5 Октября 2020

Надежда на фемиду

«Норникель» оценил ущерб от разлива топлива на ТЭЦ-3 в 21,4 млрд рублей, что в семь раз ниже искового требования Росприроднадзора. В компании ждут справедливого решения суда.
Поделиться в социальных сетях

Пресс-служба ПАО ГМК «Норильский никель» сегодня сообщила, что «дочернее» АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (НТЭК), «используя действующую методику расчетов ущерба окружающей среде, а также принимая во внимание все обстоятельства инцидента» с разливом дизельного топлива из хранилища №5 Норильской ТЭЦ-3, оценила общий размер вреда окружающей среде Таймыра в 21,4 млрд рублей. Это почти в семь раз ниже требования, заявленного Росприроднадзором в иске к НТЭК, который был подан в Арбитражный суд Красноярского края 10 сентября. 

Напомним, еще летом федеральная служба расчитала беспрецедентную в истории российского природоохранного судопроизводства сумму ущерба, нанесенного НТЭК экосистеме Таймыра – 147,8 млрд рублей. И направила компании требование о добровольной выплате этой суммы. Причем под сурдинку и очень оперативно были приняты и поправки в бюджетное законодательство, чтобы этот водопад из миллиардов в случае чего пролился сразу в федеральный бюджет, а не в краевую или тем более не в казну муниципалитета. Несмотря на то, что в «Норникеле» оперативно зарезервировали эту огромную сумму, сразу было понятно, что компания по собственной инициативе такой сомнительный рекорд ставить не будет, а попытается оспорить огромную и, по мнению многих экспертов, явно чрезмерную сумму иска. Непонятно было только, во сколько сама НТЭК оценит нанесенный разливом дизтоплива ущерб экосистеме Таймыра. 

И вот сумма объявлена. Ранее президент «Норникеля» Владимир Потанин в интервью «России-24» заявлял, что «эта история перешла в суд, как нам кажется, несколько преждевременно, так как у нас было нормальное взаимодействие в рамках рабочей группы при Минприроды, и мы считали, что мы в досудебном порядке урегулируем [этот вопрос], и министр [природных ресурсов и окружающей среды Дмитрий] Кобылкин об этом говорил». «Так или иначе эта проблема перешла в суд. Но, может, оно и к лучшему, потому что когда мы говорим о вопросах справедливости, а мы именно так ставим вопрос, то, возможно, суд – это как раз то место, где эта справедливость может быть установлена», - сказал он.

В НТЭК оценили нанесенный природе Таймыра из-за разлива дизельного топлива на ТЭЦ-3 ущерб в 21,4 млрд рублей.

Напомним, из-за деформации (по самой рабочей версии, по причине таяния вечной мерзлоты) стенок хранилища резервного топлива Норильской ТЭЦ-3 29 мая произошел разлив более 21 тыс. тонн дизельного топлива, часть которого попала в реки Амбарная и Далдыкан. В районе был введен режим федеральной ЧС, работы по ликвидации последствий аварии с тех пор не прекращались. В самой НТЭК специально подчеркивают, что не оспаривают, что нанесли вред окружающей среде. Но настаивают, «что с первых минут аварии действовали максимально оперативно и добросовестно, и делали все возможное для минимизации негативных последствий». 

Однако при определении размера вреда водным объектам и почве Росприроднадзор, по мнению компании, «допустил серьезное отступление от действующих методик расчета размера вреда окружающей среде, а также правоприменительной практики». Отметим, что сумма требований в иске Росприроднадзора была рассчитана по формуле из методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной приказом Минприроды №87 от 13 апреля 2009 года. Наиболее принципиальные расхождения, по оценке НТЭК, состоят в применении неоправданно завышенного коэффициента длительности негативного воздействия (т.н. «Кдл») вредных веществ на водный объект при непринятии мер по его ликвидации, а также в существенном завышении объема нефтепродуктов, попавших в водные объекты. 

В первом случае Росприроднадзор, как известно, применил максимально возможный «Кдл» в размере 5, который выставляют в случае, когда нарушитель не предпринял никаких действий для устранения последствий в течении 500 часов (или более 20 суток) с момента аварии. «Росприроднадзор обосновывает это тем, что последствия инцидента не были устранены в течение 500 часов. Однако положения методики исчисления вреда водным объектам и сложившаяся правоприменительная практика однозначно определяют расчет коэффициента Кдл по времени начала работ по ликвидации аварии, а не по времени их завершения. Этот коэффициент призван стимулировать к скорейшему принятию мер по ликвидации аварии и носит «штрафной» характер в случае непринятия таких мер», - говорится в сообщении компании. 

НТЭК начала устранять последствия аварии незамедлительно, в первый же день, напоминают в «Норникеле». Несмотря на то, что изначально компанию обвиняли чуть ли не в сокрытии инцидента, давно уже документально было установлено и доказано – ликвидация действительно началась оперативно, буквально в первые же часы. А вот силы МЧС России и других спасательных структур подключились лишь через несколько дней, что, очевидно, к иску в адрес НТЭК не имеет прямого отношения. Таким образом, в рассматриваемой ситуации коэффициент «Кдл», по мнению НТЭК, подлежит применению в размере 1,1.

В НТЭК подчеркивают, «что с первых минут аварии действовали максимально оперативно и добросовестно, и делали все возможное для минимизации негативных последствий».

Во втором случае, по мнению «Норникеля», Росприроднадзор слишком рано завершил свои исследования по подсчету попавших в воду нефтепродуктов (29 июня 2020 года), до окончания работ по их сбору, которые, кстати, продолжаются до сих пор. В результате, опять же, при расчете был существенно завышен объем топлива, якобы попавшего в воду — в основу иска легли 19,1 тыс. тонн (из более чем 21 тыс. тонн, которые вытекли из треснувшего резервуара). По оценкам НТЭК, объем попавшего в водные объекты дизельного топлива не превысил 14,3 тыс. тонн. По данным компании на 28 сентября, всего в районе ТЭЦ-3 и реки Амбарная за это лето и первый месяц осени было собрано более 34,4 тыс. кубометров водно-топливной смеси, отсепарировано – более 4,7 тыс. кубометров. То есть еще меньше.

На самом деле, и эти цифры могут оказаться не окончательными. «Топлива, которое попало в водоемы, было значительно меньше, чем было указано в акте (регламентирующем сумму ущерба экосистеме). Кстати, ни мы, ни Росприродназор на сегодняшний день не можем точно сказать, сколько, потому что нужна экспертиза», - отмечал в том же интервью «России-24» Владимир Потанин. Добавляя, что экспертиза может быть проведена только после полного завершения работ по сбору топлива. 

НТЭК также считает неверным и определение ущерба, нанесенного почве (в иске за это выставлено 738,6 млн рублей). По мнению компании, Росприроднадзор в несколько раз завысил площадь загрязненного участка, в расчеты показателей степени загрязнения включил не только параметры по нефтепродуктам, но и по другим загрязняющим веществам (коих там исторически может быть очень много – кстати, изучением фонового загрязнения занимаются сейчас ученые Большой Норильской экспедиции), а также отнес к плодородным почвам участки, которые являются промышленными землями (а для них действуют особые условия). Компания оспаривает и ряд других оценок, изложенных в исковом заявлении Росприроднадзора. По мнению НТЭК, требования, выдвинутые компании федеральной службой, являются необоснованными, а для справедливого разбирательства по делу должны быть учтены все фактические обстоятельства. 

В «Норникеле» в очередной раз подтвердили свою готовность провести «все необходимые мероприятия, направленные на полное устранение последствий разлива дизельного топлива». Компания добровольно и добросовестно продолжает финансировать все необходимые расходы: по предварительным расчетам, общая сумма затрат на сегодняшний день приблизилась уже к 12 млрд рублей. «При определении размера вреда окружающей среде затраты на ликвидацию последствий должны быть учтены», - считают также в компании.

Кстати, в конце сентября в «Норникеле» заявили о планах увеличить инвестиции в модернизацию своих энергопредприятий на Таймыре – более чем на 100 млрд рублей в течение 2020-2024 годах. Дополнительные средства будут направлены не только на замену оборудования на ТЭЦ и ГЭС компании, на модернизацию электросетевого и газотранспортного комплекса, но и на техническое перевооружение всего резервуарного парка. При этом в фокусе программы будет повышение уровня промышленной безопасности всех объектов, в том числе тех, что построены на вечной мерзлоте. «Мы планируем расширить системное наблюдение за состоянием зон многолетней мерзлоты и воздействием на них колебаний климатической обстановки на Таймыре, чтобы обеспечить максимальную безопасность инфраструктуры, которая обеспечивает как наши производственные мощности, так и жителей городов Норильского промышленного района», - добавляет по этому поводу первый вице-президент – операционный директор «Норникеля» Сергей Дяченко.

По предварительным расчетам, общая сумма затрат на ликвидацию последствий инцидента на сегодняшний день приблизилась уже к 12 млрд рублей.

Глава Росприроднадзора Светлана Радионова уже заявила, что озвученная НТЭК сумма ущерба от разлива топлива показывает, «на что может рассчитывать государство по мнению нарушителей»: «Озвученная сумма в разы меньше, чем об этом говорили самые лояльно настроенные к компании экологи» (цитата по ТАСС). Председатель Комиссии по экологии и окружающей среде Общественной палаты РФ Елена Шаройкина сказала в комментарии для «Кислород.ЛАЙФ», что считает требование, заявленное  в иске Росприроднадзора, «более корректным», нежели сумму, названную «Норникелем». «Речь идет не о наказании для компании, а о полноценной ликвидации ущерба аварии. Возможно, сумма и могла бы быть скорректированной в сторону уменьшения, в случае открытого диалога между «Норникелем» и Росприроднадзором, с участием научного и общественных сообществ, но не в семь раз. Поэтому в этом споре я на стороне Росприроднадзора, который, в свою очередь, защищает интересы региона и следует цели восстановления экосистемы Таймыра», - говорит Шаройкина. 

По мнению же исполнительного директора открытой экологической платформы «Российские Зеленые» Сергея Шахматова, «с одной стороны, можно понять Светлану Геннадьевну Радионову и возглавляемую ею федеральную службу – желание получить максимально возможную сумму штрафа с природопользователя, так как эти средства будут направлены в федеральный бюджет. Но, увы, эти огромные деньги окажутся «неокрашенными» с точки зрения их целевого (экологического) использования и утонут в общих бюджетных расходах странны. С другой стороны, вполне оправдана и понятна позиция и право учредителя НТЭК оплатить обоснованную сумму штрафа – и в этом вопросе точку действительно должен поставить суд». 

«Но самое главное в другом! Первое: чем БОЛЬШЕ взыщут с загрязнителя, тем МЕНЬШЕ основной налогоплательщик Красноярского края заплатит налогов в региональный бюджет (а речь идет о миллиардах). Второе: все взыщенные платежи совершенно точно не пойдут на восстановление водных объектов и биоразнообразия – увы, так устроен наш Бюджетный кодекс. И встанет вопрос: почему штрафы не ушли на очистку и реабилитацию загрязненной территории, восстановление биоразнообразия и компенсацию КМНС? И за чей счет в итоге будут проводиться вышеназванные работы? Только взвешенный подход и принцип «золотой середины» поможет Росприроднадзору отчитаться об исторических по размеру штрафах (которые, к сожалению, растворятся в бюджете), а загрязнителю – реализовать максимально восстановительные мероприятия, без серьезного снижения платежей в бюджет края – ведь это «две стороны одной медали!».

Кстати, по данным МЧС России, 25 сентября режим ЧС федерального уровня, введенный еще в июне, был понижен до регионального. В министерстве пояснили, что в Норильске завершены три этапа ликвидации последствий разлива нефтепродуктов, а в настоящее время проводится заключительный этап, «включающий в себя сбор и вывоз загрязненного грунта и очистку территории». По данным на 28 сентября, за четыре месяца было нейтрализовано всего 422 816 кв. метров загрязненной территории, для чего было использовано 99,3 тыс. кг сорбента (собрано 350 220 кг использованного сорбента). Работы будут продолжаться до наступления морозов.

По данным МЧС России, 25 сентября режим ЧС федерального уровня, введенный после разлива нефтепродуктов на ТЭЦ-3 в Норильске, был понижен до регионального.
Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект