5 Марта 2020

Начнется ли когда-нибудь ликвидация отходов БЦБК?

Новый вице-премьер РФ Виктория Абрамченко озвучила новую дату старта этого исторического проекта – 2021 год. За минувшие семь лет подобных заявлений было много, но убирать с берега Байкала миллионы тонн отходов так и не начали.
Поделиться в социальных сетях

В первые дни марта сложившийся бардак на территории Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК) своими глазами смогла увидеть зампред правительства РФ Виктория Абрамченко. Экскурсию по промплощадке остановленного в 2013 году предприятия для нее проводили врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев и глава Минприроды РФ Дмитрий Кобылкин, чье ведомство в обновленном составе российского кабмина и курирует новоиспеченная вице-премьер. Чиновники также посетили Солзанский полигон промышленных отходов, съездили на очистные сооружения и аварийные накопители БЦБК, и осмотрели технологический мост через реку Солзан, разрушенный в результате летнего наводнения 2019 года. 

Это протокольное событие можно было бы оставить без внимания, если бы не потрясающие заявления, сделанные госпожой Абрамченко по итогам посещения площадок печально известного на весь мир комбината. «Сейчас мы, пока без проекта, начинаем работать над противоселевой защитой. Параллельно занимаемся созданием локальных и модернизацией постоянных городских очистных сооружений, совместно с учеными разбираемся с технологией ликвидации накопленного черного щелока и шлам-лигнина. В 2021 году выходим на промышленную ликвидацию этих отходов», - цитирует вице-премьера РФ пресс-служба иркутского губернатора.

Начнем с последнего – это смелые и рискованные планы. И вот почему. Если вести отсчет в обратном порядке, то до Виктории Абрамченко сроки начала ликвидации отходов БЦБК кто только не обозначал – и чиновники правительства РФ, и иркутские губернаторы (с 2012 года их сменилось уже четверо), и другие «большие люди». А воз и ныне там.

Вице-премьер правительства РФ Виктория Абрамченко посетила площадки БЦБК, и заявила, что ликвидация отходов комбината начнется в 2021 году.

Для начала напомним, что судьба БЦБК, несколько десятилетий с момента запуска остававшегося главным раздражителем экологов, да и всех разумных людей на планете, была решена окончательно и бесповоротно лишь в декабре 2013 года. Именно тогда комбинат был остановлен, и от него, по сути, осталась только огромная промышленная площадка и 6,5 млн тонн накопленных отходов сложного химического состава. Складированных в нескольких картах.

Рекультивацией промплощадки с тех пор так и не занялись, потому что за семь лет не удалось завершить процедуру банкротства. Отходы убирать тоже не начали, потому что (вроде бы) за все эти годы не смогли найти безопасную для ЦЭЗ Байкала технологию. Дымит только угольная ТЭЦ, да и то вынужденно - без нее замерзнет весь Байкальск (чем заменить этот источник, учитывая природоохранные ограничения, также пока не решили).

При этом еще в 2014 году технология была разработана компанией «ВЭБ инжиниринг», и даже получила положительное заключение госэкспертизы (после устранения недостатков, со второй попытки). Тогда даже начались подготовительные работы, а к масштабной ликвидации отходов планировалось приступить летом 2015 года. Затем два года было потеряно в спорах, в которых активно участвовали областные власти, прокуратура Иркутской области, различные группы ученых и общественников. В марте 2017 года тогда бывший главой Минприроды РФ Сергей Донской заявил, что «проект по ликвидации отходов БЦБК разрабатывался очень долго, (и мы) знаем, что к практическим результатам это не привело. Сегодня решение, на мой взгляд, найдено, и я хочу особо подчеркнуть, что в этом году – Году экологии – необходимо начать, сдвинуть с мертвой точки этот проект».

Без всякого конкурса единственным исполнителем этого ставшего уже неисполнимым проекта в 2018 году назначили госхолдинг «Росгеология». И всем показалось, что вот уж теперь-то прогресс не за горами. Но не тут-то было. Уже в сентябре 2018-го бывший тогда главой правительства РФ Дмитрий Медведев дал поручение ускорить ликвидацию отходов и завершить ее... в 2021 году! В Иркутской области взяли под козырек, министр природных ресурсов и экологии региона Андрей Крючков побещал начать работы в июле 2019 года, но оговорился: только после того, как проект «Росгеологии» пройдет Главгосэкспертизу. 

Ничего опять не получилось, хотя два последних года госхолдинг, сменивший название на «Росгео», рапортовал о тестировании технологий. И достигнутых успехах. Однако в конце прошлого года было объявлено, что оператор у ликвидации отходов БЦБК будет другой. Врио губернатора Игорь Кобзев теперь просит правительство РФ ускорить принятие распоряжения о замене единственного поставщика: «Расторжение контракта с АО «Росгеология» должно произойти по согласию сторон».

«По окончании процедур банкротства в 2020 году необходимо обеспечить передачу объектов основной площадки ОАО «БЦБК» в собственность Иркутской области для дальнейшего проектирования и санации», - сообщили также в пресс-службе областного правительства. Банкротство комбината необходимо довести до логического завершения, а все объекты - передать единому оператору для комплексного решения вопросов.

«Для решения вопросов по развитию Байкальска требуется создание единого инженерного центра. Росрыболовству поручено проработать вопрос по развитию в Байкальске объекта аквакультуры. Также необходимо комплексное развитие промплощадки БЦБК, в том числе ее обследование, для того, чтобы объект вошел в программу рекультивации. Также Игорь Кобзев предложил поручить Министерству экономического развития РФ совместно с ВЭБ, «Дом.РФ», Правительством Иркутской области и другими заинтересованными структурами сформировать комплексный план развития города Байкальска», - дополнили в пресс-службе иркутского правительства.

И самое главное, о чем там заявили: «Необходимо с участием РАН обеспечить выбор технологии для решения проблем с отходами БЦБК»! Говоря проще, ситуация вернулась к исходной точке: у проекта ликвидации отходов БЦБК снова нет ничего – ни официально утвержденного исполнителя, ни прошедшей госэкспертизу технологии, ни даже приблизительного понимания, как может выглядеть такая технология с учетом всех законодательных ограничений.

Зато есть уверенность Виктории Абрамченко, что все это мелочи жизни и уже в 2021 году процесс ликвидации отходов выйдет на промышленные масштабы. В Иркутской области, где за проблемой БЦБК следят внимательно и давно, три четверти опрошенных, благодаря нескольким годам провальных обещаний, теперь уверены, что эти отходы с берега Байкала не уберут никогда. Мало ли, что госпожа Абрамченко обещает ввести с этого года контроль правительства РФ за этим процессом – мы то помним, что еще в 2017 году сам Владимир Путин уже давал кабмину соответствующее поручение. И оно, что очевидно, было с треском провалено. 

Мы далеки от наивного взгляда на истинное положение вещей, и прекрасно понимаем, что взять и убрать накопленную за полвека гадость от Байкала по мановению волшебной палочки точно не получится. Это построить комбинат в таком месте было несложно, а вот убрать его так, словно его там и не было, просто уже не получится. Но, может, не стоит хотя бы называть конкретные даты. Которые все равно в итоге придется переносить.

БЦБК давно остановлен, но его отходы убрать не получилось - за семь лет никто с проектом не справился.

…но может хотя бы от селей защитят?

Пока главная цель выглядит невыполнимой миссией, к счастью, у проблемы БЦБК есть и более приземленные задачи. Например, по обустройству селезащиты и расчистки русел протекающих между картами с отходами БЦБК рек. Эко-активисты и некоторые ученые давно бьют в набат: начнется паводок, реки переполнятся, вода хлынет в карты, а оттуда вся дрянь прямым ходом устремится в Байкал.

Опасность реальна. Игорь Кобзев, как выходец из МЧС России, это понимает, а потому уже поручил подготовить проект селезащиты. «Экологическая безопасность стоит на первом месте. Мы уже создали межведомственную комиссию для решения этих вопросов, подключили федеральные министерства и ведомства. Заключено соглашение о совместной работе с СО РАН. Активированы все силы для того, чтобы определить оптимальный вариант решения проблемы. До 1 марта будет составлен перечень мероприятий по селезащите в Слюдянском районе», - заявил врио губернатора на совещании с вице-премьером РФ. 

Тут стоит напомнить, что вообще-то тема тянется не первый год: еще в феврале 2017 года министр имущественных отношений области Владислав Сухорученко напоминал руководству об угрозе селя. Тогда же председатель облправительства Руслан Болотов дал поручение провести обследование этих районов с вертолетов и пешими маршрутами. Летом  2018 года силами ОГАУ «Лесхоз Иркутской области» были выполнены работы по расчистке от деревьев и кустарников русел рек и водоотводящих каналов золошлакоотвалов БЦБК (о качестве работ ничего сказать не можем, но во время крупного наводнения 2019 года никакой сель карты БЦБК не повредил). В сентябре того же года Высокогорный геофизический институт (из Нальчика выиграл конкурс, объявленный областным Центром ГО и ЧС. По условиям контракта, сотрудники ВГИ должны были исследовать динамику развития особо опасных природных и техногенных гидрометеорологических процессов, таких как сели, оползни, паводки, а затем разработать рекомендации по защите от их негативного воздействия. 

Повторно перечень мероприятий (и довольно подробный) был сформирован правительством области в августе прошлого года (после Тулунского наводнения): он включал и строительство сооружений инженерной защиты, и расчистку и дноуглубление русел рек Солзан, Харлахта, Бабха, Малая Осиновка, и других водных артерий в Слюдянском районе. Не было только проекта проведения таких работ, а без этого ни одна инженерная задача в нашей стране не решается, ни одна уважающая себя фирма за дело не возьмется, ни один здравомыслящий чиновник распоряжение о выделении бюджетных средств не подпишет.

Тем интереснее, что Виктория Абрамченко в Байкальске сообщила: «Сейчас мы, пока без проекта, начинаем работать над противоселевой защитой». 

Это, согласитесь, странно. То есть вся подготовительная работа была проведена зря? Можно было не обращать внимания на выступления ученых, недовольных тем, что в конкурсе победил ВГИ? Можно было игнорировать экологическую общественность, буквально спустившую всех собак на облправительство после паники лета 2019 года? Можно было просто загнать бульдозеры и потихоньку разгребать русла рек? 

Выходит – можно. Революционная… то есть экологическая целесообразность оказалась в данном случае превыше законодательства и здравого смысла. Впрочем, в правительстве области аккуратно заявили, что «проектное решение по селезащите должно быть принято в текущем году, в следующем – начаться строительство инженерной защиты и дноуглубление русел рек». И что «обеспечить защиту населенных пунктов и территории Слюдянского района и Байкальска от весеннего половодья, летних паводков» можно и за счет восстановления системы мониторинга в руслах рек с учетом увеличения гидропостов.

Виктория Абрамченко: «Сейчас мы, пока без проекта, начинаем работать над противоселевой защитой».
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект