24 Апреля 2018

Ликбез №25: Затянуло бурой тиной

Сенсация от входящего в состав МЧС России центра «Антистихия» – около 60% побережья Байкала заросло спирогирой, которая характерна для теплых и стоячих водоемов – на поверку оказалась дутой. Ученые считают, что все не так страшно, да и рассчитать реальную долю пораженного побережья на глазок нельзя; а ряд экологов предлагают дождаться окончания экстремального маловодия, от которого озеро страдает все последние годы.

Поделиться в социальных сетях

Кто виноват?

Дискуссия вокруг проблемы антропогенного воздействия на Байкал то вспыхивает, то затухает с неопределимой заранее периодичностью. 14 апреля, буквально на ровном месте, РИА «Новости» сообщило со ссылкой на входящий в состав МЧС России центр «Антистихия»: «Отходы промышленных и сельскохозяйственных предприятий Монголии, в том числе стоки из столицы страны Улан-Батора, продолжают загрязнять озеро Байкал и ухудшать его экологию». Далее в тексте сообщения приводился отрывок из некого документа, который имеется в распоряжении редакции РИА «Новости», но ни название этого документа, ни его авторство не раскрыто: «Основными источниками ухудшения экологической обстановки озера Байкал останутся… перенос загрязняющих веществ с территории сопредельных государств. Самый крупный приток озера — река Селенга, с водами которой в Байкал попадают стоки и отходы столицы Монголии города Улан-Батор, а также загрязняющие вещества от промышленных и сельскохозяйственных предприятий соседнего государства». 

Главное в сообщении, та часть, за которую ухватились многие СМИ, растиражировавшие эту новость, состояло не в причинах, а в последствиях загрязнения: «Около 60% побережья озера уже покрыто опасной водорослью – спирогирой, которая характерна для теплых, стоячих водоемов и ранее в Байкале почти не встречалась».

Если вспомнить, что длина береговой линии Байкала превышает 2100 км, то за побережье озера становится действительно тревожно. Тем более что авторы сообщений, опиравшихся на исходную новость, не жалели черной краски (но допускали орфографические ошибки): «…опасная водоросль… аномалия, которая ранее не встречалась… загрязнение побережья, достигшее катастрофических масштабов… ухудшается качество воды из-за ее насыщения биогенных элементов…». 

Другое дело, что новость про разрастание спирогиры и установленную учеными причину этого разрастания (по-научному это называется эвтрофикация, в обычной жизни мы бы сказали – загрязнение озера сточными водами), мягко говоря, давно уже не новость. Как минимум с 2010 года стало известно, что в некоторых районах озера прибой выбрасывает на берег толстенные «маты», сплетенные из огромного количества тончайших растений. Еще через год-два большинство журналистов в Иркутской области и Республике Бурятия научились без ошибок писать слово «эвтрофикация». 

Упоминание в исходном сообщении Монголии выглядит тоже не случайно. Столица этой страны Улан-Батор стоит на реке Туул, притоке Орхона. В свою очередь, река Орхон впадает в Селенгу, которая через много сотен километров впадает в Байкал – и является основным притоком озера с долей в 40-50%. Расстояние, вероятно, довольно большое, чтобы сточные воды, пройдя через три реки, успели разбавиться (Селенга в среднем приносит в Байкал 29 куб. км воды) и частично осесть на дно. Дельта Селенги как раз и принимает значительную часть тех 3,6 млн тонн взвешенных веществ, которые, по подсчетам ученых, река вбирает на своем пути. 

Еще один немаловажный момент: на территории Монголии формируется 40% стока Селенги, а на территории России – оставшиеся 60%. Соотношение, позволяющее задуматься о мере ответственности не столько очистных Улан-Батора, сколько об очистных Улан-Удэ. На днях глава Бурятии Алексей Цыденов сообщил, что правительство России выделило из резервного фонда 257 млн рублей на продолжение реконструкции правобережных очистных сооружений в столице республики; реконструкция стартовала в прошлом году, из федерального бюджета на условиях софинансирования в Бурятию было выделено 325 млн рублей. В настоящее время подрядчик АО «Ротек» завершил основные строительно-монтажные работы и приступил к монтажу технологического оборудования. Завершение строительства первого этапа первого пускового комплекса намечено на июль 2018 года.

Les.media
Новость про разрастание спирогиры и установленную учеными причину этого разрастания (по-научному это называется эвтрофикация, в обычной жизни мы бы сказали – загрязнение озера сточными водами), мягко говоря, давно уже не новость.

Директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов в комментарии для ТАСС усомнился в самой оценке положения дел на озере: «Данными о том, что спирогира захватила более половины побережья Байкала, мы не располагаем. И ими не может располагать никто в принципе: оценить, какой процент побережья она охватывает, невозможно чисто технически. Для этого по всему побережью нужно пустить водолазов, которые везде будут отбирать пробы. Никакие другие исследования реальной картины дать не могут». 

Более того, наиболее сложное положение дел сложилось в Северобайкальске, где водорослями покрыто 100% дна – но это очень далеко от Селенги, а загрязняющие вещества там имеются, если судить по количеству водорослей, в экстремально больших количествах. Стоит напомнить, что ЛИН СО РАН – главное научно-исследовательское учреждение, изучающее Байкал, а его непрерывный ряд наблюдений (если считать с момента основания Байкальской лимнологической станции) включает данные за 90 лет. 

Ведущий научный сотрудник НИЦ «Курчатовский институт», кандидат биологических наук и создатель проекта Cyanohub.ru Зоригто Намсараев на своей странице в Facebook также отметил, что «согласен с МЧС и ЛИН РАН насчет опасности эвтрофикации, вызванной поступлением загрязняющих веществ в озеро, но оценка в 60% побережья, приведенная МЧС, вызывает сомнение, так как непонятен их источник». «Для того чтобы обоснованно сделать такое заявление, нужно пройти вдоль всего побережья Байкала (2100 км) и провести учет водорослей, при этом определяя есть ли там спирогира или другие типы водорослей. Это задача для квалифицированных специалистов, причем проведение такой масштабной экспедиции не осталось бы незамеченным профессиональным сообществом… В предыдущие годы на побережье Байкала работали гидробиологи с Биофака МГУ, но, насколько мне известно, они тоже не выступали с такими заявлениями», - пишет Намсараев.

По его словам, очень приблизительную оценку распространения водорослей по спутниковым снимкам можно сделать для поверхности воды озера, так как разрешение специальных датчиков спутников составляет от десятков метров до километра: «Но разрешения датчиков недостаточно для того, чтобы определить наличие на берегу полосы выброса водорослей, которая обычно составляет от десятков сантиметров до нескольких метров. Кроме того, по спутниковым данным невозможно сказать о наличии водоросли спирогира, так как для этого требуется анализ проб с помощью микроскопа». 

По информации известного эколога-общественника, руководителя Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергея Шапхаева, значительное количество водорослей наблюдается в районе Малого моря (то есть на западном берегу и чуть севернее, чем дельта Селенги), где источником питательных веществ для нее стали многочисленные туристические базы и стоянки. В интервью «Первому Альтернативному Телевидению» Шапхаев отметил, что столь ранняя весна, как первая половина апреля,когда Байкал еще покрыт льдом, вообще не лучшее время для оценки количества водорослей в озере: в соответствии с ее жизненным циклом, спирогира на зиму просто исчезает, а появляется вновь лишь в прогретой воде.

Директор ЛИН СО РАН Андрей Федотов: «Данными о том, что спирогира захватила более половины побережья Байкала, мы не располагаем».

Спирогира атакует Байкал

Что делать?

Предложения общественников сформулированы уже давно и даже частично реализованы: необходимо отказаться от использования бытовой химии с высоким содержанием фосфатов. Наиболее активно агитация против таких препаратов была развернута в Иркутске – хотя это довольно странно: город стоит в 70 км ниже Байкала по течению Ангары, и даже если туристы из областного центра едут на Байкал, то вряд ли многие из них массово стирают одежду в холодной воде озера. Раздавались и призывы вовсе запретить продажу опасной бытовой химии в Центральной экологической зоне Байкала (то есть как минимум в самых крупных городах Иркутской области и Бурятии), но после первой вспышки интереса тема в законодательных органах сошла на нет и сейчас практически не звучит.

Ученые – и тут с Андреем Федотовым согласен, например, ведущий научный сотрудник лаборатории общей гидробиологии НИИ биологии, профессор кафедры гидробиологии и зоологии беспозвоночных биолого-почвенного факультета Иркутского госуниверситета Евгений Зилов – предлагают меньше верить паническим сообщениям и активнее изучать Байкал. Тем более что исходные условия для распространения спирогиры уже понятны: неисправные или вовсе отсутствующие очистные сооружения, антропогенное загрязнение побережья и воды, прогретое мелководье и течения, которые разнесут спирогиру по всему озеру.

Сергей Шапхаев в упомянутом интервью высказал предположение, что одной из причин размножения спирогиры стало маловодье, поразившее Байкал и прилегающие регионы с 2014 года. Если экстраполировать на ближайшее будущее результаты многолетних наблюдений, то нынешнее маловодье в будущем (вопрос, насколько отдаленном?) неминуемо сменится многоводным периодом. И тогда условия в озере станут намного менее комфортными для размножения спирогиры. Действительно, водоросль жила в озере многие годы (в 1970-х был даже разработан проект ее искусственного разведения для питания домашнего скота), но никогда не разрасталась настолько, чтобы напугать местных жителей и журналистов. По мысли Шапхаева, нужно просто подождать многоводного цикла, но тем временем строить очистные сооружения в населенных пунктах.

Органы власти, и в первую очередь Минприроды РФ, склоняется как раз к последнему пункту. Недаром в начале апреля была опубликована новость, которая обрадовала правительства Иркутской области и Бурятии – ФЦП по охране озера Байкал, на закрытии которой в феврале 2018 года настаивало Минэкономразвития РФ, будет продлена еще на шесть лет. Два ключевых элемента этой программы – строительство очистных сооружений в Улан-Удэ и Иркутске, которое уже идет в региональных столицах, но с разной степенью успешности. «Реконструкция очистных сооружений позволит более качественно, эффективно очищать сточные воды и повысить мощность очистных сооружений со 130 до 185 кубометров в сутки. В таком случае у Улан-Удэ появляется возможность развиваться, увеличив прием и переработку сточных вод на 30 процентов», - заявил на днях глава Республики Бурятия Алексей Цыденов.

Строительство очистных будет идти до 2020 года. На реконструкцию первого этапа второго и третьего пусковых комплексов правобережных сооружений канализации Улан-Удэ в 2018-2020 годах Бурятия получит 1,46 млрд рублей на условиях софинансирования. В этом году в республике ждут 462 млн рублей, в 2019 и 2020 годах – по 500 млн рублей. Планируется построить блоки биологической очистки, реагентной обработки сточных вод, диспетчерские №1 и №2, лабораторию очистных сооружений и другие объекты. Некоторые надежды на расширение программы строительства очистных и полигонов твердых бытовых отходов (вместо стихийных свалок) внушает и распоряжение правительства РФ об изменении границ водоохранной зоны – до сих пор местные власти утверждали, что статус ВЗ не позволяет этого делать.

Водоросль спирогира жила в озере многие годы (в 1970-х был даже разработан проект ее искусственного разведения для питания домашнего скота), но никогда не разрасталась настолько, чтобы напугать местных жителей и журналистов.
Владимир Скращук Координатор Школы экологической журналистики (Иркутск)