15 Ноября 2019

На границе гаснут печи

«Норникель» закроет плавильный цех в пос. Никель в Мурманской области, чтобы полностью ликвидировать выбросы на границе с Норвегией. Этот проект может стать еще более масштабным, чем закрытие Никелевого завода в Норильске. «Кислород.ЛАЙФ» – о том, как в мире делают то же самое.
Поделиться в социальных сетях

Правительство Мурманской области и «Норникель» заключили соглашение о сотрудничестве, направленное на развитие региона, повышение его инвестиционной и туристической привлекательности. 17 октября в Москве подписи под документом поставили губернатор Андрей Чибис и президент «Норникеля» Владимир Потанин. В официальном сообщении компании не было сказано о сумме прописанных в соглашении инвестиций, но в СМИ прозвучала цифра – около 140 млрд рублей до 2023 года.

Вместе с правительством региона «Норникель» собирается «работать над улучшением качества жизни в городах деятельности, а также над реализацией социальных проектов и программ в интересах жителей всей области». Но главное даже не это: в ходе подписания соглашения Владимир Потанин высказал намерение полностью закрыть устаревший плавильный цех в пос. Никель. «Сегодняшний мир диктует другие требования к технологиям, и очевидно совершенно, что рано или поздно эту задачу необходимо было решать», - отметил президент «Норникеля».

Дочернее предприятие «Норникеля» – Кольская ГМК – управляет тремя производственными площадками в Мурманской области, на территориях бывших комбинатов «Североникель» и «Печенганикель» в Мончегорске и Никеле, соответственно, а также в Заполярном (там сконцентрирована рудная база). Плавка никеля в Мончегорске была ликвидирована еще в 1998 году, что позволило радикально снизить там выбросы диоксида серы (со 232 тыс. в 1990-м до 36,6 тыс. тонн в 2018-м). Плавильный цех в Никеле планируется закрыть к концу 2020 года, сообщил гендиректор КГМК Евгений Борзенко. После этого производить никелевый файнштейн «Норникель» продолжит только на «Надежде» – расположенном в 12 км от Норильска огромном металлургическом заводе, который в ближайшие годы ожидает масштабная экологическая реконструкция в рамках «Серного проекта» (о чем «Кислород.ЛАЙФ» еще напишет).

Президент «Норникеля» Владимир Потанин заявил, что плавцех в пос. Никель будет закрыт: «Сегодняшний мир диктует другие требования к технологиям».

Если экология Норильска – это, так сказать, внутреннее дело России и «Норникеля», как главного стейкхолдера на Таймыре, то в Мурманской области речь идет о трансграничном влиянии цветной металлургии. Пос. Никель расположен практически на границе с Норвегией, а потому работа там плавильного цеха долгие годы является раздражающим фактором для международных экологических организаций. Неудивительно, что директор экологического правозащитного центра «Беллона» в России Александр Никитин незамедлительно отреагировал на заявление Потанина: «Это очень позитивная информация, которая подчеркивает, что «Норникель» твердо следует по заявленному пути масштабных экологических трансформаций своей промышленной политики. В общем и целом, сотрудничество с «Норникелем» все больше убеждает нас, что компания ведет открытый и честный диалог с общественными экологическими организациями. Пока все заявленные планы «Норникеля» воплощаются в жизнь, и для общества и партнеров по приграничному сотрудничеству – это очень хороший сигнал». 

Стоит отметить, что опыт закрытия устаревших производств у компании уже есть – в 2016-м был остановлен Никелевый завод в Норильске, работавший с 1942 года на тех же технологиях (руднотермические печи), что и «Печенганикель». По словам Владимира Потанина, именно этот опыт и будет использован в приграничной зоне с Норвегией. «В отношении работников Никелевого завода была разработана отдельная, продуманная программа, предусматривающая переподготовку, переобучение, трудоустройство на других предприятиях компании, отправка кого-то на материк, кого-то — на пенсионное обеспечение. Такую же практику мы планируем применить во взаимодействии с руководством Мурманской области и в поселке Никель, где сейчас в плавильном цеху работают около 800 работников», — подчеркнул глава «Норникеля». 

Более подробно о совместных планах компании и региональных властей по подготовке города и всего Печенгского района Мурманской области, для которого пос. Никель является административным центром, к историческому событию и к решению возникающих в связи с этим социально-экономических проблем, можно прочитать в публикации «Лента.ру» (вот ссылка). В двух словах – речь идет о создании благоприятных условий для диверсификации экономики и развития новых бизнес-направлений (здесь пригодятся наработки «Агентства развития Норильска», в свое время созданного по инициативе «Норникеля»). Заявлено про совместные проекты в сфере образования, «направленные на подготовку научного и кадрового потенциала для обеспечения компании квалифицированными трудовыми ресурсами», туризма (с упором на проект «Норникеля» по созданию масштабной туристической инфраструктуры в регионе) и продвижения социокультурных инициатив.

Опыт закрытия Никелевого завода в Норильске «Норникель» планирует использовать и при закрытии плавцеха в пос. Никель.

В России крайне редки успешные кейсы закрытия крупных производств – особенно таких, что проходили бы в управляемом режиме. Если не рассматривать случаи «вынужденной смерти» заводов из-за банкротств, весьма частых в 1990-е, драйвером подобных трансформаций все чаще становится экология. В эту логику вписывается и закрытие Никелевого завода (впрочем, индустриальный профиль Норильского промрайона оно не изменило), и перестройка Кузнецкого меткомбината в Новокузнецке в рельсопрокатный стан, и множество других примеров разной степени успешности.

Есть и негативный пример – остановка в 2013 году Байкальского ЦБК: население моногорода к этому более-менее уже адаптировалось, но экологические угрозы озеру, объекту охраны ЮНЕСКО, за минувшие шесть лет так и не были нейтрализованы.

«Кислород.ЛАЙФ» решил посмотреть, как решались подобные задачи за рубежом. Эта публикация – первая, мы будем продолжать собирать интересные кейсы закрытий производств в мире и в России. Если вы знаете такие примеры – поделитесь с нами!

SSI, закрытие металлургического завода в Редкаре

Производство чугуна и стали на заводе корпорации SSI (ее штаб-квартира находится в Бангкоке) на окраине Мидлсбро, в Редкаре (это в Тиссайд на северо-востоке Великобритании), было приостановлено 18 сентября 2015 года. Директор подразделения SSI в Великобритании Корнелий Лоуренс тогда заявил ВВС, что доменная печь, отработавшая к тому времени 98 лет и считавшаяся второй по мощности в Европе, будет законсервирована на срок до пяти лет. Под сокращение попали 1,7 тыс. из почти 2,2 тыс. рабочих.

Основными причинами такого решения в SSI называли «падение мировых цен на сталь вдвое из-за перепроизводства и плохие торговые условия». При этом коксовые печи и работающая на них электростанция в Редкаре закрыты не были, поэтому около 450 работников в штате остались. Но в октябре 2015 года SSI вообще ликвидировала свое подразделение в Англии. И решением проблемы Редкара пришлось заниматься правительству Великобритании, попавшему из-за безответственного поведения тайских инвесторов под лавину критики как со стороны общественности, так и профсоюзов, с примкнувшими к ним депутатами британского парламента.

Месторождение железной руды в Тиссайде обнаружили в 1850-х, сталелитейный завод в Редкаре заработал в 1917 году. Его сталь использовалась, например, для строительства моста Харбор-Бридж в Сиднее и Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Почти век предприятие, вместе с химическим заводом в соседнем Уилтоне, оставалось основным работодателем в 40-тысячном по населению городе. В 2007 году оно вошло в состав Tata Steel, но новый владелец не справился с управлением, и в 2010-м впервые в истории завода погасил доменную печь. Тайская SSI, выкупив предприятие в 2011-м, вложила миллионы фунтов стерлингов и 15 апреля 2012 года снова ее запустила. Но, как оказалось, ненадолго.

Сталевары проводили митинги протеста, обвиняя в крахе черной металлургии правительство страны – «зеленые» налоги и дешевый импорт, говорили они, сделали британские заводы неконкурентоспособными. Некоторые депутаты парламента требовали от властей сохранить производство в Тиссайде, упирая на то, что жители этой местности поколениями плавили сталь. Общественники призывали гарантировать отрасли «шанс на будущее», предлагая закрыть завод так, чтобы новый собственник, в случае его появления, смог снова запустить производство.

До национализации дело в итоге не дошло, но британские власти потратили около 80 млн фунтов стерлингов на помощь уволенным, в частности, на переподготовку специалистов и поддержку тех, кто был готов уйти в малый бизнес. «Цены на сталь рухнули во всем мире, и мы считаем, что сейчас лучше всего вложить эти 80 миллионов в помощь людям, чтобы они получили новые навыки, получили работу, чтобы появились новые рабочие места», - заявлял в то время премьер-министр Джеймс Кемерон.

Впрочем, Тиссайд, по данным из открытых источников, сумел перестроится. Дело в том, что Редкар – лишь часть большой конурбации, сформировавшейся вокруг Мидлсбро на реке Тис в Северо-Восточной Англии. Хотя исторически это был центр тяжелой промышленности, традиционные отрасли (сталелитейное и химическое производство) в значительной степени удалось здесь заменить высокотехнологичными предприятиями, наукой и сектором услуг. Благо в Тиссайде работает университет, а в Редкаре есть морской порт. Кроме того, с самого открытия в 1846 году железной дороги от Мидлсбро до Редкара сюда шел поток туристов.

При закрытии металлургического завода в Редкаре была остановлена вторая по мощности в Европе доменная печь, а под сокращение попало 1,7 тыс. из 2,2 тыс. рабочих.

U.S. Steel, закрытие металлургического завода в Фэрфилде

Доменное и сталелитейное производство на заводе в 11-тысячном по населению Фэрфилде (штат Алабама, США) было закрыто в ноябре 2015 года исключительно по экономическим причинам. К тому времени в США без работы осталось около 13,5 тыс. работников сталелитейной̆ промышленности (или 10% всех занятых в отрасли), а сама U.S. Steel пребывала в тяжелейшем финансовом положении.

В компании связывали кризис с замедлением экономического роста Китая, спадом в мировом потреблении стали и падением цен на нефть и газ, что значительно сократило потребности в стальных трубах и другой продукции. U.S. Steel была вынуждена сократить объемы производства на 2,4 млн тонн стали, ее капитализация упала до минимального уровня, а убытки оценивались в более чем 260 млн долларов.

Этой волной накрыло и Фэрфилд, основанный в 1910-м пригород Бирмингема, исторически сложившийся как центр стали, угля и железной дороги. Даже первое название городу – Кори – было дано в честь исполнительного директора U.S. Steel. Да и название Фэрфилд имеет отношение к корпорации – в аналогичном городе в Коннектикуте жил один из ее президентов. «Завод, имеющий почти 100-летнюю историю, когда-то прокатывал сталь, используемую для строительства кораблей во время Первой мировой войны», - сетовала тогда журналист NPR Дебби Эллиотт.

«Это сложное решение, но мы определили, что для повышения общей эффективности и структуры затрат в сегменте плоского проката нам необходимо остановить доменную печь, а также прекратить выплавку стали и большинство прокатных операций в Фэрфилде», - заявил президент и генеральный директор U.S. Steel Марио Лонги. В итоге без работы осталось более 1,1 тыс. сотрудников предприятия. При этом расположенный на одной площадке с ним трубный завод, где работало 400 человек, не закрылся. Там была построена электродуговая печь, способная производить низкосортную сталь из переработанного металла.

В U.S. Steel выплатили сокращенным сотрудникам все положенные компенсации, и предложили работу на любом из 13 других заводов компании в США. Но основное бремя поддержки уволенных легло на местные власти, профсоюзы и некоммерческий сектор. В городе постоянно проходили ярмарки вакансий, людям помогали освоить новые профессии и найти новые места работы, им раздавали продовольственные купоны и пайки. При этом забастовок и протестов уволенных не было – закрытие завода было ожидаемым.

Доменное и сталелитейное производство на заводе в 11-тысячном по населению Фэрфилде было закрыто в ноябре 2015 года, без работы осталось 1,1 тыс. работников.

Mitsubishi, закрытие автозавода в Нормале

В мае 2015 году японская Mitsubishi Motors объявила о полном сворачивании своей деятельности в США, и остановке производства автомобилей в Нормале (штат Иллинойс). К ноябрю были уволены практически 90% из 1280 работников Mitsubishi Motors North America. Уход японского автогиганта из США коснулся и порядка 600 сотрудников на пенсии - членов профсоюза. Автопроизводитель в то время был шестым по величине работодателем в местности Блумингтон-Нормал.

По данным японской газеты The Nikkei, Mitsubishi тогда стала тогда первым крупным японским автопроизводителем, прекратившим производство как в США, так и в Европе. Компания к тому времени построила завод в Таиланде, выкупила у Ford предприятие на Филиппинах и вела строительство еще одного завода в Индонезии. И решила полностью сосредоточится на азиатских рынках. Оставив в США только точки продаж.

Предприятие в Нормале было запущено в 1988 году как СП Mitsubishi Motors и Chrysler, причем за счет 249 млн долларов господдержки. Изначально здесь производили спортивные купе, но вскоре запустили вторую смену и выпуск 4-дверных седанов. В 1990-х Mitsubishi выкупила у Chrysler 50% акций и стала единственным собственником предприятия. На пике штат достигал 4 тыс. работников. В 2003 году, например, вклад Mitsubishi в местную экономику от налогов, зарплат и трансфертов достиг 320 млн долларов.

Но в тех же 2000-х завод постоянно сталкивался с трудностями. В июле 2004 года предприятие снова перевели на работу в одну смену, сократив 1200 из 3150 сотрудников. С тех пор здесь выпускали только модель Outlander Sport. Но и ее продажи падали, и в 2010-м Mitsubishi объявила, что прекратит производство в Иллинойсе к 2014 году. Государство пообещало компании налоговые льготы в объеме 30 млн долларов в течение 10 лет, в обмен на инвестиции в 45 млн долларов в производство кроссовера Outlander Sport и сохранение 1200 рабочих мест. Из бюджета заводу успели выдать налоговых кредитных сертификатов на сумму около 7,2 млн долларов.

Однако к 2014 году годовой объем производства на заводе сократился до 64 тыс. автомобилей, что было крахом в сравнении с 220 тыс. в 2002 году. Всего в том году японская корпорация продала в США 82 тыс. автомобилей, менее 1% от общего объема рынка. После чего и решила закрыть производство, выставив площадку на продажу. Но только в 2017 году ее удалось продать мичиганской Rivian Automotive, которая пообещала вновь открыть завод к 2024 году, инвестировав в это порядка 175 млн долларов. Сообщалось, что на новом производстве уже к 2021 году будет создано порядка 500 рабочих мест, а в конечном итоге – в два раза больше.

По данным из открытых источников, большая часть из 52-тысячного населения Нормала работает в Университете штата Иллинойс и десятках школ, которые расположены в соседнем Блумингтоне. Власти Иллинойса обещали принять все необходимые меры, чтобы помочь с профессиональной переподготовкой и трудоустройством уволенных рабочих автозавода. Однако проблемы с трудоустройство возникли у многих сокращенных. 

Mitsubishi в 2015 году стала первым крупным японским автопроизводителем, прекратившим производство как в США, так и в Европе.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект