27 Ноября 2018

«Надо сделать так, чтобы турист шел с небольшим рюкзаком и фотоаппаратом»

В «Заповедном Прибайкалье» подвели предварительные итоги турсезона: более 120 тыс. туристов, из них 96 тыс. посетили остров Ольхон. В этом году россиян было больше иностранцев, практически сгладились сезонные пики посещений. Проблемы остались прежними – отсутствие туалетов, пожары от костров и горы мусора.

Поделиться в социальных сетях

Туристический поток на земли, входящие в зону ответственности ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», контролируется настолько строго и подробно, что начальник отдела туризма и рекреации Василий Мальцев сегодня может рассказать не только из какой страны или региона России прибыл турист, но и на какой машине, куда именно и сколько дней он провел на особо охраняемой территории. Есть методы и для того, чтобы сделать вполне достоверный прогноз на несколько лет вперед. Обо всем этом Василий Мальцев рассказал в ходе пресс-конференции в пресс-центре «Аргументы и Факты – Иркутск», состоявшейся 26 ноября. «Кислород.ЛАЙФ» собрал для вас наиболее интересные ответы на вопросы.

Как изменился туристический поток?

«С 2012 года, когда мы впервые начали подводить итоги туристического сезона, поток туристов вырос с 13,23 тыс. до 123,9 тыс. человек. Более 96 тыс. туристов посетили остров Ольхон. И это сезон еще не закончился, это данные только на 31 октября», - говорит Василий Мальцев.

По результатам опросов, проводившихся в различных местах приема туристов, прежде всего, в очереди на ольхонские паромы, удалось выяснить, что в сезоне-2018 российские туристы превзошли по численности иностранных. Соотношение составило 45 на 55% для иностранцев и россиян, хотя еще в прошлом году оно было 30 на 70. Из наших соотечественников лидерами стали жители Москвы и Санкт-Петербурга, в том числе приехавшие на собственных машинах. Увеличился поток из Новосибирска и Красноярска, заметно прибавилось количество гостей и с Дальнего Востока. Возможно, в следующем году пропорция по россиянам и иностранцам опять изменится, как это уже было в 2016 году, когда иностранцы составляли подавляющее большинство.

Важная деталь: в Иркутской области практически сгладились сезонные пики посещений. Если еще три-четыре года назад с октября по май наступал мертвый сезон, то теперь благодаря зимнему туризму идет равномерный поток почти круглый год. Помимо китайцев, которые приезжают зимой полюбоваться на Ольхон и Малое море, большой популярностью у иркутян пользуется «маршрут выходного дня» в падь Темную – за год ее посетили около 20 тыс. человек, которые добираются до места на поездах Восточно-Сибирской железной дороги.

По нормативам, утвержденным для «Заповедного Прибайкалья», в вегетативный период (то есть с мая по октябрь) на территорию национального парка можно допустить до двух человек на один гектар. Не стоит думать, что все 1,5 млн гектар и 400 км побережья доступны одинаково – есть зоны, закрытые для туристов в любой сезон. По мнению Василия Мальцева, норматив требует уточнения: есть участки, которые восстанавливаются быстрее, чем другие, да и произрастающие там растения не относятся к редким – в такие места можно допускать и большее количество туристов. В то же время, есть территории, куда доступ нужно сокращать, если не полностью закрывать. Одна из них – знаменитый мыс Хобой на Ольхоне, который уже сейчас находится в очень плохом состоянии именно из-за туристов, вытаптывающих почвенный слой.

«Заповедное Прибайкалье» предлагало построить туристическую тропу на сваях, приподнятую над почвой на полметра и огороженную сеткой – это позволило бы туристам любоваться видами, не вытаптывая растения и не повреждая почву. Однако этот проект не прошел ни одну экспертизу – ни экологическую, ни археологическую, ни техническую. Связано это с тем, что весь мыс представляет собой почти сплошной памятник археологии (могильник с многочисленными древними захоронениями), и если не получено разрешение от археологов, то и остальные экспертизы автоматически не принимаются. Сейчас «Заповедное Прибайкалье» ищет подрядчика, который решил бы стоящие перед проектом проблемы и рассчитывает на получение средств в рамках нацпроекта «Экология». Стоимость проекта по строительству надземной тропы оценивается не менее чем в 25 млн рублей, а может выйти еще дороже, ведь руководство заповедника твердо намерено запретить въезд на мыс автотранспорта. И собирается строить кордоны для решения этой задачи.

Пока отвергнут и проект строительства скульптуры «Хранитель Байкала», созданной известным скульптором Даши Намдаковым специально для установки на Хобое. Практически сразу после того, как эта инициатива была озвучена в СМИ и социальных сетях, проект вызвал многочисленные возражения. Итог – памятник, который хотели установить уже в 2017 году, вряд ли будет возведен даже в следующем году.

Начальник отдела туризма и рекреации ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Василий Мальцев.

Как влияют на туристический поток изменения в федеральных законах, в частности, новый порядок обращения с ТБО?

Действующий приказ №63 от 5 марта 2010 года «Об утверждении нормативов предельно допустимых воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал и перечня вредных веществ, в том числе веществ, относящихся к категориям особо опасных, высокоопасных, опасных и умеренно опасных для уникальной экологической системы озера Байкал» создает для руководства и сотрудников «Заповедного Прибайкалья» крайне сложные условия работы. Например, вдоль туристических троп (которых только в текущем году построено при активном участии волонтеров более 40 км), нельзя построить туалеты, не оборудованные очистными. «Нигде в мире не существует такого оборудования, которое могло бы очистить сточные воды до прописанных в приказе пределов. У нас в «Заповедном Прибайкалье» есть четыре установки, которые ловят и очищают все, кроме баланса по хлоридам – обычной соли. Там есть хлорирование, обеззараживание ультрафиолетом, мы убираем все, вплоть до яиц глистов, извините. Но соль – никак. Ее можно устранить до прописанных в приказе норм только через испарение. И мы не знаем, что делать в этой ситуации, потому что ставить биотуалеты можно только вблизи населенных пунктов и наших кордонов. В остальных местах ни вывезти отходы, ни сохранить эти объекты нам не удастся, они простоят максимум один день», - пояснил Василий Мальцев.

Пока туристам можно предложить только то, что они и делают сами по себе – посещать ближайшие кусты. Как ни странно, но с точки зрения экологии это не так опасно, как создавать какой-то большой общественный туалет с выгребной ямой: в природе отходы жизнедеятельности животных все равно так или иначе разлагаются, и в этом процессе участвуют и растения, и насекомые. Если же собрать много отходов в одном месте, это станет большой проблемой – тут уже насекомым не справиться.

Вступающий в силу с 1 января 2019 года новый закон об обращении с твердыми бытовыми отходами предполагает, что местное население будет сдавать свои отходы на специальные контейнерные площадки, построенные на средства муниципальных образований и находящиеся в их собственности. Однако на территории заповедников такие площадки строить нельзя. Более того, их нельзя строить где бы то ни было в Центральной экологической зоне Байкала – а она кое-где распространяется на расстояние 45 км от береговой линии. Пока руководство «Заповедного Прибайкалья» планирует покупать специальные машины для перевозки мусора, получать на них лицензию и вывозить мусор туда, где его сможет принять региональный оператор по обращению с ТБО. Сейчас помощь в вывозе мусора иногда оказывают железнодорожники, которые собирают и вывозят мусор в полосе отчуждения Кругобайкальской железной дороги. «Заповедное Прибайкалье» оказывает КБЖД ответную услугу и вывозит мусор, собранный волонтерами-железнодорожниками, на принадлежащих заповеднику катерах.

Babr24.ru
Пока для экологии даже лучше, что туристы ходят в кусты - большой туалет с выгребной ямой принес бы куда больший ущерб природе.

Какие изменения в направлении и интенсивности туристического потока можно спрогнозировать на ближайшие годы?

По мнению Василия Мальцева, в период 2020-2025 годов появятся новые направления для поездок – в первую очередь это будет поселок Большое Голоустное. Дорогу от Иркутска до этого поселка в южной части Байкала активно строят в последние годы: в 2017 году заасфальтировано 11 км, в 2018 году – еще 24 км. Второе направление – это поселок Онгурены, название которого с бурятского языка переводится как «конец пути». Сейчас к нему ведет гравийная дорога, которая, по оценке Василия Мальцева, «убьет любую неподготовленную машину». Но в планах региональных властей есть и строительство асфальтированной трассы в этом направлении.

Вероятно, будет расти и количество туристов, приезжающих на Байкал именно зимой, чтобы прогуляться в районе КБЖД по льду – такая форма отдыха становится с каждым годом все популярнее. «Сейчас у нас на Байкале действуют объекты, которые были введены еще в 1960-1970 годы и мы их поддерживаем в рабочем состоянии. Туристические поток идет через населенные пункты и пользуется их инфраструктурой. Нам нужна современная инфраструктура – это будет лучше и для экологии, и для туристов. Мало кто хочет идти с палаткой, большинство хочет комфорт. Если мы сможем сделать так, чтобы человек шел с небольшим рюкзаком и фотоаппаратом, оставив машину на стоянке у турбазы, это решит и проблему мусора, и проблему лесных пожаров – просто никто не будет оставлять костры и есть на ходу», - поделился планами Мальцев.

Для выполнения этой задачи сотрудники «Заповедного Прибайлья» в 2018 году построили 61 объект – остановки общественного транспорта, места отдыха на пеших маршрутах и т.д. Средства для продолжения и расширения работы сотрудники заповедника рассчитывают получить из национального проекта «Экология», вопрос будут обсуждать 29 ноября на совещании в Москве. Не помешало бы и увеличение штатов: сейчас на 120 тыс. туристов, пусть и распределенных по 10 месяцам, приходится всего 300 инспекторов, которые физически не успевают за всем уследить.

Зимний туризм на Байкале будет становится все более многочисленным.