3 Августа 2020

Рекорды скоростных проходок

Руководство комбината требовало невозможного, сроки строительства определяли фантастические: средние темпы проходки стволов – 80 и более метров в месяц при установленных нормативах 35 метров в месяц.
Поделиться в социальных сетях

Талнахское месторождение – одно из самых богатых в мире, оказалось и одним из самых сложных в освоении. Непохожая ни на что тектоническая сложность горного массива (структурная неоднородность) заставляла искать или придумывать новые методы проходки, не имевшие мировых аналогов. Разносортность руд, причем расположенных в самых причудливых сочетаниях, стала основой для изобретения принципиально новых технологических методов вскрытия залежей. Например, норильчане научились добывать в первую очередь богатые руды, но сохранять при этом условия для последующей выемки медистых и вкрапленных руд, залегающих в тех же местах.

На строительстве рудников в Норильске в качестве подрядных работали привлеченные организации разных ведомств СССР: в 1964 году Талнах был объявлен Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Всесоюзная, ударная, комсомольская стройка – это статус, призыв и реальная возможность роста для амбициозных и умелых. Как сказали бы сегодня, уникальный «социальный лифт». Тысячи молодых строителей стремились попасть в Заполярье, чтобы проявить себя и заработать. С учетом небывалой поддержки государства развитие рудного Правобережья, как стало принято называть строительство Талнаха, его рудников и всех сопутствующих объектов, шло рекордными темпами, вызывающими удивление и восторг у всей страны и за рубежом.

Особенно значителен был вклад в стройку Минмонтажспецстроя СССР. Работы в Норильске от этого министерства выполнял Государственный трест «Шахтспецстрой». Специалисты этой организации осуществляли проходку вертикальных шахтных стволов в самых сложных условиях. Долгие годы руководил этой организацией в Норильске Николай Поппель. Руководство комбината требовало невозможного, сроки строительства определяли фантастические: средние темпы проходки стволов – 80 и более метров в месяц при установленных нормативах 35 метров в месяц.

О том, как подрядчики повлияли на строительство рудников, вспоминал Владимир Механик, непосредственный участник событий: «К тому времени Поппель успел подтянуть из Караганды многих специалистов: проходчиков, горных мастеров, начальников участков, и в целом коллектив был готов к строительству вертикальных стволов на рудниках «Комсомольский» и «Октябрьский». Даниил Волкодав имел поручение руководства треста «Шахтспецстрой» создать в Норильске горный цех от донецкого управления, а я был назначен заместителем начальника норильского управления по экономике. Мы быстро включились в работу, времени на раскачку не было, обстановка была накаленной, руководители комбината, Минцветмета и Минмонтажспецстроя держали на строгом контроле сроки строительства и требовали сокращения отставания от графиков». 

На одном из партийно-хозяйственных активов, рассказывал Механик, директор НГМК Николай Машьянов резко и не совсем справедливо критиковал коллектив «Шахтспецстроя». Выступивший следом Поппель рассказал о принимаемых мерах и планах по форсированию строительства, и обратился к директору комбината: «Николай Порфирьевич, не учите нас проходить стволы!». «Можете представить, какая последовала реакция: по тем временам это была неслыханная дерзость! Машьянов потребовал немедленно заменить руководителя управления, и только благодаря дипломатическим усилиям управляющего трестом Дмитрия Солодовникова конфликт удалось уладить. После успешной работы на сооружении талнахских рудников Николай Викторович Поппель в апреле 1976 года был назначен на должность заместителя директора комбината по строительству», - вспоминал Механик.

Сооружение ленточного фундамента в Талнахе.

Еще одна легенда промышленного Норильска – Казбек Каргинов, заместитель директора НГМК по горному хозяйству, который стал основным инициатором внедрения скоростных проходок при строительстве рудников. В 1972 году он сумел убедить Машьянова, что не удавалось почти никому, в предоставлении ему самостоятельности при проведении горно-капитальных и подготовительных работ. И организовал при комбинате Норильский шахтопроходческий трест (НШПТ). Тщательно изучив мировой опыт освоения горных выработок, Каргинов скрупулезно просчитал возможности и эффект от внедрения скоростных проходок на Талнахе. Все эти данные были систематизированы и представлены новому директору комбината Борису Колесникову в виде предложения для внедрения. Тот поддержал коллегу, понимая, что это метод не просто мода или разовое явление.

Получив относительную автономию, Каргинов создал новую управленческую команду из горняков, что сразу дало неплохой эффект, а позднее – максимальный результат. Если в начале освоения Талнаха рекорды проходки измерялись несколькими десятками погонных метров выработки (норматив 35) одним забоем в месяц, то в конце 1973 года это было уже 100 погонных метров, а в январе 1974 проходчики преодолели двухсотметровый рубеж скорости проходки одним забоем! Кроме того, заметный выигрыш во времени дала надвижка копров. Кстати, максимальная скорость проходки на Талнахе равна 371 погонному метру одним забоем за 31 рабочий день! Его поставила бригада Евгения Асташина

Каргинов получил по результатам работы Государственную премию СССР, защитив кандидатскую и докторскую диссертации, стал Почетным гражданином Талнаха. Скоростная проходка – это видимый результат множества инженерных решений и рациональных способов работы. Каждый из них в отдельности ощутимого результата мог и не дать, но все вместе, в комплексе, это методы приобрели удивительную силу. Такого результата при строительстве рудников до Талнаха не достигал никто в мире. Благодаря этим достижениям первая очередь рудника «Октябрьского», третьего по счету подземного предприятия Талнаха, была введена в эксплуатацию на 31 месяц (!) раньше срока. Рудник был назван в честь одноименного месторождения, второго в Талнахском рудном узле и единственного в мире с таким объемом полезного ископаемого. Октябрьское месторождение не просто расширило сырьевую базу комбината, но сделало ее неограниченным источником для горных предприятий любой мощности. Любой! Госкомиссия подписала акт о вводе в строй первой очереди рудника «Октябрьский» в 1974 году, всего через четыре года после начала строительства. Газеты называли его «подземным гигантом» и «самым большим горнорудным предприятием Евразии». Действительно, рудник на долгие годы стал самым экономически эффективным в СССР предприятием отрасли. Николай Поппель, директор «Шахтспецстроя», вспоминал, как за четыре года на «Октябрьском» были сданы 16 рудничных стволов. При этом рекордные скорости проходки превышали 200 погонных метров, а средние были на уровне 80-85 метров в месяц. 

При осуществлении скоростных проходок стволов применялась прогрессивная система оплаты. За обычную проходку ствола начислялась оплата по общим расценкам, за проходку со скоростью 80-100 погонных метров в месяц, применялся повышающий коэффициент 1,5, а если скорость превышала 100 метровое значение, то применялся коэффициент 2,0. Распределение заработанных за месяц денег производилось пропорционально тарифным ставкам и окладам всех участников процесса, как забойной группы, так и обслуживающего персонала шахтной поверхности – электрослесарей, машинистов подъемных машин, лебедок и других рабочих. Такая система оплаты труда позволяла добиться очень высоких темпов проходки и полностью себя оправдала, а победителей, как известно не судят! В дальнейшем, взамен этой прогрессивной системы, применяли другую форму поощрения – авансовое премирование за досрочный ввод в эксплуатацию объектов строительства. Таким образом, равнодушных к процессу не оставалось – мотивация была общей. 

Каждый работник комбината, каждый горняк понимал значимость своего труда, был заинтересован в результате и стремился улучшить свою работу. В те времена был открыт простор для технического творчества, где кроме разработки и применения новых технологий надо было решать еще массу попутных задач. Например, наладить ускоренную транспортировку горной массы из забоев, для чего максимально использовали дизельные погрузо-доставочные машины. Кроме того, для экономии времени и сил, все ремонтные, заправочные, вспомогательные и другие службы разместили прямо под землей, как можно ближе к месту работы. Дробить горную породу тоже научились прямо под землей, там же готовили и бетонные смеси разных марок. Подобных приемов было много. Старались использовать все возможные улучшения, даже проводили хронометраж рабочего времени, выявляли причины простоев и ликвидировали их.

Эти и другие новшества стали основой для скоростных проходок и залогом сырьевого благополучия. Результаты и масштабы работы проходчиков впечатляют уже много лет. Еще к 2002 году на Талнахе было пройдено более 420 км (!) горных выработок. Сейчас эта цифра намного превысила 500 км и постоянно увеличивается.

Как у любого масштабного комплексного производственного организма, у Талнаха были свои взлеты и падения. Возникающие проблемы старались ликвидировать при первых же признаках, что называется, «всем миром». Например, так было в период производственного спада, в последний год руководства Николая Машьянова, когда возникла опасность срыва сдачи пускового комплекса третьей очереди рудника «Комсомольского». На комбинат даже в очередной раз приезжал министр Петр Ломако, который и предложил командировать на Талнах сразу всех (!) лучших в СССР мастеров скоростной проходки. Передовые бригады, обладающие бесценным опытом рудничных работ, были разбросаны тогда по многим горным производствам Советского Союза. Этих уникальных специалистов-практиков и собрали для работы в недрах Талнаха. Такого в нашей стране не было ни до, ни после: в 1972 году в Норильск прибыли 84 легендарных горняка-проходчика из Казахстана, Кабарды, Дальнего Востока, Урала и с Кольского полуострова. Среди них были настоящие легенды – Герой Социалистического труда Юрий Рахманов, лауреат Ленинской премии Николай Кулеш и многие другие лучшие представители своей профессии. С их помощью третья очередь рудника была сдана в срок с хорошей оценкой. 

Не зря именно этот рудник стал объектом внимания председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина, когда он в 1978 году во второй раз посетил Норильск, чтобы оценить масштабы свершений, заложенных им же десятилетием ранее. А двумя годами позднее в Норильск приехал и Николай Урванцев, чтобы на склоне лет увидеть, чего достиг комбинат на открытом им месторождении. Так вот ему тоже показывали рудник «Комсомольский» как самое передовое предприятие своего времени.

Первая очередь рудника «Октябрьского», третьего по счету подземного предприятия Талнаха, была введена в эксплуатацию на 31 месяц (!) раньше срока.
Станислав Стрючков

Специалист отдела экопросвещения в ФБГУ «Объединенная дирекция заповедников Таймыра», историк и писатель-краевед Норильска

Если вам понравилась статья, поддержите проект