29 марта 2024

На связи с коллективом

Шесть вице-президентов «Норникеля» сегодня больше двух часов отвечали на вопросы сотрудников в рамках ежегодной прямой линии. Ключевые темы: бизнес-стратегия, инновации, экология, кадровые вопросы, безопасность и даже скользкие ботинки.
Поделиться в социальных сетях

Ежегодная прямая линия «Норникеля» – открытый диалог между вице-президентами и сотрудниками, в котором каждый из них может задать интересующий его вопрос – прошла в последнюю пятницу марта. И растянулась на два с половиной часа. Трансляцию эфира компания вела в своем Youtube-канале. Формат не обычный для российского бизнеса, особенно в плане открытости – но, как подчеркнул старший вице-президент, руководитель Блока стратегии и развития бизнеса «Норникеля» Сергей Дубовицкий, такой канал связи стратегически важен для компании.

Сам эфир был разбит на три крупных тематических блока, в каждом из которых приняли участие по два вице-президента «Норникеля». Вопросы для них компания собирала через форму на своем сайте и чат-бот «Ника», но можно было отправить и сообщение на мобильный номер. В начале прямого эфира его модераторы обратились к модному теперь боту, который явился в виде цифровой «Суперники» – оказалось, к этому времени к топ-менеджерам «Норникеля» поступило более 8 тыс. вопросов. В компании заявили, что ни один не останется без ответа – тот же самый ИИ поможет сейчас раскидать вопросы по тем подразделениям, где на них смогут оперативно и качественно ответить.

Перед началом мероприятия всем участникам показали короткий ролик, в котором были перечислены основные достижения «Норникеля» в 2023 году. Среди них, естественно, запуск первого этапа масштабной экологической «Серной программы» на Надеждинском металлургическом заводе. А также получение лицензии на месторождение лития «Колмозерское» в Мурманской области. Компания планирует разрабатывать запасы этого металла в рамках СП с «Росатомом». И, таким образом, добавить в свою продуктовую линейку еще один стратегически важный металл.

Также в ролике сообщалось, что в прошлом году в «Норникеле» стартовала программа повышения эффективности всех бизнес-процессов, рассчитанная на три года. Ее реализация потребует сдерживания затрат, повышения производительности труда, эффективности техники и оборудования, а также инициатив от коллективов и внедрения инноваций.

Вокруг этих целей, по факту, и «крутились» выступления основных спикеров. Первый блок, очевидно, наиболее интересный для каждого сотрудника «Норникеля», от рабочего до руководителя, открывала вице-президент по кадровой политике Дарья Крячкова. По ее словам, если любой театр начинается с вешалки, то любая компания – с кадровой службы. «И судя по тем результатам, что наша компания достигла по итогам прошлого года, мы с кадрами не ошиблись», – отметила Крячкова.

Цель на текущий год – добиться повышения производительности труда на 5%, причем не за счет сокращения персонала, численность которого топ-менеджер отнесла к знаменателю, а за счет числителя – объемов производства. «Раньше мы как подходили к оптимизации? Затягивали пояса, надолго задерживали дыхание, перенапрягались, а потом выдыхали. Сейчас так не получится. Все изменилось – мы больше не можем продавать наши металлы так, как раньше, нам стало сложнее закупать лучшее оборудование, и реализовывать проекты в рамках прежних планов. В этих условиях, чтобы оставаться продуктивными, нам необходимо меняться – становится эффективнее», - заявила Крячкова.

И тут же озвучила самый главный стимул для таких изменений – с 1 июля суммарный уровень вознаграждения в компании увеличится в среднем (это важно!) на 10%. «За семь минувших лет уровень социального пакета и расходов на персонал в компании уже вырос вдвое. Это очень большая цифра, – напомнила Крячкова. – Но меня часто спрашивают и о другом – как можно заработать еще больше? Как лично повлиять на уровень вознаграждения?». Оказывается, возможностей много – и это не только разовые премии за всевозможные достижения и перевыполнение планов. «Главный способ – стройте карьеру. А мы свою задачу видим в том, чтобы наши сотрудники смогли выстроить свой путь в нашей компании от рабочего до руководителя», – заявила вице-президент по кадровой политике.

Добавив, что в прошлом году около 4 тыс. сотрудников в компании получили повышение. И что цель «Норникеля» – чтобы 70% назначений на руководящие позиции происходили из своих же сотрудников. Каков этот уровень сейчас – Крячкова не озвучила, но рассказала, что из 13 действующих руководителей крупных подразделений компании 12 «выросли» с позиции рабочего, а один – мастера. «Людей нет и не будет, до 2030 года в промышленности России, очевидно, будет нехватка персонала. Поэтому важно удерживать и развивать команды. Люди для нас были, остаются и будут самым ценным активом», – резюмировала топ-менеджер.

После Крячковой отвечать на вопросы вышел вице-президент по экологии и промышленной безопасности Станислав Селезнев. По его словам, в ближайшие годы приоритетом для «Норникеля» останется «безопасность, безопасность и безопасность». Во-первых, речь про безопасность на каждом рабочем месте, поскольку из-за ошибок или нарушений прописанных (часто, как нетрудно догадаться, правил) правил и требований можно потерять не только работу, но также здоровье и даже жизнь. Во-вторых, речь и про безопасность всего производства – для «Норникеля», в 2020-м столкнувшегося с крупной аварией, это не просто красивая декларация: «Восстановить производство после такого всегда очень сложно – это дорого, нужно еще оборудование найти, проще не допускать». И, в-третьих, про безопасность личной жизни, так как «наша жизнь не ограничена только работой», отметил Селезнев.

По его словам, традиционный путь, которым следуют крупные промышленные предприятия – это соблюдение нормативов и требований, прописанных и формализованных на уровне государства. «Но такой путь, что очевидно, не приводит к полной безопасности. Значит, таких правил недостаточно. Мы в компании для этого запустили проект «Дорога жизни», призванный не отменить, не изменить эти правила, а сделать их более доступными, понятными и более выполнимыми для каждого сотрудника», - объяснил Селезнев. Добавив, что долгосрочная цель этого проекта – чтобы «культура личной безопасности стала инстинктом для каждого работника».

Что касается экологии, то, как напомнил топ-менеджер, в «Норникеле» недавно актуализировали профильную стратегию, разделив в ней все мероприятия на обязательную и добровольную части. «Это как в фигурном катании – есть обязательная и произвольная программы. Чтобы стать чемпионом – надо исполнить обе. Но если первая часть у нас в большей степени связана с требованиями законов, то вторая – с требованиями внешних контрагентов, наших потребителей. В обоих случаях речь идет об ужесточении требований. Но мы и сами хотим пить чистую воду, дышать чистым воздухом и гулять по зеленой траве», – отметил Селезнев.

Он также добавил, что «Серная программа» – это крупнейший экологический проект на всем постсоветском пространстве, первый этап которого обошелся компании в 180 млрд рублей. «Этот проект не преследует никаких экономических интересов, не направлен на получение прибыли – все делается исключительно ради экологии. И мы реализуем его не благодаря, а вопреки всем внешним событиям – от пандемии до санкций», – добавил Селезнев. Добавив, что первую линию, которую запустили в прошлом году на НМЗ, сейчас постепенно выводят на стабильный режим работы, чтобы добиться максимальной эффективности всей технологии. В конце года на «Надежде» планируют запустить и вторую линию комплекса. «Тогда, как мы и планировали, снижение выбросов диоксида серы в Норильске составит 45%. Но наши обязательства – снизить выбросы на 90% за горизонтом 2027 года. Мы все выполним – решения, в том числе для Медного завода, сейчас прорабатываются».

При этом, по словам Селезнева, компания не забывает и про другие проекты, также направленные на охрану окружающей среды, даже самые мелкие. И в этом плане «Норникель» также, как и в случае с промышленной безопасностью и охраной труда, рассчитывает на инициативы снизу и максимальную вовлеченность в эти процессы всех работников. «Например, на Кольской ГМК коллеги в прошлом году предложили ряд мелких решений, которые, тем не менее, позволили получить экологический эффект порядка 60 млн рублей. Конечно, в масштабах компании цифры небольшие, но для нас важен сам тренд. Такие вот небольшие проекты, реализуемые на предприятиях, должны по итогу складываться в большие экологические эффекты», – добавил Селезнев.

Вопросы, которые задавали двум топ-менеджерам, иногда тоже казались довольно мелкими. Например, Дарью Крячкову спрашивали про семейные путевки на отдых и полисы ДМС. А один из сотрудников, находившийся в студии, поднял градус следующим образом: «Вот вы говорили, что надо строить карьеру, что плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но что делать, если солдат не просто мечтает, но и хочет, и много делает для этого, только генералы не дают себя проявить?». Крячкова в ответ заявила, что процессы перестройки в сфере управления кадрами, в таких тонких материях как корпоративная культура, не будут быстрыми – как и в сфере охраны труда, которой занимается ее коллега Селезнев.

Тому от «Норильсктрансгаза» прилетел, в свою очередь, вопрос о скользкой обуви, в которой приходится работать линейному персоналу. Селезнев не удивился – вопросы по СИЗам, по его словам, ему задают часто, а тем более в последние пару лет, когда из-за отказа западных производителей от поставок спецодежды и той же обуви возможности выбора амуниции сильно сократились. А российские предприятия, как посетовал Селезнев, порой «стали, мягко говоря, экспериментировать с тканями и материалами, из-за чего стало страдать качество». Впрочем, вопрос про обувь для газовиков его удивил – на других предприятиях Заполярного филиала, заявил топ-менеджер, проблему решили за счет закупок специальных накладок «Антилед»: «Иного пути нет, при минус 30 и ниже любая обувь, даже самая прекрасная, дубеет и все, деревянной становится».

Второй тематический блок открыла вице-президент по ИТ Лиана Ермишина, следом за которой вышел ее коллега, отвечающий в «Норникеле» за инновации Виталий Бусько. Главный айтишник компании рассказала, что в сфере ИТ в ближайшие годы придется решать массу задач, связанных с импортозамещением и технологической реновацией. И этот путь простым не будет – в том числе и потому, что менять придется не просто множество систем, в основном иностранных, но и обеспечить при этом непрерывность производства.

А главный инноватор «Норникеля» рассказал, что в компании концентрируют усилия по трем направлениям – ИИ, новым материалам и аддитивным технологиям. В первом случае речь идет о внедрении ИИ в производство – на обогатительных фабриках такие технологии так или иначе уже используются, и сильно помогают в повышении эффективности процессов. Следующий шаг – внедрение систем ИИ в горный передел и в пирометаллургию. Суть ИИ Бусько сравнил с круиз-контролем в автомобиле. Специально подчеркнув, что эти технологии призваны лишь помогать человеку, а ни в коем случае не заменять его, поскольку «нестандартных ситуаций на производстве возникает достаточно, и никакой ChatGPT с ними не справится».

Вторая тема, главным образом, связана с поиском новых ниш для палладия, одного из главных продуктов в линейке «Норникеля». Этот металл, главным образом, востребован в автомобилестроении, но из-за развития электротранспорта спрос на него от этой отрасли будет сокращаться. В компании ищут, чем такое падение можно будет компенсировать. «Мы видим, что у палладия блестящее будущее в «зеленой» экономике. За счет своих уникальных свойств палладий может значительно повысить эффективность производства водорода, получения энергии из него, но для нас даже более интересно использование металла для обеззараживания воды. В этой сфере мы видим огромные перспективы», – отметил Бусько.

Что касается ЗD-печати, то за счет нее «Норникель» получил возможность, в числе прочего, закрывать проблемы с дефицитом комплектующих и запчастей на производствах. «Мы уже печатали таким образом улитки на насосы и бронедиски на ТОФе, и форсунки для передела сушки концентрата на Быстринском ГОКе. Причем проблематику нам подсветили сами производственники – не было возможности приобрести эти форсунки, и мы изготовили их сами», – рассказал Бусько. Добавив, что задача инноваций – «облегчить жизнь на производстве, повысить эффективность и безопасность».

В третьем блоке отвечать на вопросы вышли вице-президент по работе с инвесторами и устойчивому развитию Владимир Жуков, и вице-президент – руководитель сбытового дивизиона Антон Берлин.

Жуков напомнил, что капитализация «Норникеля» (порядка 2 трлн рублей) составляет около 4% от капитализации всего российского фондового рынка. Что иностранных частных инвесторов в акции компании по понятным причинам заменили частники отечественные – на них сейчас приходится 80% торгов. Он также рассказал, что именно поэтому «Норникель» и принял решение о дроблении акций – в начале апреля это случится – чтобы сделать их более доступными для большего количества инвесторов. Сейчас у компании – более 400 тыс. акционеров, цель, заявил Жуков, довести эту цифру до 1 млн.

Что касается ESG-повестки, то этим компания, несмотря ни на что, заниматься не перестанет, так как и сейчас на долю покупателей из ставших недружественными США и ЕС приходится треть продаж. Да и в Китае, куда теперь уходит более половины продукции, требования к ESG-стандартам хоть пока и не столь жесткие, как на западе, но точно рано или поздно их догонят.

Важнейшая часть для «Норникеля» – это блок S, или то, что в России принято называть социальной ответственностью. Жуков напомнил, что комплексный план социально-экономического развития Норильска, рассчитанный до 2035 года, стоит более 120 мороженых рублей, из которых компания профинансирует более 81 млрд рублей. «Мой коллега Станислав Селезнев, когда говорил про экологию, упоминал про обязательную и добровольную части стратегии. Вот реновация Норильска для нас – это обязательная часть. Она очень важна, так как мы таким образом обновим жилищный фонд и инфраструктуру города. Но мы понимаем, что этого недостаточно. А потому сверх этой программы реализуем ряд дополнительных инициатив». Среди таковых – строительство ЖК «Солнечный» (ключи от квартир в первом жилом доме там недавно новоселам вручала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко) и ледовой арены «Айсберг». А также проектируемых лицея имени Владимира Долгих, нового кампуса Заполярного госуниверситета и общественного пространства «Башня», которое должно заработать в этом году в одной из двух легендарных башен в начале проспекта Ленина.

Жуков также отметил, что и изменение климата для «Норникеля» – не миф, поскольку растепление многолетнемерзлых грунтов в Арктике компания наблюдает, что называется, воочию. И что адаптация к физическим рискам от глобального потепления, остановить которое не способен никто – это вопрос, по факту, выживания на Крайнем Севере.

Не менее важный аспект климатической повестки – это то, как она будет менять спрос на продукцию «Норникеля». Он напомнил о палладии, спрос на который будет сокращаться из-за роста производства электромобилей. Но и про хорошие перспективы спроса на никель и медь, связанные с ним же.

Антон Берлин отметил, что в сфере сбыта «Норникелю» пришлось полностью перестраиваться. И что процесс этот еще не завершился. Речь, естественно, про огромное количество внешних ограничений – от добровольного отказа части покупателей от продукции «Норникеля» или поставщиков услуг (портов, судовладельцев и др.) – от ее поставок, а также про банки, которые отказываются переводить деньги в Россию. Несмотря на все эти новые и жестокие вводные, задача сбытового дивизиона остается неизменной – реализовать все, что компания произвела, и получить за это деньги.

В этих условиях «Норникель», по словам Берлина, ставит задачу, например, так интегрировать свои металлы в технологические цепочки, чтобы их оттуда просто нельзя было убрать. Например, в случае с никелем речь идет о встраивании в глобальную цепочку производства батарей для электромобилей. Это все требует, в том числе, и перестройки внутренних производственных циклов – так как конечные продукты для таких цепочек порой требуются другие. Например, не обычные никелевые катоды, а более чистый никель.

Сотрудник «Норильсктрансгаза», находившийся в зале, спросил у Берлина, не планирует ли «Норникель» сам начать производить электромобили. На что получил короткий ответ – не планирует. «Это не наша тема. Участие в батарейной цепочке – наша, а сам электромобиль от нас далековато стоит. Если мы начнем выпускать такие авто сами – как мы сможем поставлять продукцию другим производителям? Будет же конфликт интересов». По мнению Берлина, «с технической точки зрения электрокары, конечно, займут свою долю рынка, но ограниченную. Будущее – за гибридами. Что особенно приятно, таким автомобилям нужна вся корзина наших металлов».

Добровольно-принудительная экология
Добровольно-принудительная экология

«Норникель» обновил Стратегию в области экологии и изменения климата, выделив первое в обязательную, а второе – в добровольную части. Снижать инвестиции в эти направления в компании при этом не собираются.

«ESG для нас – это философия бизнеса»
«ESG для нас – это философия бизнеса»

Отчет об устойчивом развитии «Норникеля» за 2021 год: итоги первого года работы компании в рамках обновленной экологической стратегии, прорыв в реализации «Серной программы» и старт саночистки территории НПР.

Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект