30 Августа 2018

Просто убирать за собой

Горы пластика и других отходов от туристов – одна из самых очевидных и кричащих проблем экосистемы Байкала. Более того, эта беда, которая объединяет всех – экологов, чиновников, местных жителей. Если бы не волонтеры, к берегам озера уже нельзя было бы подступиться. Есть ли решения?

Поделиться в социальных сетях

Чайки стали мусорщиками

«Приятель пару лет назад рассказывал, что, посетив из любопытства маломорский остров Большой Тойнак (в народе его иногда Крокодилом называют), он, к собственному большому удивлению, встретил там несколько чаячьих гнезд, любовно выстланных… разноцветным полиэтиленом. Восхитился птичьей мудростью. И от земли не мокро, и на десятки лет многим поколениям потомков этого «строительного материала» хватит. Белокрылые птицы, которых многие воспринимают едва ли не символом чистоты озера, на Малом Море давным-давно привыкли к легкой жизни в условиях нашествия туристов. Превратились в типичных мусорщиков, победив в конкурентной борьбе за отходы человеческой жизнедеятельности даже ворон».

Такую историю рассказал известный иркутский журналист Георгий Кузнецов в статье для газеты «Восточно-Сибирская правда». Это – лишь одно из многочисленных свидетельств «мусорного апокалипсиса», уже наступившего на Байкальской территории. Публикации о многочисленных свалках и о волонтерах, пытающихся их ликвидировать с сизифовым результатом, выходят постоянно и в совершенно разных СМИ. В фотофактах и видеороликах о мусоре в социальных сетях можно закопаться также, как в кучах хлама на берегах Байкала. Ярче всего о ситуации свидетельствует, к примеру, короткометражный фильм иркутского фотографа Станислава Толстнева.

http://fotorelax.ru/chajki-bajkala/
Чайки превратились в типичных мусорщиков, победив в конкурентной борьбе за отходы человеческой жизнедеятельности даже ворон.

Масштаб бедствия ужасает. Байкал ежегодно посещает примерно 2 млн туристов из разных стран. Если каждый из них в среднем оставит после себя лишь по одному килограмму отходов, суммарно их скопится за год 2 тыс. тонн! В реальности объемы гораздо больше. Официально только в Бурятии ежегодно образуется в среднем более 270 тыс. тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). Какова в этих объемах доля хлама, который скапливается на побережье, подсчитать сложно – но явно не самая маленькая. Так, только на этой неделе прокуратурой Заиграевского района Бурятии было выявлено захламление ТКО земельного участка вблизи пос. Заиграево на площади 5,9 га. Объем размещенных на участке отходов превысил 29 тыс. тонн. И это – всего лишь один факт, к тому же документально подтвержденный! На публичный запрос журналистки Александры Гамаржаповой правительство Бурятии ответило, что по итогам последних трех лет с берегов Байкала было вывезено около 50 тыс. кубометров мусора. 

Очевидно, что объем отходов коррелирует с динамикой турпотока. И, прежде всего, «дикарей». «На маломорском побережье есть уютные бухточки, недоступные для наземного транспорта. Там пока еще нет турбаз и отелей, но малолюдными в летнее время они тоже не бывают. Семьями и дружескими компаниями «дикари», туристы-палаточники, добираются до заветных мест на катерах и лодках. Маломерных судов в собственности у населения становится все больше, а чистых, не замусоренных берегов – все меньше. Отправляясь на отдых, люди стараются взять с собой всего по максимуму, но везти назад использованную разовую посуду, упаковки и прочий хлам на выброс у многих желания нет. Потому и скапливаются бытовые туристические отходы в таких вот закрытых для автотранспорта местах, что ничем другим, кроме водного транспорта, летом этот мусор из таких бухточек вывезти невозможно. Некоторые туристы свой мусор перед возвращением в город закапывают. Многие устраивают свалки где-нибудь в укромном месте – под скалой, за деревьями и кустами. Бывает, что с годами там накапливаются тонны бытовых отходов. И на поверхности земли, и чуть присыпанные землей, и даже под водой, потому что зимние ветра разносят мусор по льду всего Малого Моря», - описывает последствия дикого туризма тот же Георгий Кузнецов.

Основные виды загрязнения – упаковка от пищевых продуктов (стекло, пластик, металл). Но на берегах Байкала находят в большом количестве другие ТБО: старую бытовую технику, игрушки, рыболовные сети, брошенные лодки и катера. Это значит, что свой вклад в свалки делают и местные жители – иначе трудно объяснить, например, как в этих кучах оказывается мягкая мебель или унитазы. Более того, свалки копятся – в прошлом году, участвуя в акции «360 минут ради Байкала», я лично участвовал в разборе мусорной ямы, которой был явно не один год. Понять, кто больше мусорит – местные или «дикари» - бывает сложно. Да и стоил ли искать виноватых?

«Буквально рядом с любым поселком или местом скопления людей образуются огромные горы мусора. А самое печальное то, что на борьбу с мусором не хватает сил ни у волонтеров, ни у муниципалитетов. Порочный круг. Люди приезжают, мусорят, но при этом у них не хватает понимания, что этот мусор нужно за собой убирать. А если они его даже соберут за собой, то оставляют на берегу, где он постепенно скапливается. У муниципалитетов не хватает средств, чтобы бороться с мусором. Более того, возникает вопрос: а куда этот мусор отвозить? В Бурятии мусор не перерабатывается, грубо говоря, он хоронится под землей. И ситуация очень плачевная, нужно построить полигон, предварив это соответствующими подготовительными мероприятиями. Это все, опять же, стоит денег. Приезжает природоохранная прокуратура, накладывает штрафы, приезжает Роспотребнадзор — штрафует. А мусор так и остается на берегах Байкала», - говорил в интервью ИА REGNUM председатель общественной организации «Новая энергия» (Бурятия) Иван Логинов.

АиФ-Иркутск
Объем отходов коррелирует с динамикой турпотока. И, прежде всего, «дикарей».

Некуда везти, некому везти

Как признавало иркутское интернет-издание Babr24 в своей публикации от 10 августа с говорящим названием «Мусор на Байкале: государство бездействует», «главные производители мусора – «дикари», проживающие в палатках, трейлерах и несанкционированных кемпингах. Именно они оставляют горы мусора, совершенно обезображивающие берега Байкала... Нигде в разумной близости от основных скоплений туристов нет полигонов ТБО, отсутствует централизованная система сбора и вывоза мусора, нет контейнеров». 

Действительно, из-за различных правовых режимов, действующих на Байкальской природной территории, строить и эксплуатировать там полигоны стало де-юре невозможно. «У нас на прибайкальской территории действует пять правовых режимов: водоохранная зона, рыбоохранная зона, зона наследия ЮНЕСКО, Центральная экологическая зона, Байкальская природная территория. Я расскажу, что нельзя делать в рамках этих пяти зон. Нельзя добывать там полезные ископаемые... Нельзя строить АЗС… Нельзя размещать кладбища. Нельзя размещать полигонов отходов… У нас там 70 населенных пунктов. И там порядка 80 тысяч человек живет вне закона. В пределах центральной зоны полигоны строить нельзя, соответственно, у нас пока ближайший полигон, который к Байкалу относится – это Улан-Удэ. Это 160 километров. Это от ближайшей точки Байкала, а со всего побережья еще дальше везти», - делился тяготами работы на Байкале в интервью «Эху Москвы» глава Бурятии Алексей Цыденов

Неудивительно, что в двух прибайкальских регионах с каждым годом растет количество несанкционированных свалок. Ведь мусора не станет меньше от того, что его по закону некуда сваливать. В территориальной схеме обращения с отходами в Иркутской области, принятой в конце прошлого года, сказано, например, что в регионе таких объектов – как минимум 948 штук (тут стоит оговориться, что речь о всей территории, а не только о прибайкальских районах). Их площадь – 1,4 тыс. га, объем накопленного мусора – 12,2 млн кубометров. И это лишь то, что выявлено и зарегистрировано. При этом в регионе насчитывается всего 23 официальных полигона ТКО. В Бурятии – вообще всего три (да, именно три!), хотя свалки, являющиеся нелегальными, есть практически в каждом населенном пункте!

И в республике, и в области уже выбрали региональных операторов обращения с ТКО – с 1 января 2019 года они должны будут начать работу по сбору, вывозу и хранению мусора. По словам Цыденова, в его регионе предусмотрено строительство 23 полигонов вне Центральной экологической зоны, «но хотя бы приближенно может быть». Цена вопроса – около 5 млрд рублей. В Бурятии, к тому же, прорабатывается и проект строительства мусоросжигательного завода (в республике зафиксировано 137 старых свалок, которые надо рекультивировать). В Иркутской области, согласно терсхеме, надо будет построить еще 40 полигонов, плюс 17 мусороперегрузочных станций и около 1,5 тыс. площадок для временного накопления ТКО. Для этого необходимо 17,1 млрд рублей. Очевидно, все это серьезно отразится на тарифах для населения

Что интересно, но Алексей Цыденов в том же интервью неожиданно заявил, что «мусор-то Байкалу сильно не угрожает»: «Мусор, конечно, создает неприглядную картинку вокруг, но непосредственно Байкалу мусор не угрожает, Байкалу угрожают стоки. Вот у нас очистные (Улан-Удэ) — самое большое загрязнение для Байкала. 150 тысяч кубов в сутки льем столько в Селенгу». Поэтому республиканские власти в приоритетном порядке занимаются строительством очистных, благо на это выделяются миллиарды федеральных денег. Еще одной более серьезной угрозой Байкалу Цыденов считает монгольские ГЭС. Что звучит, конечно, удивительно – учитывая, что плотины на Селенге и ее притоках в братской стране пока не строят.

Иркутской губернатор Сергей Левченко по поводу монгольских ГЭС не переживает; его главная головная боль – рекультивация отходов Байкальского ЦБК, которая пока обрастает скандалами, а не решениями. В этих картинах мира мусор от туристов и местных жителей - действительно дело десятое. К тому же в большинстве своем это, как ни крути, проблема местных органов власти. Но у них, как известно, нет ни денег, ни полномочий, ни желания...

Глава Бурятии Алексей Цыденов уверен, что «мусор-то Байкалу сильно не угрожает».

Помогают волонтеры

«К сожалению, мы сейчас видим только горы мусора, которые снова будут лежать и ждать волонтеров. К сожалению, наше государство быстро научилось этим пользоваться. Зачем убирать мусор на Байкале – волонтеры приедут, уберут», - сетует эколог, руководитель Бурятского регионального объединения по Байкалу (БРОБ) Наталья Тумуреева. Кстати, приложившая руку к организации ни одной акции по уборке мусора на берегах озера. 

Действительно, пока труд добровольцев заметнее, чем решения государственных органов. В течение лета и на бурятском, и на иркутском берегах Байкала проходили различные экологические акции, направленные на уборку мусора. Перечислять их все нет смысла, да и дело это сложное - наверняка кого-нибудь забудешь. В августе в РБ заработал проект «Большая Байкальская уборка», активным участником которого может стать любой желающий и без каких-либо физических усилий. Достаточно иметь страницу Вконтакте, смартфон и способность выложить фотографию с указанием местоположения на карте в паблик (сюжет «Аригус ТВ» можно посмотреть здесь). Пока в нем всего 46 подписчиков – но уже достаточно много фотофактов мусорного беспредела. Одна из целей проекта – обеспечить общественный контроль за организацией сбора и вывоза мусора с побережья Байкала, а также побережий озер Гусиное и Щучье (на эти цели правительство Бурятии выделило в 2018 году более 7 млн рублей), а также организовать сбор и вывоз отходов специализированными организациями (их список и контакты указаны в сообществе). 

В уборке берегов от мусора участвовали этим летом даже специалисты МЧС России. В рамках акции «Безопасный Байкал» «водолазы Байкальского и Сибирского поисково-спасательных отрядов МЧС России убирали хлам со дна озера, а волонтеры и общественники очистили от мусора почти 61 км прибрежной полосы». Органам власти Иркутской области и Бурятии рекомендовали уделить особое внимание развитию пляжей и минимизировать количество мест «дикого» отдыха. Акция «Чистый берег» прошла совместно с ОНФ, который привлекал волонтеров, а водолазы, с помощью специального оборудования и снаряжения, помогли достать из воды «не только бытовой мусор, но и автомобильные покрышки, технические отходы судов, разрушенные береговые ограждения, другие металлоконструкции». 

И это при том, что, по данным ВЦИОМ, 61% наших сограждан считают, что не могут самостоятельно повлиять на экологию в населенном пункте их проживания. Ответственность за состояние экологии сегодня в большей степени возлагается на местные (29%) и региональные (23%) власти. Об ответственности федеральных чиновников говорят только 8%. Но высока и доля тех (15%), кто осознает значимость роли рядовых граждан в деле сохранения природы. «Любой всеобъемлющий социальный процесс может наиболее эффективно развиваться только при включенности в него всех социальных акторов и, в первую очередь, самого населения, а вот тут мы наблюдаем тенденцию негативную: россияне последнее время в большей степени склонны перекладывать ответственность на государство и считают, что от самого населения мало что зависит», - комментирует данные свежего исследования руководитель практики информационной политики и коммуникационных технологий ВЦИОМ Кирилл Родин.

В то же время мусорные свалки названы среди наиболее острых экологических проблем (15%), выше только загрязнение воздуха заводами (17%). На третьем месте – отсутствие очистки рек и озер (10%). При этом очевидно, что именно уборка мусора – самая «простая» для самоорганизации добровольцев задача. И очень хорошо, что субботников с каждым годом становится все больше, в том числе и на Байкале.

Самая масштабная волонтерская акция, «360», которую уже много лет организует En+ Group, по традиции состоится в начале сентября. В прошлом году в акции приняло участие рекордное количество волонтеров – более 17 тыс. В этом году 8 сентября компания собирает добровольцев для уборки в Мурино и Танхое.

«Труд волонтеров, занимающихся уборкой мусора на природных территориях, не стоит недооценивать. Даже если на расчищенное место приехали туристы, и через месяц мы видим ту же грязную картину, это не умаляет ценности труда волонтеров. Их цель – не допустить образования новой свалки и не позволить местной экосистеме деградировать. К сожалению, они не могут отвечать за эко-культуру тех, кто приедет на место после уборки. Кроме того, труд волонтеров приносит огромную экономическую пользу государству», - уверена генеральный директор Фонда поддержки прикладных экологических разработок и исследований «Озеро Байкал» Анастасия Цветкова.

Самая масштабная волонтерская акция по уборке берегов, «360», которую уже много лет организует En+ Group, по традиции состоится в начале сентября в Мурино и Танхое.

Есть ли решения?

«Понятно, что экологическая проблема Байкала намного обширнее, чем мусор от туристов. Но что может сделать абсолютно каждый: просто убрать за собой. Ведь это так просто!», - объяснял Станислав Толстнев в подводке к своему фильму. С ним сложно не согласится – у самых сложных проблем обычно действительно достаточно простые решения. 

«Для начала необходимо обеспечить берега озера достаточным количеством контейнеров и обеспечить их регулярный вывоз. Справляться с повышенными объемами бытовых отходов сложно для коммунальных служб, однако местные власти должны контролировать ситуацию с потоком туристов и загрязнением и выделять дополнительные ресурсы для регулярного вывоза на легальные свалки, особенно в весенне-летний период. Одной из эффективных мер контроля за мусорным загрязнением на территории национальных парков может стать внедрение системы «Принес – забери с собой», который уже применяется во многих заповедниках и нацпарках за рубежом. На входе и выходе стоят системы контроля за тем, сколько упаковки и другого потенциального мусора посетитель внес и вынес. Это количество должно совпадать. Поддерживающей мерой будут просветительские плакаты, широкая кампания в СМИ и пр.», - перечисляет необходимые решения Анастасия Цветкова.

Эти меры, понятное дело, не решают проблемы перенакопления отходов на полигонах. «Поэтому следующий шаг – внедрение раздельного сбора и строительство перерабатывающих вторсырье мощностей. На государственном уровне законодательство о раздельном сборе и о цивилизованном обращении с отходами уже принято. Далее оно должно распространяться на все субъекты РФ. Необходимо законодательно обязать заповедники, национальные парки, природные территории провести масштабную агитационную разъяснительную кампанию с посетителями, поставить контейнеры для раздельного сбора и внедрять единую систему контроля за вносом мусора на территории ООПТ. На наш взгляд, вопрос обращения с отходами лежит больше даже не в политической, а в экономической плоскости. Компании-заготовители вторсырья, перерабатывающие предприятия нуждаются в облегченном налоговом режиме или других мерах государственной поддержки для того, чтобы их деятельность была экономически оправдана и рентабельна. Другими словами, необходима серьезная комплексная поддержка всех инициатив, направленных на решение мусорной проблемы на Байкале и во всей России. Сюда входит и бизнес, и волонтеры, и НКО, и законодатели, и частные инициативы жителей», - отмечает Цветкова.

«Волонтеры – это классно и круто, но только на их плечах проблему с мусором на Байкале не вынести. Решение должно быть комплексным, на государственном уровне. И очень прозрачным. Там где есть контейнеры, которые постоянно вывозятся, мало кто бросает мусор прямо на землю. Там, где налажен раздельный сбор и человек точно знает, что его бутылка будет переработана, тоже мало найдется кто не будет разделять мусор. Здесь выход один – только переработка. Дать возможность заниматься этим малому бизнесу. На сегодня же у нас так. Есть люди, которые делают из пластика плитку, у них элементарно не хватает сырья, потому что никто не сортирует мусор. И потом есть проблемы со сбытом продукции, полученной из вторсырья. А система на самом деле не такая и сложная. Приехал турист на Байкал, видит чистоту, красоту, контейнеры для раздельного сбора, с пояснениями, что куда нужно складывать, далее это вторсырье забирает предприниматель, который делает из него, например ту же черепицу или плитку, а уже эту плитку укладывают в городах республики, других поселениях, покрывают крыши домов. Из другого вторсырья можно строить дороги, из резиновой крошки можно делать покрытия на детских и спортивных площадках. Здесь нужна помощь от государства. Вот есть малый предприниматель, готовый этим заниматься, ему нужна субсидия или кредит на оборудование. У них должны быть льготы на это. Переработка мусора – это же еще и рабочие места, и как следствие благосостояние жителей, а не только охрана окружающей среды», - говорит Наталья Тумуреева.

И сетует: «Сегодня мы занимаемся только воспитанием туристов и считаем, что этого достаточно. Это тоже самое, что с планшетом или телефоном в руках рассказывать ребенку и пользе чтения книг».

Для начала необходимо обеспечить берега озера достаточным количеством контейнеров и обеспечить их регулярный вывоз.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»