14 Мая 2019

Три дня – в огне, десять – в истерике

Иркутская область за майские выходные вышла на первое место в России по количеству лесных пожаров. Похоже, тема из сугубо технической (защиты лесов и тушения возгораний), из предмета беспокойства экологов, общественников и чиновников, быстро стала политической. Все это не отменяет того, что лесопожарный сезон на Байкале будет тяжелым.

Поделиться в социальных сетях

Рикошет через четыре года

Традицию использования пожаров в качестве инструмента в политической борьбе заложил иркутский губернатор Сергей Левченко, когда еще был в оппозиции и боролся за главный пост в области с бывшим тогда губернатором Сергеем Ерощенко. Весна и лето 2015 года в Иркутской области прошли в дыму лесных пожаров. Засуха, начавшаяся еще в 2014 году, была настолько тяжелой, что пожары превратились в массовое явление, вызвавшее к жизни довольно многочисленное добровольческое движение. Самый знаменитый из созданных в то время отрядов «15.08» время от времени собирается и по сей день, но особенно глубоко в память жителей области врезалась всего одна поездка – когда к добровольцам примкнул кандидат в губернаторы и глава обкома КПРФ Сергей Левченко, вместе со своей предвыборной командой. 

Спустя четыре года Иркутская область – вновь на пороге большого избирательного цикла: в сентябре 2019 года состоятся выборы 15 мэров городов и районов, нескольких важных дум – в том числе, депутатов областного центра, которые выбирают и мэра Иркутска. В 2020 году подходит и срок выборов губернатора, и заинтересованные стороны уже готовят базу для агитации и пропаганды. Неудачное тушение лесных пожаров и борьба с другими природными катаклизмами могут стать свидетельством слабости и неэффективности нынешней губернаторской команды и лично Сергея Левченко и для федерального центра. 

Зная обо всем этом, правительство Иркутской области готовилось к майским праздникам с особым старанием. Заседания комиссии по ЧС в более или менее широком составе проводились практически каждый день – собственный многолетний опыт и пример соседних регионов (в первую очередь, Бурятии и горевшего буквально в апреле Забайкальского края) показывал, что текущий сезон в лесу будет очень непростым. Объявив о начале лесопожарного сезона в южных районах области уже в середине апреля, власти региона постепенно вводили его и в северных районах, ужесточая режим допуска в леса и увеличивая количество групп для мониторинга обстановки на местах. Формально нельзя сказать, что проблеме возможных пожаров властями уделялось недостаточное внимание. 

Повезло с погодой: только 1 мая в южных районах Иркутской области было более или менее тепло, а потом все выходные дул сильный ветер и шел снег. Три первых в мае рабочих дня, пусть и теплые, должны были пройти спокойно, однако вмешались народные традиции. 8 мая в некоторых городах ради так называемого «родительского дня» местные власти не только смягчили режим работы в бюджетных учреждениях, но и организовали выезд граждан на кладбища за счет бюджета. Особенно отличился в этом смысле третий по численности населения город Ангарск, вокруг которого уже к вечеру того же дня вспыхнули пожары. 

Практически все жители области сейчас умеют пользоваться он-лайн картой пожаров, которая позволяет точно видеть, где именно горит. Поэтому ни для кого не секрет, что гореть начало утром 7 мая в районе так называемой «объездной дороги» (участка трассы Р-255), то есть в районе городского кладбища, а затем и возле главного места отдыха ангарчан – водохранилища на реке Еловка. На другом берегу Ангары горело в Иркутском районе возле деревень Усть-Балей, Московщина, Горяшина; в социальных сетях писали о единичных пожарах в деревне Грановщина и Хомутово. В 70 км от Иркутска, на берегу Байкала, огонь угрожал перекинуться из леса на пос. Большое Голоустное – там пришлось даже эвакуировать часть жителей. Неподалеку от Усолья-Сибирского в результате короткого замыкания в одном из домов сгорели восемь участков в самовольном дачном поселке со странным названием «506». К вечеру того дня общая площадь полыханий из-за сильного ветра увеличилась в два раза – действовало 45 природных пожаров на общей площади 18052 га.

Сергей Левченко (в центре) в свое время использовал пожары в борьбе за губернаторский пост. Сейчас тоже самое делают его оппоненты.

Дым в окна, пыль в глаза

Хотя в тушении уже 8 мая участвовали около тысячи сотрудников МЧС и сотни единиц техники, а также точно неизвестное количество добровольцев (к месту ближайших пожаров можно было добраться от силы за полчаса), в СМИ и социальных сетях началась раскрутка панических и скандальных сообщений. Про тот самый поселок 506 писали, например, что на них не обращают внимания – но в видеоролике, размещенном непосредственными участниками событий, говорится об участии в тушении подразделений МЧС, военных из ближайших частей, городских служб, машин крупного предприятия («Усольский свинокомплекс») и добровольцев из местных жителей.

Весь день 8 мая в Иркутской области на фоне лесных пожаров шла «война пресс-служб». Начальник Главного управления МЧС по Иркутской области Валентин Нелюбов обвинил в бездействии глав местных администраций, которые не владели ситуацией на своей территории и не реагировали на сообщения о пожарах. Председатель Законодательного собрания Сергей Сокол на своей странице в Facebook 9 мая изложил впечатления от личной поездки в пос. Московщина: «Режим ЧС по всей области должен был быть введен еще вчера. Если правительству нужны дополнительные средства для борьбы с пожарами, внесем изменения в бюджет, поработаем с федеральным центром. Сидеть сложа руки нельзя!». 

Правительство области тем временем организовало работы по опашке 21 населенного пункта и ежедневно отчитывалось о сокращении количества пожаров и их площади. Главным своим достижением областные власти считают тот факт, что ни один населенный пункт от пожаров не пострадал. 9 мая появилось и такое трогательное сообщение: «В деревне Баруй Гороховского муниципального образования удалось отстоять от огня не только жилые дома, но и насаждения, сделанные во Всероссийский день посадки леса в прошлом году. Тогда на участке рядом с этим населенным пунктом было высажено более тысячи сеянцев сосны, приобретенных на средства, которые перечислил президент России Владимир Путин». Глава государства должен быть доволен.

Подводя итог за первую декаду мая, нужно признать – населенные пункты действительно не пострадали, если не считать Иркутск, который на несколько часов вечером 8 мая накрыло дымом от близких к городу пожаров и еще на несколько дней – паническими настроениями. Среди этих сообщений были как действительно тревожные, так и откровенно фейковые. Горожанам не привыкать к лесным пожарам – в прошлые годы дым и даже огонь можно было видеть из окон домов не однократно, но тут организаторам паники зачем-то потребовалось размещать в сетях фотографии и видео-записи, сделанные в других регионах и в другие годы. 

Перечислять все подобные сообщения смысла нет, ограничимся лишь апофеозом: на портале Chang.org появилась петиция, адресованная правительству РФ. Некая Елизавета Чернигова пишет в ней: «Люди просят о помощи. Иркутск задыхается дымом, во всех районах города стоит дым словно туман, летит пепел, дышать нечем. В близлежащих деревнях и поселках ситуация ничуть не лучше. Почему мы тушим леса в чужих странах, но своей Родине помочь не можем? Денег нет и средств для своей страны? Так, может, надо меньше прощать другим странам долги и подумать уже о своем народе? Пожарные одни не справляются, они люди, которые устают, очень много добровольцев записывается, но помощи все равно не хватает, нужны средства, своими силами не справляемся».

Главным своим достижением областные власти считают тот факт, что ни один населенный пункт от пожаров не пострадал.

Природа губила – природа помогла

После того, как ветер стих, а в ночь с 8 на 9 мая над южными районами области прошел снег, пожары потухли, дым рассеялся – и вместе с ним погасла паника. Выходные были достаточно холодными, так что любители шашлыков и первых весенних поездок в леса остались в большинстве своем по домам (тем более, что вход в лес по всей территории области категорически запрещен). На утро 13 мая перешло два пожара на областных землях (общая площадь 8200 га, да еще один пожар на землях «Заповедного Прибайкалья» на площади 1250 га в Иркутском районе). В борьбе со всеми природными пожарами 12 мая, по данным областного МЧС, было задействовано 74 пожарных-десантника, 246 сотрудников лесной охраны, 22 мобилизованных гражданина, 84 единиц наземной техники. А самолет Як-18 шесть с половиной часов патрулировал воздушное пространство в поисках новых очагов возгораний. 

Трудно сказать, какую роль в тушении сыграли добровольческие группы, но руководитель отряда «15.08» Александр Деев видит в них и положительные, и отрицательные стороны: «Положительные: 1. Отзывчивой молодежи становится больше – за несколько дней насчитал порядка 500 волонтеров… 2. Вспоминаются все контакты людей, с которыми мы боролись с пожарами и с системой в 2015-2016 году, поэтому организация выездов подготовленных людей на далекие пожары занимает в разы меньше времени… Отрицательные: 1. В стихийном порядке появляются организаторы выездов на пожары, они ведут людей в ночь на лесные пожары, что строго запрещается делать… 2. В информационном поле возникает неразбериха, где центры набора, обучения и организации выездов добровольцев». По мнению Деева, пожаров в начинающемся сезоне будет много, так что добровольцы теперь планируют заниматься обучением новичков. 

Председатель правительства Иркутской области Руслан Болотов еще 8 мая пообещал, что «каждый пожар, возникший по неосторожности, халатности или в результате умышленного поджога, будет иметь фамилию, имя, отчество конкретного человека и свою процессуальную оценку». Мало кто в области сомневается, что большая часть пожаров возникла именно из-за сознательных поджогов, а власти сообщают даже о задержании поджигателей (впрочем, природоохранная прокуратура уже указала и на несвоевременность принятия мер органами власти Иркутской области). Только по информации ГУ МЧС по региону, с начала весенне-летнего пожароопасного периода возбуждено 11 уголовных дел, назначено более 50 пожарно-технических экспертиз, в производстве дознавателей находится 122 материала доследственной проверки. Для установления виновников пожаров используются и нестандартные приемы: например, операторам сотовой связи направили запросы для определения места положения владельцев мобильных телефонов, сопоставимых с очагами лесных пожаров. 

Поможет ли работа МЧС и полиции по поиску поджигателей в борьбе с пожарами, сказать трудно, но в соцсетях все чаще пишут о том, что у каждого пожара должно быть еще и лицо – если поджигатель пойман, его нужно показать общественности. Но больше всего надежд пока все равно на погоду – как минимум в предстоящие 10 дней практически по всей территории области будет холодно и дождливо. Может быть, именно этой форы и грозного предупреждения 7-8 мая не хватало местным администрациям, чтобы очнуться и провести таки опахивание населенных пунктов, а региональным властям – чтобы оснастить местных жителей и добровольцев индивидуальными инструментами пожаротушения.

По информации ГУ МЧС по Иркутской области, с начала весенне-летнего пожароопасного периода возбуждено 11 уголовных дел.
Константин Зверев Независимый журналист