1 июля 2024

Уловить и обезвредить

«Серная программа» «Норникеля», первый этап которой реализуется на Надеждинском металлургическом заводе в Норильске, — крупнейший на сегодня экологический проект в промышленности, важная часть федеральной программы «Чистый воздух».

Поделиться в социальных сетях

«Серная программа» «Норникеля», первый этап которой реализуется на Надеждинском металлургическом заводе в Норильске, — крупнейший на сегодня экологический проект в промышленности, важная часть федеральной программы «Чистый воздух». Геополитические сложности и западные санкции затруднили ее воплощение в жизнь, поэтому компании пришлось серьезно трансформировать проект. «Эксперт» выяснил, как выполняется «Серная программа» и каким образом компания намерена довести ее до целевых показателей.

Флагманский экологический проект «Норникеля», так называемая «Серная программа», направленная на решение ключевой проблемы Норильска — загрязнения воздуха выбросами диоксида серы, должна быть полностью реализована в ближайшие 2–3 года. Программу планировалось реализовать в два этапа — сначала на крупнейшем в Заполярье Надеждинском металлургическом заводе (НМЗ), затем — на Медном заводе. Эти два предприятия и производят основной объем выбросов диоксида серы: по итогам 2022 г., например, 1,76 млн тонн (при общей эмиссии в Норильске 1,79 млн тонн).

Уникальный комплекс по утилизации диоксида серы, а фактически целый химический комбинат, в строительство которого рядом с НМЗ «Норникель» инвестировал более 180 млрд руб., заработал в октябре 2023 г. Хотя его запуск, по словам президента «Норникеля» Владимира Потанина, «оказался более болезненным, чем это можно было ожидать из-за отказа многих западных партнеров от выполнения своих обязательств», все там «физически работает в огромном промышленном масштабе, а ведь работоспособность технологии была главным риском, поскольку этот проект новаторский».

Эффективность работы первой технологической линии комплекса уже превысила плановые показатели, что было подтверждено лабораторией Росприроднадзора. Порой степень утилизации диоксида достигала даже максимально возможных 99,6%. До конца этого года «Норникель» планирует запустить вторую и третью технологические линии, благо все оборудование уже установлено в корпусах.

Выход всего комплекса на полную мощность запланирован на 2026 г., это приведет к сокращению выбросов диоксида серы на НМЗ на 900 тыс. тонн в год, что применительно ко всему Норильску практически уполовинит объемы суммарной эмиссии. После этого «Норникелю» останется сделать второй и последний шаг, и решить аналогичный вопрос с Медным заводом, причем решение будет нестандартным.

Историческое наследие

Для Норильска выбросы диоксида серы — исторически главная экологическая проблема. В отличие от других металлургических моногородов, здесь «главный враг» порожден самой спецификой сульфидсодержащего сырья, поднимаемого из рудников Талнаха. Для пирометаллургии такое сырье — большой плюс, сера облегчает процесс выплавки. Но для экологии богатые ею руды — большая головная боль, поскольку в процессе получения металла в атмосферу выбрасывается диоксид серы.

Для компании решение экологической проблемы стало делом принципа. Работали в двух направлениях. Так, в Кольском дивизионе, который давно стал рафинировочным хабом всей компании, плавильные переделы просто ликвидировали. В Норильске компания в 2016 г. закрыла самый старый Никелевый завод, который дымил прямо в историческом центре города. Это позволило снизить вредное воздействие на экологию в городской черте сразу на 30%. Производство перенесли на более современный НМЗ, который располагается в отдалении от Норильска, да еще и выбрасывает отходы через 250-метровую дымовую трубу. Сейчас это предприятие генерирует примерно половину общего объема выбросов в Норильске.

Диоксид серы из отходящих газов плавильных печей в мире утилизируют двумя способами — с конечным получением либо элементарной серы, либо серной кислоты. Например, на Медном заводе в Норильске с 1980-х производят комовую серу. А сернокислотные линии с советских времен работают в Мончегорске (там их сейчас модернизируют и расширяют). На НМЗ решили тоже получать серную кислоту, поскольку только такая технология позволяет улавливать 99% и более вредных выбросов.

Особенность «Серной программы» в Норильске — в ее масштабности, в связке с объективными географическими ограничениями. Дело в том, что при выходе химического комплекса НМЗ на максимум объемы производства серной кислоты могут превысить 2,5 млн тонн в год. Это колоссальная цифра — самому «Норникелю» столько не нужно, хранить это агрессивное соединение сложно и дорого, а вывезти на материк из «островного» в транспортном отношении Норильска просто невозможно. Поэтому востребованный во множестве отраслей, от ОПК до минеральных удобрений, продукт пришлось сделать промежуточным в более длинной цепочке. На выходе компания будет получать гипс, не нужный в местных широтах материал, зато совершенно безвредный для природы.

С момента старта проекта и к началу июня этого года объем утилизации диоксида серы на НМЗ превысил 93 тыс. тонн, из которых было произведено 150 тыс. тонн серной кислоты. А из нее — около 242 тыс. тонн гипсовой пульпы. «К сожалению, вариантов у „Норникеля“, не было. В данном случае все решил не бизнес, но логистика», — отмечал по этому поводу профессор Томского политехнического университета, д.х.н. Алексей Пестряков.

Гипс в земле

Стройка «Серной программы» на НМЗ продлилась больше трех лет, на которые выпали сначала пандемия COVID-19, потом начало «войны санкций». То есть начиналось все в одном мире, а завершается — в другом. Неудивительно, что многое в проекте пришлось переделывать на ходу. «Объективные сложности из-за санкционной политики, с которыми мы столкнулись, известны. Не всё на 100% мы смогли получить от наших поставщиков, которые в одностороннем порядке отказались от сотрудничества с компанией. Из-за санкций мы не получили не только отдельные агрегаты, технические устройства и программно-технические комплексы, но и шеф-наладку от производителей уже поступившей и установленной аппаратуры», — объяснял главный инженер НМЗ Максим Педанов.

Второй этап «Серной программы» на Медном заводе «Норникель» был вынужден сначала отправить на полное перепроектирование. Там тоже планировалось внедрить схожую с НМЗ технологию и построить еще одно гипсохранилище, но уже ближе к центру Норильска (что само по себе стало бы непростой задачей). При этом гипса, отмечал Потанин, от Медного завода выходило было бы даже больше, чем от НМЗ. «Это экологически безопасный вид отходов, но мы фактически тратим большие средства на то, чтобы закопать в землю огромные объемы гипса... Мне как бизнесмену обидно бывает, когда нужно предпринимать не совсем рациональные действия, которые приносят убытки. Это навело нас на мысль, что дальнейшая реализация наших экологических обязательств нуждается в совершенствовании», — объяснил Владимир Потанин.

По его словам, «мы максимально задействовали весь интеллектуальный потенциал для переосмысления программы на Медном заводе. Но в решении этой задачи мы столкнулись с очень сильным встречным ветром. У нас уже нет доступа к западным технологиям, оборудованию, программному обеспечению. Мы очень многое перепрограммировали, задействовав отечественных поставщиков, тем не менее полностью избежать зависимости от импорта по этому проекту невозможно».

С учетом новых экономических реалий, «Норникель» принял неожиданное решение — Медный завод, которому 21 декабря этого года исполнится 75 лет, прекратит плавку. Взамен него новое медеплавильное предприятие компания к 2027 году построит в Китае — совместно с международными партнерами. Таким образом, по словам Владимира Потанина, производство будет перенесено ближе к рынкам основных потребителей, а продукция юридически станет китайской, что защитит ее от сегодняшних санкций. К тому же «Норникель» получит доступ к новым технологиям, необходимым для удлинения производственных цепочек создания добавленной стоимости.

При этом общий объем плавки в Норильске уменьшать не планируется. Ключевым перерабатывающим предприятием по-прежнему останется НМЗ, который сейчас проходит масштабную модернизацию — одну из двух плавильных печей меняют на новую. Медный завод частично будет перепрофилирован. Вместо плавильного цеха организуют цех по обработке и подготовке к транспортировке медного концентрата. Здесь же планируется развернуть первый в истории Норильска высокотехнологичный завод по 3D-принтингу, который будет производить детали как для нужд компании, так и для другого бизнеса. Таким образом, «Норникель» намерен создать в Норильске промышленный кластер нового типа, который будет представлять собой продвинутую производственную цепочку: от добычи и переработки руды до производства многокомпонентных деталей. Причем все эти изменения предполагают решение экологической проблемы не в ущерб экономической логике.

«Объективно говоря, это самое логичное решение, которое могло быть принято в нынешней ситуации. С одной стороны, мы все сейчас являемся свидетелями новых экономических реалий. С другой, такое необычное решение „Норникеля“ безусловно решает вопрос снижения — более чем на 800 тыс. тонн — выбросов диоксида серы в черте Норильска. То есть экологическая проблема в городе будет окончательно нивелирована. А в Норильском промышленном районе останутся только условно „негрязные“ производства, которые не вносят серьезного вклада в загрязнение атмосферы — добыча, обогащение, плюс НМЗ, где выбросы диоксида серы теперь утилизируют», — говорит сопредседатель российской экологической партии «Зеленые» Сергей Шахматов.

Первоисточник

Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект