31 Января 2018

В цифрах и фактах: Как Татарстан планирует решить «мусорную проблему»

Схема обращения с ТКО в республике проходит последние редакции в правительстве РТ. В качестве «инвестора» большей части мероприятий выступит население: расходы на реализацию «мусорной» реформы будут заложены в тарифы. Журналист Татьяна Колчина специально для «Кислород.ЛАЙФ» изучила 500-страничный документ и отобрала цифры, характеризующие настоящее и будущее отрасли в республике.

Поделиться в социальных сетях

Чуть менее полугода осталось до часа «Х» для регионов в сфере обращения с ТКО: к 1 июля 2018-го субъекты должны утвердить региональные схемы обращения с отходами. К этой же дате должны быть исполнены еще десяток поручений Владимира Путина, данных им в середине ноября. В частности, разработана программа развития отрасли обращения с ТКО. 1 июля обозначено и как крайний как срок внесения в Госдуму законопроекта, предусматривающего регулирование обращения вторичных ресурсов и введение мер по стимулированию спроса на продукцию из вторсырья. Всего же в списке главы государства 11 поручений.

Схемы обращения с отходами к настоящему времени разработаны в 82 регионах России. В Татарстане документ был «презентован» еще год назад, однако сейчас он проходит еще одну редакцию в республиканском Минстрое. Впрочем, принципиальные изменения схема вряд ли претерпит. Более того, сейчас, по сведениям источников «Кислород.ЛАЙФ», под нее «подгоняется» региональное экологическое законодательство. В документе подробно описывается, сколько и каких отходов ежегодно образуется в республике, обозначены слабые места в системе их обращения, и поэтапно расписана будущая схема движения ТКО, вершиной которой станет одобренный к строительству в Татарстане в рамках проекта «Чистая страна» мусоросжигательный завод «Ростеха».

Кроме того, документ дает исчерпывающий ответ на вопрос – сколько это будет стоить и кто за это заплатит. Ведь в качестве «инвестора» большей части мероприятий по реформированию отрасли выступит население, поскольку расходы на реализацию «мусорной» реформы будут заложены в тарифы.

Раз ступенька, два ступенька

Ежегодно Татарстан «генерирует» порядка 2 млн тонн ТКО – к настоящему времени на полигонах, санкционированных и незаконных свалках скопилось более 70 млн тонн твердых коммунальных отходов.

Жилой фонд в республике насчитывает почти 100 млн кв. метров, 70 млн из которых – это жилой фонд городов. Если мерить в «штуках» – это более 1,6 тыс. квартир, из которых 70% расположено в многоквартирных домах. Любопытен тот факт, что из 43 муниципальных образований и двух городских округов нормы накопления ТКО приняты лишь в 11-ти, причем большая их часть - десять и более лет назад. В районах, где нормативы не приняты, муниципалитеты при расчете платы за вывоз и захоронение мусора руководствуются значением в 1,1-1,5 кубометра ТКО на человека.

Естественно, больше всего ТКО образуется в Казани (население – 1,3 млн человек) – более 630 тыс. тонн отходов. В Набережных Челнах 530 тыс. населения генерирует почти 280 тыс. тонн ТКО.

«Философия» новой схемы обращения с отходами – минимизация объемов ТКО, подлежащих захоронению. Схемой предполагается разделение территории республики на две условных зоны – Западную и Восточную, в каждой из которых окажется примерно равное количество жителей РТ. Обслуживать эти зоны будет либо один, либо два региональных оператора (этот вопрос планируется решить и утвердить к 1 июля будущего года). Основная инфраструктурная единица разработанной в Татарстане схемы – так называемый межмуниципальный отраслевой коммунальный комплекс по обращению с ТКО, производственная цепочка внутри которого выглядит следующим образом: пункты сбора ТКО – сеть мусороперегрузочных станций – мусоросортировочный комплекс – межмуниципальный полигон.

Все выглядит очень красиво и логично. Рассмотрим же каждый этап по возможности подробно.

Чистый Татарстан - Борьба с мусором

«Сдай батарейку – спаси ежика!»

Первым шагом на пути к жизни без отходов должно стать создание системы раздельного сбора отходов. Схемой предполагается, что к 2035 году из общей массы ТКО будет извлекаться не менее 50% полезных фракций, которые впоследствии могут быть использованы в качестве вторсырья. Как оценивал в одном из интервью глава Минприроды РФ Сергей Донской, на внедрение раздельного сбора в России уйдет 10-15 лет – в Татарстане с министром согласились заранее.

Весной прошлого года Кабинет министров Татарстана издал постановление, регламентирующее обязательный порядок селективного сбора отходов, который должен был вступить в силу уже с 1 января. Но сейчас о документе почти не вспоминают – возможно, в силу того, что региональный оператор обращения с отходами (на ком бы и лежала «в соответствии с действующим законодательством» ответственность за внедрение селективного сбора) еще не определен. Справедливости ради стоит признать, что шаги к внедрению раздельного сбора в республике все же делаются.

Так, с начала прошлого года в казанских дворах начали устанавливать специальные сетчатые контейнеры для сбора ПЭТ-тары. В начале декабря мэрия Казани отчиталась о том, что число таких контейнеров в городе достигло 1200, и с января по октябрь уходящего года с их использованием было собрано боле 140 тонн пластика. Сегодня сбор и переработка вторичного сырья включены в перечень приоритетных направлений предпринимательской деятельности, которые в рамках городской программы поддержки МСБ пользуются льготной кредитной ставкой при оформлении банковских кредитов. В рамках той же программы мэрия определила 54 земельных участка для установки павильонов по приему от населения вторсырья. 35 павильонов уже действуют; до конца прошлого года мэрия обещала установку еще 12-ти.

Казань, надо сказать, в этом движении не одинока. В Набережных Челнах, втором по величине городе в республике, более чем по 20-ти адресам установлены специализированные модули оригинальной конструкции для раздельного сбора ТКО; вторсырье от населения принимают в 15-ти пунктах. Около 80-ти сетчатых контейнеров для сбора ПЭТ-упаковки установлено и в «нефтяной столице» Татарстане Альметьевске.

 

В Казани активно устанавливают контейнеры для раздельного сбора мусора

В уходящем году в Казани действовала и программа сбора отработанных батареек и аккумуляторов: в торговых центрах и помещениях, занимаемых органами власти, было установлено порядка 30-ти емкостей. В ее продолжение распоряжением исполкома Казани определены 10 участков под дальнейшую установку специальных емкостей для приема ртутьсодержащих градусников, флуоресцентных и ртутных ламп.

Под занавес Года экологии, рассказывая об успехах на данном поприще в ходе «Делового понедельника» в мэрии Казани, председатель городского комитета ЖКХ Искандер Гиниятуллин прибегал к весьма образным сравнениям: «Известно, что из 10 кг батареек можно получить столько же цинка, сколько содержится в 96 кг руды, а химические отходы кристаллизуются в соли, которые потом используют в медицине, сельском хозяйстве и легкой промышленности; повторное использование одной тонны макулатуры спасает от вырубки 17 деревьев, а одна выброшенная батарейка отравляет 20 квадратных метров почвы, где могли бы жить два крота, один ежик и тысяча дождевых червей. Призываю присутствующих в этом зале: сдай батарейку – спаси ежика!».

Что касается остальных муниципальных районов, планируется, что хотя бы по одному контейнеру для сбора опасных отходов будет установлено в каждом из них. Общая сумма затрат на создание сети пунктов приема такого мусора от населения сегодня оценивается в 7 млн рублей, четыре из которых приходится на Казань, 2 млн – на Набережные Челны и лишь один миллион рублей – на все остальные 43 муниципалитета. Но если эти деньги планируется выделять из республиканского и муниципальных бюджетов, то расходы на оборудование передвижных и стационарных пунктов по сбору вторсырья, число которых к 2025 году должно составить не менее 180-ти, оплатят сами татарстанцы. Данная статья схемой оценивается в сумму 130-167 млн рублей.

Любопытно при этом, что уже сейчас идея внедрения селективного сбора в сельской местности подвергается критике на довольно высоком уровне. Так, министр экологии и природных ресурсов Татарстана Фарид Абдулганиев на одном из своих брифингов заявил, что «селективный сбор мусора хорошо пойдет в крупных городах, а в селе это порой экономически нецелесообразно». Представители отрасли, в свою очередь, считают, что внедрение селективного сбора столкнется с «непрофессионализмом» населения, которому отделить полезную фракцию от бесполезной будет довольно сложно. Так, генеральный директор «Поволжской экологической компании» Ольга Гудимова рассказывала местным СМИ, как ее компания решила провести эксперимент, попросив своих же сотрудников организовать селективный сбор отходов у себя дома, а затем принести отсортированные отходы на работу. Самые простые виды отходов, такие, как стекло, ПЭТ-бутылки, картонные коробки и т.п., им удалось «идентифицировать» без труда. А вот с отнесением к какой-либо категории коробки из-под сока сотрудники затруднились. Как выяснилось, недаром – всем знакомый «тетрапак» состоит из нескольких слоев различных материалов, и поэтому практически не подлежит вторичной переработке.

В «Поволжской экологической компании» уверены – если и внедрять селективный сбор, то дуальный: сначала население сортирует отходы на «полезные» и «бесполезные», а затем сырье отправляется на досортировку, где из общей массы будут выбраны действительно полезные фракции. Как бы то ни было, до тех пор, пока система селективного сбора не заработает в полную силу, необходимым звеном в цепи авторы схемы видят мусороперегрузочные станции. Их в республике должно быть 43 – ровно по числу муниципалитетов. Строительство сети таких станций оценивается в сумму от 320 до 391 млн рублей.

Председатель городского комитета ЖКХ Искандер Гиниятуллин: «Одна выброшенная батарейка отравляет 20 квадратных метров почвы, где могли бы жить два крота, один ежик и тысяча дождевых червей»

Разделяй и …?

Следующим пунктом в предполагаемом маршруте движения ТКО стоит их сортировка в промышленных масштабах. Сейчас в республике работает всего шесть сортировочных производств: три в Казани, два – в Набережных Челнах и один в Альметьевске. Их суммарная мощность составляет, по разным оценкам, от 660 до 740 тыс. тонн ТКО ежегодно (разность в оценках объясняется тем, что, по данным мэрии Казани, мощность построенной в 2008 году ЗАО «Казанский экологический комплекс» станции составляет 100 тыс. тонн в год, а в схеме фигурирует цифра в 182,5 тыс. тонн).

К 2025 году число мусоросортировочных станций планируется удвоить: два комплекса суммарной мощностью 565 тыс. тонн должны появиться в Западной зоне республики, и три, мощностью 450 тыс. тонн – в Восточной. Их строительство является одной из наиболее затратных статей региональной схемы обращения с отходами – на эти цели потенциальный инвестор (читай – население) потратит от 4,8 до 5,3 млрд рублей. Почему так дорого? А потому, что на новых комплексах сортировка будет не ручной, как на уже существующих, а сенсорной, основанной на способности различных материалов поглощать и отражать световые волны разной длины.

В России пока не очень богатый опыт использования этой технологии – единственный сенсорный сортировочный комплекс сегодня работает… в Новокузнецке!

Разработчики схемы полагают, что с вводом всех вышеописанных этапов из общей массы ТКО будет извлекаться до 50% полезных фракций (сейчас, по данным разных источников, этот показатель составляет от 5 до 10%). Теоретически это, действительно, возможно – в схеме, где подробно расписаны не только объемы, но и морфологический состав образующихся в республике ТКО, несортируемые отходы (остатки пищи, смет с территории и «прочее») в общей массе составляют чуть менее 30%. Остальное – это полезные фракции (бумага и картон – 20%, полимерные материалы – 33%, и это самая внушительная доля, стекло – 7% и др.).

Однако тут же встает вопрос – что делать с извлеченным сырьем? Возможно, к тому моменту, когда все мероприятия схемы будут реализованы в полном объеме, ситуация на рынке вторичных ресурсов и изменится, однако сегодня востребованными со стороны переработчиков являются не более 5% отходов. По крайней мере, так считает Ольга Гудимова из «Поволжской экологической компании»: «К примеру, стекло сегодня является самым невостребованным продуктом. Бутылку как таковую не позволяют использовать вторично действующие санитарные нормы. А плавить его и направлять в производство тары гораздо менее выгодно, чем производить новую. В части же полимеров ситуация такова, что производство с точки зрения технологий развивается быстрее, чем система переработки – на рынок выводятся материалы, содержащие компоненты, которые не позволяют использовать их в качестве вторсырья».

Пять из 49

Сортировочные мощности должны будут работать на вновь созданных межмуниципальных полигонах, введение которых должно повлечь за собой закрытие и последующую рекультивацию действующих сегодня полигонов размещения ТКО. Сейчас их в республике 53 (при этом в Государственный реестр объектов размещения отходов внесено 49); в общей сложности они занимают порядка 400 га земли. Кстати, примерно такую же площадь в республике занимают санкционированные свалки. В Татарстане их почти тысяча, и к настоящему времени на них скопился почти миллион тонн отходов. И Минстрой республики, и Министерство экологии и природных ресурсов, при чьем активном участии разрабатывалась новая схема, утверждают, что большинство из действующих полигонов ТКО не обеспечивают необходимый уровень экологической и санитарно-биологической безопасности при размещении отходов.

Схемой предполагается до 2025 года вывести из эксплуатации и рекультивировать 46 муниципальных полигонов ТКО площадью в 264,5 га. Затраты на рекультивацию одного гектара полигона ТКО оцениваются в 9,2 млн рублей. Таким образом, данная статья расходов потребует более 2,5 млрд рублей вложений.

Пока из заявленных в схеме пяти полигонов работают только два, и оба в Казани. И тот, и другой построил крупнейший на сегодня в Татарстане оператор в области обращения с отходами – компания ПЖКХ, входящая в группу «РТ-Инвест», которая, в свою очередь, входит в госкорпорацию «Ростех» (к этому названию мы еще вернемся). Один занимает площадь 23,2 га, второй («Восточный») – 40,6 га. Открытие первой карты «Восточного» (всего их должно быть четыре), к слову, анонсировалось много раз – сначала в качестве даты официального открытия звучало 1 января 2016 года, потом была распространена информация о запуске объекта весной того же года, однако в реальности это случилось лишь в марте 2017-го. Срок службы объекта, предусмотренный проектом, составляет 15 лет: именно за это время высота мусорной горы с учетом глубины котлована должна достичь 42 метров, а объем накопленных ТКО – 7 млн тонн. Однако учитывая все возрастающие объемы генерации отходов и тот факт, что свозить на полигон мусор перевозчики начали задолго до его официального открытия, городские власти признаются – было бы хорошо, если полигон прослужит хотя бы лет 10.

Что касается рекультивации закрытых полигонов, то единственный масштабный опыт республики в этой части – закрытие в 2013 году и последующие мероприятия по рекультивации Самосыровского полигона, расположенного в 2,5 км от Казани. 75 лет назад оно начался с того, что местные жители начали сносить мусор в близлежащий овраг. К 2013 году свалка разрослась до 29 га (примерно 40 футбольных полей), а в высоту достигла 45 метров. Общий объем отходов, свезенных сюда за 75 лет, оценивается в 45 млн тонн! В рекультивацию свалки уже было вложено более 140 млн рублей из федерального бюджета, и по 66,5 млн рублей – из городской и республиканской казны. Строительные работы планировалось завершить к концу 2017 года, а этот год потратить на посев травы и высадку деревьев. Собственно, тогда можно будет разобрать этот проект по «винтикам» и оценить, насколько он успешен.

ProKazan.ru
В рекультивацию Самосыровского полигона под Казанью вложено более 140 млн рублей из федерального бюджета, и по 66,5 млн рублей – из городской и республиканской казны

Аэросъемка свалки ТБО «Самосырово»

Хвосты? В топку!

Темпы заполнения даже недавно построенных полигонов красноречиво свидетельствуют о том, что справиться с все возрастающим объемом генерации ТКО республика, не прибегая к кардинальным мерам, не справится. В качестве радикального решения выбрано строительство в рамках проекта «Чистая страна» мусоросжигательного завода, или, если быть более точным, мусоросжигательной ТЭС мощностью 55 МВт. Она будет способна утилизировать до 550 тыс. тонн отходов в год. Татарстанские власти не исключают, что с вводом ТЭС республика вообще может быть избавлена от необходимости захоронения ТКО – так называемые «хвосты», то есть все, что останется после сортировки мусора, отправится «в топку».

Дата начала строительства уже известна – к возведению ТЭС «РТ-Инвест» планирует приступить осенью 2018 года. А вот с местом строительства определенности до сих пор нет: от размещения МСЗ вблизи полигона «Восточный», как это планировалось изначально, все же решено было отказаться.

Стоит отметить, что хотя строительство МСЗ и предполагается региональной схемой обращения с отходами, затраты на его возведение (оценка – 21 млрд рублей) в документе не прописаны. Строительство будет осуществляться за счет средств компании-инвестора, большую часть которых (80-90%), как пояснили «Кислород.ЛАЙФ» в НП «Совет рынка», планируется компенсировать за счет выручки с ОРЭМ, остальное – за счет платы за обезвреживание отходов и экологических сборов. Благодаря принятым в феврале прошлого года изменениям, программа ДПМ на ВИЭ была распространена и на проекты по сжиганию ТКО, а не только на строительство солнечной и ветровой генерации, а также мини-ГЭС. В «Совете рынка» полагают, что распространение механизма ДПМ на мусоросжигательные ТЭС приведет к дополнительному росту конечной цены для потребителей электроэнергии на 2-3% к 2022 году. В ассоциации подчеркивают, что реализация энергетически неэффективных проектов по сжиганию ТКО не только увеличивает финансовую нагрузку на потребителей, но и уменьшает возможности по обновлению уже существующих мощностей, а субсидирование в таком масштабе одной технологии переработки отходов, очевидно, подавляет развитие иных, возможно, более эффективных способов решения проблемы отходов.

Тем не менее, в отличие от четырех подмосковных МСЗ, которые даже если их все-таки построят, не решат проблемы с мусором в столичной агломерации, татарстанская «мусорная» ТЭС реально может стать основной для успеха концепции «ноль на захоронение». «Нулевое захоронение – это наша мечта, и если это где-то и возможно сделать, то именно в Казани. То, что невозможно использовать вторично, будет сжигаться на заводе, а там будет вырабатываться электроэнергия. Зола, которая останется после термической обработки, будет применяться, прежде всего, в строительстве дорог», - рассказывал в входе пресс-конференции генеральный директор компании «РТ-Инвест», вступающей в качестве инвестора, Андрей Шипелов.

Официально проект был презентован общественности в июле 2017 года в московском офисе ГК «Ростех». В экологичности станции журналистов убеждал Андрес Кроненберг, президент швейцарской компании Hitachi Zosen Inova, уже построившей порядка 200 подобных МСЗ в Европе, несколько десятков в США и 215 в Японии: «Благодаря очень высоким температурам сжигания отходов (1200 градусов по Цельсию), образуемый после этого процесса шлак, полностью безопасен, более того, металлы из шлака отбираются и повторно применяются. Ни по одному веществу не превышаются значения по нормам выбросов в атмосферу по законодательству ЕС – это означает, что рядом можно жить или заниматься сельским хозяйством».

Однако страсти вокруг строительства завода не утихали весь прошлый год (хотя в Татарстане эта тема и развивается менее шумно, чем в Подмосковье – но там «Ростех» раскатал губы на четыре МСЗ). Помимо общественников и экологов, против выступали даже некоторые региональные законодатели: недавно в Госсовет РТ был направлен инициированный членом татарстанского отделения КПРФ Артемом Прокофьевым законопроект «О внесении изменений в Экологический кодекс РТ», которым депутат, в частности, предлагал исключить пункт, согласно которому МСЗ запрещено было бы строить не ближе 10 км от границ любого населенного пункта (хотя изначально речь шла о населенных пунктах, где проживают от 100 тыс. человек). Депутат предлагает не ссылаться на опыт Евросоюза. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что «предлагаемый в качестве образца «опыт европейских стран в области мусоросжигания» не является приемлемым для современных российских условий, так как в Евросоюзе строго соблюдается и на законодательном уровне закреплена технология раздельного сбора и утилизации бытового мусора. Сжиганию при этом подвергаются только экологически безвредные виды бытовых отходов, которые не подлежат переработке. Ведь сжигание — это только часть процесса, и, если на каком-то участке этой цепи возникнет сбой, в процессе сжигания он может спровоцировать залповый выброс вредных веществ».

Депутату-коммунисту оппонировал Волжский природоохранный прокурор Вениамин Селифанов, заявивший, что строительство МСЗ – «это безопасно однозначно, и здорово, что на территории Татарстана будет такой проект. А что касается километров, …тут при такой населенности, как в Татарстане, все равно кому-то будет не совсем удобно – у кого-то этот завод будет в десяти километрах, а у кого-то в ста».

В интервью газете «Коммерсант», опубликованном 27 декабря, глава «Ростеха» Сергей Чемезов подчеркнул, что возглавляемая им госкорпорация построит пять заводов. «Самое наибольшее сосредоточение мусора вокруг Москвы. Столичный регион вырабатывает где-то одну шестую часть всего мусора по нашей стране, примерно 11 млн тонн ежегодно. Чтобы уничтожить мусор полностью, нужно построить в области еще минимум четыре завода — и тогда мы приблизимся к нулевому захоронению. А в Казани уже после строительства первого завода будет нулевое захоронение, потому что там этот завод обеспечит полностью утилизацию в ноль и ничего закапываться не будет».

Татьяна Колчина Журналист (Казань)