19 Октября 2020

Продлить нельзя оставить

Регулирование уровня Байкала снова – предмет споров ученых с двух берегов озера. От «метрового диапазона» пора отказаться, и управлять озером в зависимости от гидрологической обстановки в конкретном сезоне.

Поделиться в социальных сетях

Только в четвертый раз за все время непрерывных наблюдений, то есть с 1899 года (!), приток в озеро Байкал в сентябре 2020 года превысил 5200 кубометров в секунду. С 13 сентября уровень Байкала стабильно держится на отметках выше 457 метров в Тихоокеанской системе высот (ТО) – случилось это впервые за последние 22 года, и, понятно дело, сразу стало событием. И хотя действующее постановление правительства РФ №1667 от 27 декабря 2017 года разрешает Росводресурсам в годы высокой водности форсировать уровень до 457,85 метров ТО (в этом году не пригодится, уровень снижается), даже относительно скромное превышение 457-метровой планки обернулось волной возмущения со стороны ученых, чиновников и общественности Бурятии и примкнувших к ней эко-активистов. Но гораздо больше возмутившихся с восточного берега пугает возможный отказ от метрового диапазона регулирования, над чем думают в правительстве РФ, намучившись с управлением непокорным озером.

https://static.irk.ru/

Ручное управление

Уровень Байкала, как, наверное, многим известно, регулируется сбросами Иркутской ГЭС – для нее «священное море» является, по сути, естественным водохранилищем. Однако если подавляющая часть таких водоемов в России работают по Правилам использования водных ресурсов (т.н. ПИВРам), то регулирование Байкала с 2001 года ведется в рамках… правительственных постановлений! Самое первое, постановление №234 от 26 марта 2001 года, сразу же загнало озеро в искусственные рамки с абсурдно узким «метровым» диапазоном регулирования – между 456 и 457 метров ТО. Еще на стадии подготовки и согласования того документа эксперты подчеркивали: обеспечить прямое попадание в это прокрустово ложе можно будет только в нормальных условиях (при т.н. средней водности), но не в маловодные и уж тем более не в многоводные годы. За последнюю декаду все эти опасения подтвердились на практике. 

Тем не менее, в течение по крайней мере 20 лет любой выход за пределы 456 или 457 метров ТО в кругах общественных «защитников Байкала», эко-активистов и чиновников в Бурятии, страдающих генетической обидой за строительство ГЭС именно в Иркутской области (хотя водосборный бассейн озера географически большей частью расположен на территории республики и соседней Монголии), считается преступлением против Природы и Человечества. Направленным, естественно, на убийство Байкала. Научные факты при этом начисто отвергаются, поскольку явно ломают эту простую картину мира. Между тем и до строительства Иркутской ГЭС уровень Байкала не умещался в рамках метрового диапазона, опускаясь в 1904 году до исторического минимума – 454,93 метров и повышаясь до отметки 457,10 метров в 1869 году. То есть и в естественных условиях амплитуда колебания уровня воды в Байкале составляла 2,18 метров. После ввода в эксплуатацию иркутского гидроузла на Ангаре, единственной вытекающей из Байкала реки, уровень озера был поднят в среднем на 80 сантиметров. И с тех пор, вплоть до 2001 года, 17 раз превышал отметку 457 метров и 18 раз опускался ниже отметки 456 метров, а максимальная амплитуда колебаний составила 2,15 метра. В зарегулированных условиях (с 1960 года) минимальная отметка была зарегистрирована в 1982 года – 455,27 метров ТО, максимальная – в 1988-м, 457,42 метров ТО.

Эти известные специалистам факты, казалось бы, должны доказать, что в природе бывает всякое, и даже без вмешательства человека водоемы могут буйствовать и выходить из берегов, оказывая не самое позитивное воздействие на дельты рек, затапливать острова, размывая песчаные косы и прибрежные зоны. 

В ходе экстремального маловодья 2014-2017 годов – рекордного  с начала эксплуатации Иркутского гидроузла и второго по глубине за весь период наблюдений, после маловодья 1903 года – уровень озера тоже опускался ниже 456 метров ТО четыре года подряд (с минимумом 455,70 метров ТО на 28 апреля 2016 года). И это несмотря на то, что с октября 2014 года по октябрь 2018 года расходы воды через Иркутскую ГЭС держались на минимально допустимом уровне 1300 (1250) кубометров в секунду – так долго в подобных режимах гидроузел не работал никогда до этого! Чтобы «управлять» уровнем Байкала в сложившихся в те годы гидрологических условиях, правительство России вынуждено было ежегодно штамповать временные постановления, которыми действие постановления №234 приостанавливалось. В последний раз это было сделано 27 декабря 2017 года, причем сразу сроком до 1 января 2021 года. 

На протяжении четырех лет, того самого маловодья 2014-2017 годов, не проходило и недели без публикаций в СМИ с устрашающими заголовками вроде «Байкал катастрофически обмелел» или «Энергетики слили Байкал». Когда водность в озере нормализовалась, истерики сразу прекратились. В этом сезоне «защитникам Байкала» пришлось переобуваться в воздухе, поскольку уровень стремительно рос. И стало очевидно, что планка в 457 метров ТО обязательно будут превышена. По оценкам лаборатории гидроэнергетических и водохозяйственных систем (ЛГВС) Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН, причины такого развития событий были следующие. Во-первых, Росгидромет явно ошибся в прогнозах приточности (на которые ориентируются в Росводресурсах), особенно на август-сентябрь. Во-вторых, заниженные расходы через Иркутскую ГЭС в зимне-весенний период 2019-2020 годов не обеспечили предусмотренную ПИВР предполоводную сработку водохранилища – на 1 мая его уровень нужно было «опустить» до 456,15 метров ТО, а получилось дойти только до 456,18 метров ТО или на 3 см выше.

Но главное, в-третьих, хотя приток второго квартала в среднем был близким к норме, «в зимне-весенний период 2020 года наблюдались повышенные притоки относительно нормы и прогноза УГМС… А в третьем квартале 2020 года (особенно в августе, сентябре) отмечался экстремально высокий приток в озеро Байкал с обеспеченностью 15 и 4% для августа и сентября соответственно, значительно превышающий прогнозы УГМС». Упомянутый в этом отрывке «экстремально высокий приток в Байкал» - это 4100 кубометров в секунду в июне, 3530 – в июле, 5180 – в августе и 5200 – в сентябре. В итоге, считают ученые, и «сложилась ситуация неизбежного превышения уровня озера Байкал выше отметки 457 метров ТО».

«Сложившаяся экстремально высокая водность в сентябре определилась не только показателями поверхностного притока, но, в значительной степени, интенсивными осадками на поверхность озера, которые сложно учесть, так как они не измеряются. Между тем при пониженной водности в июле месяце прогнозисты УГМС, возможно, ожидали ее продолжения в последующем периоде с большей вероятностью, чем резкое увеличение. Это, по-видимому, привело к ошибочному прогнозу на август месяц. Прогноз на сентябрь уже соответствовал ожиданию высокой водности, но исправить ситуацию было уже невозможно», - отметил в комментарии для «Кислород.ЛАЙФ» заведующий ЛГВС, д.т.н. Вячеслав Никитин

Росводресурсы, конечно, попытались обуздать природную стихию доступными регулятору средствами. С 9 сентября, при отметке тогда в 456,96 метров ТО, расходы Иркутской ГЭС были резко увеличены – до 2700 кубометров в секунду. А с 30 сентября сбросы выросли и до 2800 кубометров в секунду. Но, как отметил Никитин, даже если бы расходы ГЭС с первых дней сентября составили максимально теоретически возможные 4400-4500 кубометров в секунду (по условию максимальной пропускной способности истока Ангары), уровень озера все равно бы превысил бы отметку 457 метров, причем как минимум на 4-6 см. Но при этом регулятору пришлось бы пойти на нарушение правил эксплуатации Иркутской ГЭС, а городским территориям в нижнем бьефе станции был нанесен существенный ущерб. 

Интересно, что сохранение расходов на уровне 2350 кубометров в секунду в течение всего сентября увеличило бы прирост уровня озера к 1 октября не более, чем на 2-3 см относительно фактического (457,12 метров ТО на ту же дату). «В этой связи стало очевидно, что увеличение расходов Иркутской ГЭС в октябре не имеет смысла, - отмечает Никитин. – В целом годовой гидрограф притока воды в озеро в 2020 года является уникальным и не имеет близких годов-аналогов».

Годовой гидрограф притока воды в Озеро Байкал в 2020 года является уникальным и не имеет близких годов-аналогов.

Вы неправильно регулируете! 

В Бурятии считают, что выход Байкала за пределы 457 метров ТО связан не только с повышенной водностью притоков озера Байкал, но и с недостаточным по объемам водосбросом Иркутской ГЭС. В открытом письме группы ученых, среди которых первыми свои подписи поставили научный руководитель Байкальского института природопользования СО РАН, академик РАН Арнольд Тулохонов и врио директора БИП, член-корреспондент РАН Ендон Гармаев, сказано прямо: в сложившейся ситуации Иркутское водохранилище необходимо срабатывать с расходами до 6000 кубометров в секунду. Что, хоть и прописано в действующих ПИВР от 1988 года, как уже было сказано выше – технически невозможно. Несмотря на то что бурятским ученым это хорошо известно, они, ничтоже сумняшеся, на голубом глазу пишут: то, что такие расходы не назначаются, объясняется «риском затопления пойменной части реки Ангары, прежде всего, в черте Иркутска». Их не устраивает, что ради того, чтобы избежать затопления в нижнем бьефе Иркутского гидроузла в многоводные годы, приходится затапливать низкорасположенные территории на восточном побережье озера. 

Председатель комиссии по развитию территорий, экологии и природных ресурсов Общественной палаты Республики Бурятия Евгений Кислов в своем интервью недавно живописал апокалипсис в республике, причем при любом развитии событий. При понижении уровня – «...уход воды, засыхание сельхозугодий, исчезновение воды в колодцах и скважинах, еще более серьезные торфяные пожары, перерастающие в лесные, обнажение соров в Байкальске, где нагуливается молодь практически всех видов рыб». При повышении – «…затопление сельхозугодий, населенных пунктов, автомобильных и железных дорог. Не стоит забывать и о том, что в случае затопления под размыв попадают и кладбища в селах, например, в селе Клюевка кладбище в 50 метров от берега Байкала по горизонтали». При этом на очевидные вопросы Кислов ответов не дает, и даже сами вопросы не озвучивает. А кто, например, допустил строительство населенных пунктов, дорог и кладбищ в зоне возможного затопления? Почему в XXI веке население Бурятии пользуется водой из колодцев? Почему автомобильные и железные дороги не имеют защитных сооружений? Почему в Иркутске ущерб посчитан до последнего сарая и страдают от подтоплений только единичные сооружения на островах, а в Бурятии упоминаются абстрактные «десятки тысяч жителей прибрежных районов»? 

В письме Тулохонова и Ко тоже хватает красочных описаний грядущей экологической катастрофы. Впервые в новейшей истории, пишут Тулохонов и Ко, из-за превышения 457-ой отметки, соединились воды Баргузинского и Чивыркуйского заливов и на Байкале появился новый географический объект – остров Святой Нос (бывший всегда полуостровом). Из-за этого неизбежны «коренные изменения в экосистемах уникальных объектов Среднего Байкала и озера Арангатуй, расположенного на перешейке, где обитают наиболее ценные и, в том числе, краснокнижные водные и околоводные байкальские животные и растения». Еще более катастрофическая ситуация складывается в Северном Прибайкалье, «где происходит интенсивный размыв островов Ярки, разделяющих экосистемы северной части озера и дельтовые части рек Кичера и Верхняя Ангара». «Конечным результатом этого процесса станет в ближайшее время полное разрушение этой песчаной гряды и вторжение холодных байкальских вод в водно-болотные угодья Верхне-Ангарского заказника», «с полным уничтожением уникальной экосистемы низовьев Верхней Ангары и Кичеры, в том числе, мест обитания северо-байкальского омуля и других ценных пород рыбы».

Подтопило в этом году и около четверти площади территории дельты реки Селенги (объекта Рамсарской конвенции по водно-болотным угодьям), включая места остановок перелетных птиц в Кабанском заказнике. «Практически полностью оказались затопленными основные места обитания и нерестилищ околоводных птиц и ондатры, изменились контуры проток и время прохода в Селенгу нерестового омуля. Данная ситуация после зимнего промерзания грозит катастрофическими последствиями для всей придельтовой фауны», - пишут бурятские ученые. 

Они уверены, что все идет по более негативному сценарию, чем было в середине 1990-х – тогда, напоминают Тулохонов и Ко, из-за форсировок Байкала тоже были разрушены береговые линии низменного восточного побережья (прибрежных лесов, зон отдыха, пляжей и береговых сооружений) и «нанесен повсеместный экологический ущерб всему природно-биологическому комплексу озерной системы»: «Возникает реальная угроза разрушения автомобильных дорог на участке Горевой утес – Усть-Баргузин и железной дороги на перегоне Мысовая – Байкальск. Возможно повторение ситуации многоводья 1971 и 1973 годов, когда после повреждения железной дороги перевозка пассажиров на этих участках осуществлялась на паромных средствах». 

Ученых также беспокоит, что «при существующем режиме эксплуатации Иркутской ГЭС за зимний период будет сработано не более 70 см уровня водного зеркала и к началу наполнения в весенне-летний сезон озеро войдет с небывало высоким уровнем, близким к отметке 456,40 метров. В этом случае, даже при средней водности уровень озера к осени 2021 года значительно превысит верхнюю предельную отметку и при сценарии приточности водной массы в приемный водоем этого года составит 457,35 метров ТО со всеми вытекающими последствиями». 

Неподготовленный читатель этой филиппикой явно будет фрустрирован, и поверит, что такими темпами земля скоро неизбежно налетит на небесную ось. А там, того и глядишь, наступит и конец света. Но как же бурятская наука предлагает защитить Байкал от подобного развития события? А никак. В письме нет ни одного слова «предлагаем», при этом главной защитной мерой названо сохранение «метрового диапазона». Росводресурсы уже внесло в правительство РФ проект нового постановления, которое смогло бы заменить постановление №234 на постоянной основе. Документ по содержанию повторяет постановление №1667 и предусматривает 2,31-метровый диапазон регулирования уровня Байкала, в зависимости от сложившихся условий водности (средней, низкой или высокой). Бурятские ученые считают недопустимым максимумом планку в 457,85 метров ТО, возможную для форсировок в годы большой воды, потому что… «уровень воды в Байкале никогда (ни в естественном цикле, ни в зарегулированном) не поднимался до этой отметки». 

По мнению авторов и подписантов, если правительство РФ не вернется к магической математике из постановления №234, Байкал «в ближайшее время» утратит уникальное биоразнообразие, и подвергнется существенным морфометрическим изменениям, что неизбежно приведет к потере озером статуса Участка Всемирного природного наследия ЮНЕСКО и перевода его в статус «Объект Всемирного наследия в опасности». А Минприроды РФ своими действиями, пишут академик Тулохонов сотоварищи, «создает прецедент для нового обсуждения темы строительства ГЭС и зарегулированию стока на монгольской части бассейна реки Селенги». Напомним, Монголия свои проекты ГЭС в верховьях Селенги ранее пыталась позиционировать как средство защиты от затоплений восточного побережья Байкала. В последние годы эта тема в соседней стране затихла, но вот, уверены в Бурятии, теперь может и возникнуть вновь.

https://zab.ru/
Академик РАН Арнольд Тулохонов уверен, что планка в 457,85 метров ТО недопустима для форсировки уровня Байкала, потому что «уровень воды в Байкале никогда (ни в естественном цикле, ни в зарегулированном) не поднимался до этой отметки».

Продлить или изменить 

Точку в этом споре поставит, разумеется, правительство РФ, у которого на выбор есть два варианта действий: либо продлить действие постановления №1667 и сохранить в принципе достаточно широкий диапазон регулирования уровня Байкала, либо же ничего не делать и тем самым вернуться в начало 2021 года (это произойдет автоматически) к постановлению №234. Научный совет СО РАН по проблемам озера Байкал обсуждал, в том числе, и эту тему на заседании 16 октября, но к единой позиции приблизиться не смог – слишком уж непримиримыми оказались позиции иркутских и бурятских ученых. На выработку взвешенного решения в новосибирском Академгородке взяли тайм-аут в две недели.

Правительство Иркутской области, по опубликованным в СМИ словам губернатора региона Игоря Кобзева и председателя правительства Константина Зайцева, готово к любому развитию событий: заранее понятно, что при расходах 2800 ничего страшного в нижнем бьефе и так не случилось, к настоящему моменту оказались подтопленными восемь жилых деревянных строений с приусадебными участками в СНТ «Елизовское» (о. Елизовский), производственные помещения форелевого и осетрового хозяйства на острове Бабр, а также участки на нижней набережной Иркутска и на острове Юность (в парке отдыха). Известно, что при расходах 3200 (что было в 2008 году, но пока не планируется) будет затоплен дачный поселок на полуострове Кирова – неприятно, но не критично. 

«Опыт регулирования уровенного режима озера Байкал как в условиях маловодного периода 2014-2017 годов, так и в условиях повышенной водности 2020 года наглядно, на практике, показал необоснованность и несостоятельность установления жесткого метрового диапазона регулирования уровня озера, предусмотренного постановлением №234. Метровый диапазон может быть выполнен только в условиях средней и близкой к ней водности, наблюдаемой, например, в период 1996-2013 годов. В 30-35% лет его невозможно выполнить в принципе (в многоводные годы) или без значительных ущербов (в маловодные годы)», - подчеркивает Вячеслав Никитин.

Реальный диапазон колебаний уровня Байкала в условиях экстремальной водности составит минимум 1,72 метров. При этом отметка 457 метров ТО будет превышена в 28 годах из 120; требования водного транспорта в нижнем бьефе Иркутской ГЭС можно будет обеспечить только в семи годах из 10 (по действующему законодательству, минимум обеспеченности – 85%), а требования водозаборов – на 93% (минимально допустимо 95%). В шести из каждых 10 лет над Иркутском и другими районами, расположенными в нижнем бьефе, также будет висеть угроза подтоплений. 

Поэтому правительство Иркутской области поддерживает либо продление действия постановления №1667, либо выпуск нового аналогичного постановления – но предлагает сделать это на основе «научно-обоснованного допустимого диапазона регулирования уровня». Исследования по поиску этого «золотого ключика» могли бы быть выполнены с участием специалистов двух прибайкальских регионов, с их последующим обсуждением с заинтересованными федеральными и региональными ведомствами и общественными организациями, а также независимыми экспертами. 

Иркутские ученые, которые озвучивали свою позицию много раз, предлагают продлить срок действия постановления №1667, но доработать его с учетом опыта, полученного как в маловодные годы, так и в 2020 году. «Это касается, прежде всего, уточнения понятий «средней, малой и большой водности», создающих правовую и практическую неопределенность при выполнении постановления №1667. Эти понятия относятся к среднегодовым показателям водности, которые становятся известны только после окончания календарного года, в то время как ключевые решения по назначению режимов регулирования уровня регулятору необходимо принимать уже в июле и августе, то есть почти за полгода до определения показателя среднегодовой водности. Возможно, следует учитывать показатели водности третьего квартала, в том числе по месяцам», - говорит Вячеслав Никитин. 

В правительства Бурятии ранее заявляли, что намерены «поддержать предложение Федерального агентства водных ресурсов по сохранению предельного уровня воды в Байкале на отметке 457 метров ТО». Однако пресс-релиз, распространенный ФАВР еще 21 сентября, не содержит однозначной поддержки метрового диапазона. Напротив, в нем сказано: «Действующее постановление правительства России №1667… позволяет сдерживать высокий приток в многоводный период до отметки 457,85 метров (форсированный подпорный уровень). Эта отметка учитывает вероятность наступления опасных природных явлений редкой вероятности – 0,01%, такие риски и запас прочности закладываются при строительстве водохранилища». 

Очевидно одно: действующие ПИВР, которым исполнилось уже 32 года, едва ли соответствуют современной ситуации, поскольку не учитывают опыт и научные знания, накопленные за период эксплуатации Иркутской ГЭС. Держаться за «метровый диапазон» в этой ситуации – поведение вряд ли разумное. Совместный труд ученых с двух берегов Байкала мог бы оказаться весьма эффективным и комплексным. Но свести их воедино способно только правительство РФ. Раз уж оно управляет Байкалом, то все в его руках.

https://primamedia.ru
Губернатор Иркутской области Игорь Кобзев поддерживает либо продление действия постановления №1667, либо выпуск нового документа, но на основе «научно-обоснованного допустимого диапазона регулирования уровня».
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект