22 декабря 2020

«Планов переводить ТЭС на газ у нас нет»

Генеральный директор СУЭК и СГК Степан Солженицын: о будущем угольной генерации, преимуществах ценовых зон теплоснабжения и о том, интересны ли компании, электростанции которой работают на твердом топливе, ВИЭ.

Поделиться в социальных сетях

В День энергетика, 22 декабря, глава СУЭК и входящей в эту же группу Сибирской генерирующей компании (СГК) Степан Солженицын, вышел в прямой эфир в корпоративном блоге СГК в Instagram. Это было первое интервью Солженицына в текущем году, подчеркнули в компании. Впрочем, по формату мероприятие, скорее, было больше похоже на стихийную пресс-конференцию – вопросы топ-менеджеру задавали пользователи платформы. А озвучивала их руководитель пресс-службы СГК Наталья Ефимова.

Хотя в общем потоке преобладали частности – от скачков температуры в квартирах до проблем с подключением конкретных жилых комплексов в городах присутствия СГК, - в эфир пробивались и вечные темы – например, когда снизятся тарифы на тепло и что ждет угольную энергетику в будущем. Руководители столь крупных компаний редко выходят в прямые эфиры («Кислород.ЛАЙФ» подобные примеры вспомнить не смог – но, возможно, такое и случалось), тем более совершенно открытые для любых вопросов – в том числе и откровенно бредовых, чем грешат социальные сети. Один из аккаунтов, например, настойчиво строчил одинаковый вопрос, как можно стать топ-менеджером СГК – но, конечно, эта странная попытка пройти виртуальное собеседование у генерального директора компании в прямом эфире была обречена на провал еще на старте. 

Степан Солженицын напомнил, что в этом году СГК – и, кстати, ограничения, введенные в стране из-за пандемии коронавируса, этому даже помогли – стала более клиенто-ориентированной компанией. Ставка на большую открытость в общении с потребителями сделала логичным и использование таких вот прямых эфиров - на все вопросы, поступившие в ходе этого общения, даже самые локальные, Солженицын пообещал ответить. «Слово клиентоориентированность сложное, но имеется в виду очень простое – думаем о людях, думаем о других, а не о себе. Наши сотрудники трудятся с котлами, железом, трубами, но люди этого не видят, им, по факту, нужно, чтобы свет горел, тепло в квартире было, а вода из крана шла качественная. И мы должны именно об этом всегда думать. А для этого нужно получать обратную связь, слышать и знать больше, чем прописано в наших прямых обязанностях, и не только через жалобы, но и через счетчики и те же логгеры в квартирах. Нам сейчас нужно больше обратной связи – слушать потребителей, стараться собрать как можно больше мнений клиентов, понимать, как нас воспринимают со стороны». 

«Кислород.ЛАЙФ» выбрал еще две наиболее интересных темы прямого эфира.

Генеральный директор СУЭК и СГК Степан Солженицын впервые вышел в прямой эфир Instagram и ответил на вопросы пользователей.

Без газа, но с хорошей газоочисткой

ТЭЦ и ГРЭС СГК работают на различных марках каменного или бурого угля, которые в основном добывают предприятия СУЭК (исключением является Новокузнецкая ГТЭС). Учитывая некий утвердившийся в массах миф о том, что у угольной генерации нет будущего (прежде всего, по экологическим причинам), логично, что масса вопросов Степану Солженицыну касалась перспектив перевода электростанций СГК на сжигание газа? И в целом о перспективах угольной энергетики в России.

По мнению топ-менеджера, там, где уголь по факту оказывается экономически эффективнее газа, таким ТЭС ничего не угрожает. «В Москве привезенное откуда-то твердое топливо вряд ли окажется дешевле газа. В европейской части страны в принципе очень мало мест, где есть смысл использовать уголь – граница примерно проходит по Уральским горам. А вот на территориях к востоку от Урала уголь является наиболее эффективным видом топлива, использовать его там экономически рационально и целесообразно. Газ в той же Сибири стоит намного дороже, и мы видим, что люди, например, на бытовом уровне, не всегда принимают решение перейти на сжигание газа в своих собственных домах, даже если такая технологическая возможность имеется».

Кроме экономики, Солженицын предлагает не забывать и о такой категории, как надежность энергоснабжения: «На угольных складах ТЭС всегда имеется определенный запас топлива, как минимум на несколько недель».

В то же время генеральный директор СУЭК и СГК понимает, что над углем как видом энергетического топлива все сильнее довлеет экологический «дамоклов меч»: «Но людей, на самом деле, волнует не уголь как таковой, их волнует, чтобы воздух в городах был чистым». В ответ на этот общественный запрос СГК реализуют масштабные экологические программы, направленные на снижение негативного влияния угольной генерации на окружающую среду (и не только на атмосферу), практически на всех своих электростанциях.

Крупнейшая инвестпрограмма развернута в Красноярске – на ТЭЦ-1 в этом году запустили новую дымовую трубу высотой 270 метров, оснащенную, кстати, автоматизированной системой мониторинга выбросов загрязняющих веществ. До 2024 года к этому сооружению подключат электрофильтры, которыми будут оснащены 14 котлов из 17 действующих на станции. Первое из этих высокотехнологичных устройств заработает буквально в ближайшие дни, второе – в начале 2021 года. За счет электрофильтров (Красноярские ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 уже оснащены такими системами газоочистки) СГК рассчитывает существенно сократить выбросы твердых веществ от ТЭЦ-1. А высота дымовой трубы поможет улучшить и рассеивание атмосферных эмиссий в целом (кроме того, СГК замещает неэффективные и «грязные» котельные в Красноярске – 35 таких объектов планируется до 2024 года закрыть, переключив их нагрузки на ТЭЦ). 

«На наш взгляд, установка на угольных ТЭС современного газоочистного оборудования – это надежное экологичное и одновременно экономичное решение для городов Сибири. Для нас как компании, которая работает на угле, это приоритетное направление. Все наши ТЭС и сегодня оснащены различными системами газоочистки, но не везде они самые современные. Эту ситуацию мы планируем постепенно изменить. Но, к сожалению, быстро такие решения не внедрить», – отмечает Солженицын. Планы на текущее 10-летие – оснащение угольных ТЭС именно электрофильтрами, которые позволят решить главную и наиболее заметную проблему таких объектов генерации – пылевые выбросы. 

Углубление газоочистки – строительство системам азото- и сероулавливания, а также перевод электростанций на сухое золошлакоудаление (вместо преобладающих исторически систем ГЗУ) – это дело следующего 10-летия. «СГК активно смотрит на возможности внедрения в практику различных технологических решений, направленных на улавливание оксидов азота и серы. Пока, к сожалению, в России нет работающих и экономически целесообразных разработок. Но это наше, так сказать, инновационное направление, мы его изучаем. Исходя из этого планов переходить на сжигание более дорогого в Сибири природного газа у СГК нет – в нынешних условиях это не является рациональным выбором», - отмечает Солженицын. 

По словам топ-менеджера, ресурсов угольных месторождений в Сибири хватит на несколько столетий. «Возможно, в какой-то момент, по разным причинам – экономическим, общественным, политическим – случится так, что народ «проголосует» за отказ от угля. Так уже случилось в Германии – экономически целесообразнее там было бы продолжать использовать и уголь, и мирный атом, но население страны добровольно отказалась и от того, и от другого вида топлива. Возможно, и в России мы когда-нибудь придем к такому уровню достатка, при котором люди согласятся платить за тепло и свет дороже, и, что самое главное, им это будет по карману. Но очевидно, что сейчас нельзя строить энергосистему на роскошных технологиях, которые будут недоступны массовому потребителю. В этой связи в Сибири дешевле и рациональнее использовать уголь, добываемый тут же, рядом, доставляемый по коротким транспортным плечам, и сжигаемый по самым «чистым» технологиям». 

При этом СГК, как заявил Степан Солженицын, не исключает и выхода в сегмент ВИЭ. До сих пор угольный генератор интереса к этим источникам не проявлял: «Пока что мы этим не занимались, и компетенций в этой сфере у компании нет. Но тренд к развитию ВИЭ в регионах мы видим, за ним следим, и не сбрасываем со счетов, что может и сами будем принимать какое-то участие в этих процессах».

https://infopro54.ru/
Степан Солженицын: «Установка на угольных ТЭС современного газоочистного оборудования – это надежное экологичное и одновременно экономичное решение для городов Сибири».

«Мы должны быть дешевле любой альтернативы»

СГК, как известно, была пионером внедрения в России ценовых зон теплоснабжения – первая в стране «альтернативная котельная» заработала в алтайском моногороде Рубцовске с 2018 года (при том что инвестиции в этот город к тому времени компания уже, фактически, сделала). С тех пор на эту же модель перешли и другие города присутствия СГК – Барнаул, Красноярск и Канск. Суммарные инвестиции только в эти четыре муниципалитета превысят 20 млрд рублей.

Сейчас в компании ждут аналогичных решений правительства РФ по Бийску, Абакану и Черногорску в Хакасии (эти два города планируется объединить теплотрассой от Абаканской ТЭЦ), Белово в Кузбассе (там реализуется уникальный инвестпроект по переводу тепловой нагрузки центральной части города на Беловскую ГРЭС, с закрытием ряда котельных) и др. В целом, заявлял еще в конце ноябре Солженицын, программа по модернизации систем теплоснабжения СГК в ценовых зонах может превысить 60 млрд рублей. Например, только в Кемерово по «альткотельной» компания планирует вложить порядка 6-8 млрд рублей. 

По словам гендиректора СГК, режим ценовых зон позволяет обеспечить долгосрочные «правила игры», которые и дают компании возможность делать опережающие инвестиции в сферу тепла в городах присутствия. В среднем в любом муниципалитете ежегодно нужно менять порядка 3% основных фондов, но преобладающее в стране тарифное регулирование такого инвестиционного ресурса не дает ни одной из ТСО, даже столь крупных, как СГК. «В этом логике сколько мы получим в тарифе, столько и вложим в тот или иной город. И в таком режиме мы с властями верим друг другу ровно на один год. В случае с «альткотельной» мы верим друг другу на 10-15 лет вперед. Ценовые зоны позволяют выстроить отношения долгую и планомерно двигаться по программам модернизации. Я очень рад, что большинство наших регионов присутствия – Алтайский и Красноярский края, Кузбасс, Хакасия – поверили в этот метод. И поверили нам». 

Единственным исключением из правила пока остается Новосибирск, крупнейшее муниципальное образование в России. «Это город, остро нуждающийся в опережающих инвестициях в тепловые сети и систему теплоснабжения в целом. С точки зрения надежности Новосибирск выглядит хуже остальных городов, где мы работаем – здесь сильно изношены теплосети и тепловые пункты. Понимание того, сколько нужно будет инвестировать в столицу Сибири, чтобы решить проблемы с недофинансированием системы тепла, у нас в компании сформировано еще не окончательно. Но потребности в инвестициях точно превышают текущие возможности, которые закладываются в тарифах, примерно в пять раз. Эту разницу можно будет восполнить при работе по модели «альтернативной котельной». Новосибирск слезам не верит. Мы со своей стороны инвестиционное предложение сделаем и озвучим его мэру и губернатору, городским и областным депутатам. Но решение – всегда за властями. Захотят они, чтобы город перешел в ценовую зону и получил опережающие инвестиции в систему теплоснабжения, увидим – этот разговор в ближайшем будущем».

Роста тарифов на тепло, считает Солженицын, при переходе в ценовые зоны боятся точно не стоит: «Тут важно не оторваться от реальности – мы обязаны следить за тем, чтобы свой источник не оказался выгоднее для потребителя. Иначе от нас все уйдут, потому что мы будем слишком дорогие. Мы должны быть дешевле любой альтернативы. В большинстве городов – даже при плавном повышении тарифов – наше тепло должно стоить на 25-30% дешевле конкурентов».

Степан Солженицын: «Потребности в инвестициях в сферу тепла в Новосибирске превышают текущие возможности, которые заложены в тарифах, примерно в пять раз».
Пора ускоряться
Пора ускоряться

Чтобы привлечь необходимые для модернизации теплосетевой инфраструктуры 2,5 трлн рублей, в ближайшие пять-семь лет на модель «альткотельной» должно переходить по 40 городов в год. Пока такие темпы выглядит малореальными.

Как Беловская ГРЭС сможет обогреть Белово?
Как Беловская ГРЭС сможет обогреть Белово?

Интересный проект СГК в Кузбассе: замещение шести неэффективных котельных мощностями КЭС. Для этого нужно организовать теплофикационный отбор на турбинах К и проложить 12-километровую теплотрассу.

Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект