд рублей), от закрытия плавцеха в пос. Никель тоже ничего не потеряет. До 2025 года «Норникель» инвестирует в развитие и модернизацию металлургических мощностей на площадке в Мончегорске более 90 млрд рублей, в результате чего объемы производства там вырастут c существующих 75 тыс. тонн до 200 тыс. тонн меди в год. И на площадке бывшего комбината «Североникель» будет сосредоточено одно из крупнейших медерафинировочных производств всего холдинга.

В КГМК подчеркивают, что реализация этой комплексной программы будет сопровождаться социальными гарантиями, по содержанию и масштабам сравнимыми с теми, что применялись при закрытии плавцеха в Никеле. «Это усилит позиции Кольского дивизиона и компании в целом в производстве меди, а также кардинально решит вопросы с выбросами металлургического цеха в атмосферу. Закрытие, модернизация устаревших производств, строительство новых цехов – требование не только эффективности, но и обеспечения устойчивого развития», – говорит по этому поводу глава Кольской ГМК Евгений Борзенко.

«Модернизация металлургического производства в Мончегорске приведет к сокращению выбросов почти в два раза. За счет Серной программы в Норильске, которая потребует от нас очень существенных затрат, измеряемых в сотнях миллиардов рублей, мы достигнем 90%-ного сокращения выбросов и в НПР. Все это позволит нам говорить о нашей компании, как об игроке, который не просто производит товары для «зеленой экономики» – палладий и платину, которые используются в катализаторах, благодаря чему сокращаются выбросы из автотранспорта, никель, кобальт и ряд других металлов, которые нужны для батарей для электротранспорта. Но и сам является «зеленой» компанией, которая решила собственные экологические проблемы. И их решение как раз позволит нам уверенно и с полной ответственностью говорить о том, что на карте России и мира появилась экологически-продвинутая компания. Я думаю, что это будет престижно и для страны в целом, и для работников – работать в такой компании, и для инвесторов – вкладываться в такую компанию», – заявил Владимир Потанин в интервью ТВ-21.

На мончегорской площадке КГМК с 2025 года начнет работу одно из крупнейших медерафинировочных производств всего «Норникеля».
Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект