11 февраля 2022

Не только в Норильске

«Норникель» расширяет сотрудничество с институтами СО РАН – новое масштабное исследование по изучению биоразнообразия охватит не только зоны воздействия компании в НПР, но и на Кольском полуострове, в Забайкалье и даже на СМП.
Поделиться в социальных сетях

«Норникель» и СО РАН сегодня объявили о запуске нового совместного проекта, направленного на изучение состояния биоразнообразия на территориях расположения производственных активов компании в российской Арктике и в Забайкальском крае. Его главная цель – определение зон реального воздействия индустрии и оценка текущего состояния биоразнообразия экосистем. «Эти беспрецедентные по масштабам исследования, во-первых, внесут весомый вклад в научную деятельность в стране, а во-вторых, лягут в основу корпоративной системы управления воздействием на биоразнообразие», – завил на сегодняшней пресс-конференции в ТАСС вице-президент «Норникеля» по экологии и промышленной безопасности Станислав Селезнев

По сути, новый проект – логичное продолжение двух Больших Норильских экспедиций (БНЭ), проведенных на Таймыре в 2020 и 2021 годах также в партнерстве с СО РАН. Как и тогда, в основу нового начинания также положен комплексный подход – исследование не отдельных частей, а состояния всей экосистемы в целом, что, уверен директор Института систематики и экологии животных СО РАН, член-корреспондент РАН Виктор Глупов, действительно не только обогатит фундаментальную науку в стране, но и позволит разработать грамотные практические рекомендации по устойчивому хозяйствованию в Арктике. «Биоразнообразие – основа существования экосистем, то есть жизни. И очень важно, что такие системообразующие компании, как «Норникель», понимают это и инвестируют в российскую науку и в исследования биоразнообразия в различных регионах России», – заявил ученый. 

Как напомнил Станислав Селезнев, сохранение биоразнообразия на территориях присутствия – одно из ключевых направлений обновленной Стратегии в области экологии и изменения климата, которая была утверждена в компании летом прошлого года (наряду с климатом, воздухом, водой и отходами). Задача, которую ставит перед собой «Норникель» в природоохранной деятельности, – значительное улучшение экологических показателей, причем за счет четко измеримых и достижимых результатов. Но если для «Серной программы», повторного использования воды, внедрения различных систем мониторинга и переоснащения мощностей (в том числе ради движения в сторону углеродной нейтральности производства) такие показатели рассчитать было не сложно, то перед тем, как восстанавливать и сохранять биоразнообразие, нужно понять, от чего, собственно, отталкиваться. Чтобы не навредить и не сделать хуже.

«Норникель» регулярно проводит мероприятия по выпуску ценных пород рыб, поддерживает в районах своей деятельности заповедники и особо охраняемые природные территории. Теперь пришло время более системных действий. В ноябре прошлого года «Норникель» выпустил Программное заявление о сохранении биоразнообразия, содержащее принципы, обязательства и инициативы в этой сфере. Среди основных – «сотрудничество с компетентными организациями по изучению, наблюдению и проведению работ в области сохранения биоразнообразия», «выявление и оценка рисков и потенциального отрицательного воздействия», организация мониторинга, реализация различных мероприятий по восстановлению экосистем, а также «разработка и внедрение комплексной системы управления воздействием на биоразнообразие, включая постановку целей, определение показателей, планирование и выполнение мероприятий, а также внедрение принципов иерархии мер по смягчению неблагоприятных последствий и др.».

Первый шаг на этом пути – с привлечением науки – оценить воздействие на биоразнообразие на всех территориях, подверженных влиянию деятельности компании.

Снимок экрана 2022-02-11 в 14.28.06.png

Собственно, этим частично занимались и в рамках двух БНЭ (хотя в большей степени тогда изучали динамику загрязнений дизтопливом в НПР и оценивали меры по ликвидации аварии), и других исследованиях, которые проводились в последние два года (и ранее – на самом деле, такую работу «Норникель» ведет уже давно, пресловутый инцидент на ТЭЦ-3 лишь ее актуализировал), например, экспедиция «Полярного фонда» (подробнее об этом – по ссылке). Уникальность нового совместного проекта – упор именно на биоразнообразие, а также расширение территориального охвата исследований. 

«Большая наука» в партнерстве с «Норникелем» выходит за пределы Норильского промрайона. В периметр исследования войдут разведочные, добычные, производственные, транспортно-логистические и энергетические объекты не только Норильского, но также Кольского и Забайкальского дивизионов компании. «В течение этого года мы будем проводить большое исследование всех площадей, находящихся в радиусе порядка 15 км вокруг наших производственных площадок. И в Норильске, и в Мончегорске, и в Забайкальском крае», – рассказывал Селезнев еще в декабре прошлого года (цитата по ТАСС). Сегодня он лишь добавил, что кроме трех регионов присутствия заказчика, ученые в рамках новой экспедиции будут работать также и на участке Северного морского пути (СМП).

А также подчеркнул, что «комплексная и большая работа по исследованию огромной территории пройдет по единой методике, силами одних и тех же специалистов, то есть разные регионы будут охвачены одним взглядом». 

По мнению Виктора Глупова, в рамках одной НИР столь разнообразные территории будут рассмотрены чуть ли не впервые в практике СО РАН. «Все предприятия «Норникеля» находятся на территориях природных геохимических аномалий. Содержание меди, никеля, хрома, кобальта, серы и других тяжелых металлов в почвах там исторически выше, чем на «обычных» территориях – собственно, потому предприятия там и были построены. Эти аномалия – это те же рудные тела. И нужно четко понимать, где – влияние рудного тела, а где – именно техногенных выбросов», – объяснил научный подход к решению экологических проблем замдиректора Института почвоведения и агрохимии СО РАН по науке, доктор биологических наук Александр Сысо.

Если в НПР, напомнил ученый, источник техногенного воздействия очевиден, то на Кольском полуострове, который относится к старопромышленным регионам, действуют и другие крупные предприятия: «Там не только ведь «Норникель» влияет. Надо четко идентифицировать источники поступления того или иного вещества в почвы, а дальше – их влияние на животных и растительность».

Силами одного института с такой задачей справится не получилось бы. Поэтому в исследовании будут задействованы сразу несколько академических учреждений: Институт почвоведения и агрохимии, Институт систематики и экологии животных, Центральный сибирский ботанический сад (все три расположены в новосибирском Академгородке), а также красноярский Институт биофизики. Суммарно в проекте может принять участие до 60 ученых, которые в течение года будут работать в рамках мобильных отрядов – или, по словам Виктора Глупова, «мини-экспедиций». 

Это позволит обеспечить и тот самый комплексный подход – как и в рамках БНЭ, в одной отряде соберут специалистов по различным направлениям, от ботаников до гидробиологов. Как специально подчеркнул директор Центрального сибирского ботанического сада СО РАН по науке Виктор Чепинога, если в БНЭ принимали участие всего два ботаника, то в новом исследовании будет работать порядка 20 специалистов института из пяти лабораторий, «что позволит охватить в ботанической части все – грибы, лишайники, мохообразные, сосудистые растения, и изучить все в комплексе». Его коллега, завлаб географии и экологии биоразнообразия ЦСБС СО РАН по науке, доктор биологических наук Николай Лащинский добавил, что «институт на сегодняшний день имеет оснащение, которые гарантируют изучение растений на всех уровнях – от космических снимков до клеточного состояния», что даст возможность собрать уникальный набор индикаторов.

Он также отметил, что хотя Арктику изучают давно, ее сибирская часть все еще остается малоизученной территорий. «Как ученым, для нас важно не только выполнить задачи, поставленные «Норникелем», но и собрать материал, которого ни у кого еще не было – первыми побывав в настоящей терра инкогнита».

Натурные исследования наземных и водных экосистем, включающие визуальные наблюдения, отбор проб с проведением их физического, химического и физико-химического анализов, изучение состава представителей растительного и животного миров, орнитофауны и гидробионтов, начнутся уже весной. А первый отряд может отправится в Забайкалье уже в конце февраля – правда, в выбранном для исследований районе в этом году практически не выпало снега, а это сильно затруднит, например, работу зоологов.

В целом же у экспедиции будет два сезона – «зимний», но на границе с весной («потому что ехать в снег и пургу смысла нет», объяснил Глупов), в конце марта – начале апреля: в нем будет задействовано порядка 5-6 мобильных групп. И летний – еще около 10 мини-экспедиций. Также как минимум два прохода ученые совершат на кораблях «Норникеля» по СМП. 

По словам Виктора Глупова, совместное исследование планируется вести в «живом» формате, группы специалистов будут «пересобираться» с учетом сложившихся погодных условий, рекогносцировок на конкретной местности, транспортных ограничений, а также других новых вводных – в том числе и от заказчика. Кстати, в том числе и поэтому ни в СО РАН, ни в «Норникеле» не стали называть стоимость затрат на проект. «Какая разница, сколько это стоит? Главное, что событие состоится. Я не хотел бы сейчас называть цифру, которую мы определили на данный момент. Уверен, что по ходу реализации мы увидим, что нужно что-то еще – и в соответствии с этим будет меняться и объем финансирования. Могу лишь подчеркнуть: мы не ограничены финансовыми рамками. Сумма – большая, но может стать еще больше», – заявил сегодня Станислав Селезнев.

Снимок экрана 2022-02-11 в 14.41.00.png

Среди ключевых задач исследования – описание текущего состояния биоразнообразия, выявление видов – индикаторов состояния среды (экосистемы) и охраняемых видов на исследованной территории, а также потенциальных негативных факторов и угроз биоразнообразию со стороны производственных объектов компании. «Результаты проведенной учеными работы станут основой для построения системы управления воздействием на биоразнообразие и разработки программ сохранения и мониторинга биоразнообразия. Кроме того, результаты исследования позволят определить и реализовать первоочередные мероприятия, необходимые для сохранения биоразнообразия», – отметили сегодня в «Норникеле».

«Наша задача – понять ситуацию как она есть сейчас. Далее, посмотреть насколько она изменилась, определить те показатели, которые должны быть, разработать мероприятия и дальше их внедрять, для того, чтобы поддерживать флору, фауну и вообще биоразнообразие вокруг нас», – добавил Селезнев.

И призвав не искать в проекте скрытого смысла, а уж тем более «гринвошинга». Недавно в «Норникеле», по его словам, провели внутрикорпоративный опрос, и на вопрос – зачем нам заниматься экологией? – 99% сотрудников ответили: «Потому что мы здесь живем». Инициируя добровольное масштабное изучение окружающей среды в регионах присутствия, компания, еще раз подчеркнул топ-менеджер, получает актуальную информацию о текущем состоянии природы, что позволит более эффективно работать над сокращением негативного воздействия на нее.

«Если сравнивать – это как полное обследование у врача»
«Если сравнивать – это как полное обследование у врача»

Руководитель полевого этапа Большой Норильской экспедиции Николай Юркевич – о том, что удивило ее участников, можно ли считать НПР «самым грязным» в России, и чем «Норникель» помог ученым.

Загрязнений ихтиофауны не обнаружено
Загрязнений ихтиофауны не обнаружено

Итоги экспедиции «Полярного фонда», проходивший практически в одно время с Большой Норильской, оказались схожими – например, загрязнение водных биоресурсов дизтопливом они также не выявили.

Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект