20 Февраля 2020

Нужна ли Кузбассу Крапивинская ГЭС?

«РусГидро» и Кемеровская область договорились о сотрудничестве в проекте завершения советского долгостроя. Впереди – экологические исследования и публичные обсуждения. А также – в случае одобрения проекта – поиск на него финансирования.

Поделиться в социальных сетях

Госхолдинг «РусГидро» 17 февраля сообщил, что подписал соглашение с правительством Кемеровской области – Кузбасса «о сотрудничестве по проекту завершения строительства Крапивинского гидроузла». Подписи под документом поставили председатель правления – генеральный директор «РусГидро» Николай Шульгинов и губернатор Кузбасса Сергей Цивилев.

Событие, в принципе, было ожидаемым – еще в конце 2018-го Цивилев заявил, что «недостроев в регионе быть не должно». В качестве партнера по достройке Крапивинской ГЭС уже тогда называлось «РусГидро», хотя в ходе реформы РАО «ЕЭС России» этот объект, заброшенный в конце 1980-х, госхолдингу не достался. «Подписанию документа предшествовало проведение исследовательских работ по оценке состояния сооружений гидроузла – их результаты подтвердили возможность использования ранее возведенных сооружений для завершения строительства», - говорится в сообщении «РусГидро». 

Мощность станции может составить 345 МВт «за счет использования современного оборудования» (три гидроагрегата по 115 МВт каждый), а среднегодовая выработка превысить 2 млрд кВт*часов (порядка 6% от общего электропотребления региона). Но окончательные технические параметры, а также стоимость проекта в «РусГидро» даже примерно не озвучивают. И неудивительно, ведь все это будет определено только «по итогам разработки и утверждения Главгосэкспертизой проектной документации». А до этого еще предстоит провести исследование влияния гидроузла на окружающую среду – «с обязательным участием научных организаций области и широким и открытым обсуждением этапов и эффектов от реализации проекта». По оценке экспертов, опрошенных газетой «Коммерсант», сумма инвестиций может превысить 20 млрд рублей, и то при том условии, что объекты придется именно достраивать, а не полностью переделывать. 

Сомнений в том, что «РусГидро» такая стройка будет по силам, нет – буквально в феврале в Северной Осетии госхолдингом была введена в промышленную эксплуатацию Зарамагская ГЭС-1, совершенно уникальное и очень сложное в техническом отношении сооружение, возведение которого тоже растянулось на четыре десятилетия. «Сегодня Крапивинская ГЭС – единственный крупный гидроэнергетический объект в России, строительство которого было начато еще в советское время и не завершено до сих пор», - подчеркивают в госкомпании.

«РусГидро» подписало соглашение с правительством Кемеровской области «о сотрудничестве по проекту завершения строительства Крапивинского гидроузла».
«Мы понимаем, что надо достраивать и Крапивинскую ГЭС. Это надо сделать для улучшения экологической ситуации в Кемеровской области, для развития безулеродной энергетики. Мы вместе с правительством Кемеровской области будем искать источники финансирования, структурировать этот важный социально-экономический проект и, конечно же, мы готовы выполнить проектные и строительные работы. Для этого у нас есть все необходимые компетенции и гигантский опыт гидростроительства»
Николай Шульгинов Председатель Правления – Генеральный директор ПАО «РусГидро»

Немного истории

Сначала напомним, как все начиналось и было впервые и вновь. Разработка технического проекта Крапивинского гидроузла на реке Томь была начата институтом «Казгидропроект» в 1970 году по заданию Минводхоза РСФСР, сразу после завершения работ по «Схеме охраны и комплексного использования водных ресурсов реки Томь», выполненной Сибирским отделением «Союзводоканалпроекта». В этой «Схеме...» гидроузел рассматривался как один из объектов в составе водоохранных мероприятий, поскольку с чистотой воды в реке уже к тому времени обозначились серьезные проблемы. Плотина была нужна для улучшение санитарного состояния воды, повышения надежности водоснабжения, поддержания требуемых условий для судоходства и рекреации, а также защиты территорий Кемеровской и Томской областей от паводков.

Выработка электроэнергии стояла на последнем месте в списке позитивных эффектов для народного хозяйства, именно поэтому Крапивинский гидроузел с самого начала проходил по ведомству Минводхоза, а не Минэнерго СССР (что роднит его, например, с Юмагузинской ГЭС в Башкортостане), а потому после реформы отрасли долгое время оставался в структуре Росводресурсов.

В 1974 году Госплан СССР рекомендовал технический проект гидроузла к утверждению, а Совмин в мае 1975 году утвердил ТЭО первой очереди. Строительство стартовало в 1976 году, причем функции генподрядчика были возложены на специально созданную в структуре советского Минэнерго организацию «Кузбассгидроэнергострой». В 1979 году началось возведение перемычки и котлована, а первый бетон в плотину был залит в 1980 году. Для расположения створа нашли место на расстоянии 388 км от устья реки Томь, в 113 км выше Кемерово. Длина напорного фронта гидроузла должна была составить 1164 метра, в том числе: русловая намывная грунтовая плотина длиной 742 метра, максимальной высотой 52 метра, а шириной по гребню 12 метров (с прокладкой по нему автодороги, в замен паромной переправе), водосливная бетонная плотина с дополнительным донным водосбросом (длиной 149,75 метра и максимальной высотой 52 метра), а также левобережная глухая бетонная гравитационная плотина (длиной 185 метров и максимальной высотой 54,5 метров). Предполагалось создание сопрягающего устоя и подпорной стенки верхнего бьефа, подводящего и отводящего каналов, раздельной стенки, правобережной подпорной стенки и т.п. 

Напорные сооружения гидроузла должны были образовать Крапивинское водохранилище сезонного регулирования площадью 670 кв. км и полезным объемом 9,71 куб. км (полным – 11,71 куб. км), работающее при НПУ 177,5 метров БС и УМО 154,7 метров. То есть с весьма солидной для равнинных гидроузлов призмой регулирования. Принципиальным требованием при назначении режимов использования водоема являлось бы круглогодичное поддержание в нижнем бьефе санитарного попуска в объеме, обеспечивающем разбавление загрязненной промышленными стоками воды ниже по течению Томи до допустимых концентраций. Как ранее отмечалось в блоге «РусГидро», водохранилище «должно было регулировать сток реки, аккумулируя паводковые воды и сбрасывая относительно чистую воду в межень, когда концентрация загрязняющих веществ в реке особенно возрастала, обеспечивая таким образом улучшение качества воды ниже по течению за счет эффекта разбавления». Задача крайне важная, ведь на территории бассейна реки и тогда проживало, и сегодня живет около 3 млн человек, причем свыше 60% населения размещено в трех крупных городах — Новокузнецке, Кемерове и Томске. 

Первый проект предусматривал и строительство при гидроузле ГЭС мощностью 300 МВт, со среднегодовой выработкой 1,895 млрд кВт*часов. В здании гидроэлектростанции с водоприемником планировалось установить три гидроагрегата, работающие на расчетном напоре 36,5 метров. В соответствии с титулом стройки, открытым Госпланом СССР в 1984 году, завершение объекта должно было случится в 1990 году. Но, как это часто случалось в условиях плановой экономики, стройка шла тяжело, а в 1989 году и вовсе была остановлена, и не только из-за проблем с финансированием.

https://wizarden.livejournal.com/145288.html
Крапивинский гидроузел проектировался для улучшение санитарного состояния воды в реки Томь, повышения надежности водоснабжения, защиты территорий Кемеровской и Томской областей от паводков.

В те годы в Кузбассе обрело силу забастовочное движение. На фоне объявленной Горбачевым гласности население стало требовать незамедлительного решения застарелых проблем, в том числе и экологических. В конце 1980-х вопросы, связанные с качеством воды реки Томи и воздействием Крапивинского гидроузла на природу, обсуждались на собраниях общественности и депутатских слушаниях. Проект воспринимали исключительно негативно, а призыв прекратить строительство было одним из основных пунктов предвыборных программ кандидатов в депутаты всех уровней власти (и даже забастовочного движения шахтеров). 

В итоге в 1989 году Совмин СССР пошел «навстречу требованиям трудящихся», хотя готовность гидроузла к тому моменту превышала 50%. Была намыта большая часть объема грунтовой плотины, уложено свыше 50% бетона в водосливную плотину, частично возведены здание ГЭС и левобережная глухая плотина. Удалось завершить и значительные объемы работ по подготовке ложа водохранилища: лесосводку и лесоочистку 80% необходимой территории, ликвидацию 14 поселков с переселением из зоны затопления порядка половины населения, санподготовку земель, перенос автодорог и т.п. Но политика победила, и объекты решено было законсервировать, а для очистки речной воды искать другие способы (в том числе вместе с самими предприятиями-загрязнителями).

Но на фоне управленческого хаоса 1990-х практически три десятилетия сооружения гидроузла стояли просто брошенными, не охранялись, потихоньку разрушались и разворовывались. Тем не менее, по данным «Кислород.ЛАЙФ», исследования, которые в прошлом году проводил на объектах ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева, подтвердили, что класс использованного в этих конструкциях бетона по прочности отвечает проектным требованиям и даже превышает его. При этом 100% горизонтальной и 80% вертикальной поверхности бетонных конструкций имеет ряд локальных повреждений (сколы, выбоины, отслоения, микротрещины), за три десятилетия почти все они были занесены грунтом, заросли мхом, кустарниками, а в отдельных местах – даже деревьями. Во многих точках бетон в случае возобновления стройки придется удалять «для сварки арматурных стержней, каркасов в соответствии с современными нормативными требованиями», хотя «в целом параметры армирования железобетонных конструкций соответствуют проектным данным». «Заложение откосов грунтовой плотины не соответствует проектным значениям. Плотина заросла лесом и кустарником. Конструкция бетоновозной эстакады имеет существенные повреждения», - следует из выводов специалистов. 

На сегодня в зону затопления попадают семь населенных пунктов Новокузнецкого и Крапивинского районов Кемеровской области, с общей численностью населения около 1,1 тыс. человек. В основном речь идет о мизерных деревушках по берегам Томи и ее притоков, где нет практически никакой инфраструктуры, нормальных автодорог и даже каменных строений. Жители там, по сути, выживают на дикоросах и дровах. За прошедшие с конца 1980-х годы там, где в ходе подготовки ложа растительность вырубали, лиственные породы восстановились в полном объеме. Особо охраняемых природных территорий в зоне затопления нет (за исключением небольших частей двух заказников регионального значения), как нет там и автодорог общего пользования, линий и сооружений связи. Единственное, что придется ликвидировать в случае заполнения водохранилища, так это линии электропередач 0,4 и 10 кВ. 

Таким образом, с чисто с технической точки зрения достроить Крапивинский гидроузел – совсем не проблема. По сложности эту стройку нельзя сравнить с сооружениями, например, того же Зарамагского каскада на реке Ардон в Северной Осетии – там что ни объект, то шедевр инженерной мысли. При условии стабильного финансирования, на завершение Крапивинской ГЭС потребуется пять лет. Но нужна ли она в принципе?

https://wizarden.livejournal.com/145288.html
На фоне управленческого хаоса 1990-х практически три десятилетия сооружения Крапивинского гидроузла стояли просто брошенными, не охранялись, потихоньку разрушались и разворовывались.

Избыточная энергосистема

Навскидку, с точки зрения энергобаланса новый источник генерации Кемеровской области вроде бы совершенно не нужен – и об этом прямо сказано в Схеме и программе развития электроэнергетики на 2019-2023 годы (СиПРЭЭ). Энергосистема Кузбасса, третья по мощности и объемам потребления в ОЭС Сибири, исторически является избыточной по мощности. Максимумы потребления стабильны, и даже демонстрируют тенденцию к снижению: в 2018 году «Системный оператор» фиксировал, например, 4554 МВт, в прошлом году – 4495 МВт. В целом спрос на мощность имеет весьма плотный график, что характерно для регионов с преобладающей промышленной нагрузкой (летнее снижение максимума нагрузки составляет порядка 20-22%). Особого роста потребления мощности в энергосистеме ранее не прогнозировалось – в упомянутой СиПРЭЭ к 2023 году максимум должен был составить 4529 МВт, что даже ниже показателя 2018 года. 

Несмотря на это, с 2013 года установленная мощность электростанций Кузбасса постоянно растет, в том числе за счет запуска в 2014 году ГТЭС «Новокузнецкая» с двумя ГТУ по 148,8 МВт каждая. Сегодня здесь работает 13 тепловых электростанций суммарной установленной мощностью 5522,3 МВт, семь из которых принадлежат Сибирской генерирующей компании (СГК, входит в СУЭК). На СГК же приходится и более 70% суммарной ежегодной выработки (порядка 19 млрд кВт*часов). Причем основной вклад в эти объемы обеспечивают два гиганта – Томь-Усинская (1345,4 МВт) и Беловская ГРЭС (1260 МВт). Кроме газовой ТЭС «Новокузнецкая», остальные объекты электрогенерации в Кузбассе жгут уголь – что, в общем, и неудивительно, учитывая профиль экономики региона. 

Возможно, поэтому, но исторически регион является главным в ОЭС Сибири реципиентом электроэнергии – сетевые связи с Красноярским краем и Хакасией, где расположены крупные ГЭС, предопределяет специфику загрузки и использования угольных ГРЭС в Кузбассе. Так, по данным Кемеровского РДУ, при потреблении в 31,75 млрд кВт*часов по итогам 2019 года (минус 0,8% к году предыдущему) собственная выработка в Кузбассе составила 22,1 млрд кВт*часов (минус 2,1% к 2018-му, даже несмотря на специфичную первую половину прошлого года!). Суммарный переток из смежных энергосистем, таким образом, превысил 9,55 млрд кВт*часов. Прогноз по потреблению в СиПРЭЭ ранее был такой: к 2023 году плюс 594 млн кВт*часов (на 1,9%) по отношению к уровню 2017 года. 

В итоге места для Крапивинской ГЭС, учитывая традиционный для России КИУМ для такой генерации (около 50%), в энергосистеме Кузбасса пока что не просматривается. И это даже без учета того, в ОЭС Сибири в целом существует очень большой профицит мощности, в том числе и ГЭС. Но, вероятно, у правительства региона и у «РусГидро» как потенциального инвестора новой ГЭС, на этот счет есть другое мнение. К тому же тут стоит оговориться, что если судить только с точки зрения резервов, то в энергетике России уже давно можно вообще ничего не строить. Нам в «Кислород.ЛАЙФ» перспектива появление в энергобалансе угольного региона крупной ГЭС очень даже нравится (конечно, при условии соответствующего вывода неэффективных тепловых станций, что однозначно сократит и суммарную эмиссию из дымовых труб). К примеру, расположенная в соседней с Кузбассом Новосибирской области Новосибирская ГЭС (того же «РусГидро») так или иначе, но помогает хоть немного разгружать и «озеленять» региональную угольную энергетику. 

Не говоря уже о дополнительных эффектах. Так, новый источник высокоманевренной генерации Кузбассу не помешает, хотя ГТЭС «Новокузнецкая» и способна сегодня отвечать за «горячий резерв», а также, в силу технической специфики, выступать в качестве главного инструмента покрытия пиковых нагрузок: как и гидроагрегаты ГЭС, газотурбинные установки могут практически моментально набирать мощность. Но все же ГЭС – это другая, и более комплексная, и более «зеленая», и более дешевая в плане OPEX по сравнению с газом история. Пусть и дорогая в плане CAPEX.

Сначала все исследуют

«Проект… позволит привлечь инвестиции в развитие региона, увеличить занятость и внести вклад в рост экономики, также будет учтен при разработке концепции развития Кемеровской области», - подчеркивают в «РусГидро». «Крапивинский гидроузел – это решение экологических проблем Кузбасса. Он позволит контролировать паводки на Томи и при этом сделает ее снова полноводной рекой. Улучшится водоснабжение городов. А плюсом к этому: экологически чистый источник электроэнергии – гидроэлектростанция», – заявил на подписании соглашения с «РусГидро» губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев.

Однако, как уже было сказано выше, именно экологические протесты в свое время и поставили крест на стройке, которая исторически началась именно для решения экологически проблем. Более того, и в 1990-е, и в 2000-х противники возобновления стройки бывали весьма убедительными.

«Действительно, изначально строительство Крапивинского гидроузла решало задачу разбавления сточных вод предприятий Кузбасса. Этакой аналог «сливного бачка» для городов вдоль реки. Естественно, это обеспечило бы и стабильное по сезонам качество воды на питьевом водозаборе Кемерово в районе Металлоплощадка, а также городов выше по руслу. А там находится самый большой город Кузбасса — Новокузнецк, и целый букет притоков, дренирующих угледобывающие районы. Ниже по реке из Томи пьют в Юрге (около 100 км) и совсем немного берут воды для промнужд в Томске (пьют они из подземных источников с 1943 года)», - отметил в комментарии для «Кислород.ЛАЙФ» заведующий лабораторией водной экологии Института водных и экологических проблем СО РАН Владимир Кириллов. Но, по его словам, с тех пор многое изменилось, и сегодня эффективность этой задачи как минимум требует дополнительного научного обоснования. В том числе с учетом водоохранных мероприятий, проведенных самими предприятиями-загрязнителями. 

Кириллов также отметил, что «при нормальной плановой сработке уровня с НПУ до УМО на Крапивинском водохранилище осушалось бы около 66% дна, что в целом свойственно для всех равнинных водохранилищ». Но, для сравнения, на Новосибирском водохранилище, тоже достаточно проблемном, этот показатель составляет 33%.

Неудивительно, что новость о договоренностях региона с «РусГидро» уже возбудила ряд эко-активистов. В случае реального возобновления стройки протесты могут стать и более громкими, благо в Кузбассе это точно ляжет на благоприятную почву, так как с экологией там с советских времен стало, по крайней мере в массовом сознании, не сильно лучше. Поэтому крайне важным представляется задача по грамотному проведению ОВОС и максимально публичному обсуждению ее итогов с местной общественностью. 

Кроме всего прочего, пока что на достройку гидроузла банально нет денег. Не просматриваются на горизонте и финансовые инструменты, которые позволили бы инвестору окупить в осязаемой перспективе столь солидные инвестиции. В последние годы новые ГЭС в России строились или по ДПМ, или в рамках господдержки ВИЭ, что, в принципе, почти одно и то же – то есть за счет дополнительных выплат с ОРЭМ (ту же Зарамагскую ГЭС-1 мощностью 345 МВт «РусГидро» строило по ДПМ). 

«Учитывая важность проекта достройки Крапивинской ГЭС для экономики региона и страны в целом, «РусГидро» и Кемеровская область договорились о совместной работе по его внесению на обсуждение правительства РФ и Госсовета РФ, а также в Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года, который утвержден правительством РФ во исполнение «майского» указа президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года»», - заявили в компании. Возможно, там и найдутся необходимые средства. Но пока это лишь предположение. 

Поэтому на самом деле соглашение между «РусГидро» и регионом выглядит в большей степени политическим шагом. Крапивинскую ГЭС могут достроить, а могут и снова отложить вопрос в дальний ящик – и не только из-за денег, но и по итогам, например, оценки влияния на природу. Или даже археологических раскопок (в зоне затопления уже находили ценные артефакты).

Тем не менее, для «РусГидро» плюсы очевидны: крупнейший в России гидроэнергетический оператор должен иметь под рукой готовые проекты новых ГЭС. Хотя в недавнем интервью «Коммерсанту» Николай Шульгинов отмечал интерес госхолдинга исключительно к новым ГАЭС и малым ГЭС (причем только при соответствующей поддержке государства). Плюсы получает и Сергей Цивилев, таким образом демонстрирующий собственную эффективность в качестве губернатора – привлек к регион крупного и солидного инвестора, под большой и долгосрочный проект, с мультипликативным эффектом и красивым «зеленым» эффектом.

До самой стройки путь не будет коротким; правительство Кемеровской области еще должно добиться перевода объекта незавершенного строительства из федеральной в региональную собственности. И это, пожалуй, будет самым простым действием.

https://wizarden.livejournal.com/145288.html
Крапивинскую ГЭС могут достроить, а могут и снова отложить вопрос в дальний ящик – и не только из-за денег, но и по итогам оценки влияния на природу.
Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект