12 Декабря 2019

Манчестер: культурная революция

Образцовый пример генезиса раннего капитализма, взлетов промышленной революции, тотальной деиндустриализации, а после – превращения в культурный и спортивный центр Великобритании, привлекательный для инвесторов, креативного класса, студентов и… ЛГБТ.
Поделиться в социальных сетях

Реструктуризация старопромышленных регионов Европы в ХХ веке шла практически повсеместно, хотя подходы, конечно, сильно отличались в зависимости от государства. Например, Франция и Германия делали акцент на внедрении новых технологий и развитии смежных отраслей промышленности, а также очень много вкладывали в территории бюджетных средств. А Великобритания сосредоточилась на диверсификации посредством развития несвязанных отраслей промышленности, а также сектора услуг, в 1980-е резко сократив госрасходы на региональную политику. Это обернулось, в том числе, и знаменитыми шахтерскими бунтами. Тем не менее, и в Англии есть успешные кейсы реструктуризации региональных экономик. Один из самых известных – Манчестер. 

Этот регион был типовым примером «фабричного капитализма»: базовая текстильная промышленность в течение XIX века стала стимулом для развития других отраслей, в частности – машиностроения и химпрома. Как отмечает в своей статье д.э.н., профессор, заведующий кафедрой мировой экономики Уральского государственного экономического университета Андрей Мальцев (написанной в соавторстве с аспирантом Ариной Мордвиновой), Манчестер оставался одним из крупнейших мировых промышленных центров с 1800-х и вплоть до 1960-х годов, когда со спадом в целом ряде отраслей, включая текстильную, в городе на полную катушку развернулись процессы деиндустриализации. 

Спад промпроизводства в регионе начался еще до Второй мировой войны, но обостряться эти процессы начали только в послевоенные годы, достигнув кульминации в 1980-е. Только между 1972 и 1984 годами число рабочих мест в промышленности Манчестера сократилось на 207 тыс. без какой-либо замены, например, в виде растущего третичного сектора. В 1980-х и в начале 1990-х годов показатели безработицы подскакивали выше 20%. «Если в конце 1950-х годов больше половины трудоспособного населения региона трудилось в промышленности, то к началу 2010-х годов – меньше 20%. Сокращение рабочих мест в промышленном секторе привело к оттоку населения. Так, в 1931 году только в самом Манчестере проживало 766,3 тыс. человек, а к 1991 году численность населения сократилась до 405 тыс.», - приводит цифры профессор Мальцев в статье, опубликованной в №3 журнала «Управленец» за 2016 год. 

«В результате в короткий срок Манчестер из развитого промышленного центра превратился в «затухающий» регион с обостренными социально-экономическими проблемами. Его возрождение потребовало значительных усилий со стороны властей и бизнеса… В конечном итоге, следуя выбранной стратегии развития и задействуя доступные ресурсы, Манчестер смог стабилизировать экономическую ситуацию, стать культурным и спортивным центром страны, привлекательным для инвесторов, молодых талантливых представителей креативных индустрий и студентов», - пишет ученый.

Манчестер оставался одним из крупнейших мировых промышленных центров с 1800-х и вплоть до 1960-х годов.

Почему все получилось? По оценке Андрея Мальцева, процесс реструктуризации экономики Манчестера можно разделить на несколько этапов, каждому из которых соответствовала «своя» целевая установка, инициатор и содержательное наполнение. На первом этапе основные процессы развивались в рамках национальной стратегии обновления базовой инфраструктуры. Особое место в ней занимала «Городская программа», разработанная в конце 1970-х правительством Великобритании. В рамках этой программы в 1977 году в экономические проекты по реконструкции Манчестера, Ливерпуля и Бирмингема было вложено около 100 млн фунтов стерлингов. В 1978 году началась модернизация портовых площадей Сэлфорда (в течение 10 лет муниципальными властями в проект инвестировано около 130 млн фунтов стерлингов). «Тем не менее желаемого импульса для развития базовых отраслей региона модернизация инфраструктуры не дала, так как на них продолжали оказывать влияние другие негативные факторы. Однако данная мера позволила инвесторам использовать пустующие промышленные площадки и нехватку рабочих мест для развития альтернативных отраслей промышленности, в частности креативной индустрии. 

Второй этап примечателен налаживанием взаимодействия между бизнесом и местными властями. В этом плане показательна поддержка последними инициатив бизнеса по развитию альтернативных секторов экономики. Для Манчестера 1980-х также характерно сотрудничество частных лиц и местных властей в разработке стратегии экономического развития региона, которая, однако, так ни разу и не была опубликована в виде единого документа.

Для этапа 1990-х годов характерен перенос центра тяжести усилий местных властей по реструктуризации экономики региона на маркетинговый аспект его развития, включая продвижение нового имиджа региона. Правда, не все попытки на этом направлении удалось довести до реализации: Манчестер проиграл оба отбора на проведение Олимпийских игр 1996 и 2000 годов. Однако процесс подготовки заявок в Международный олимпийский комитет сплотил население, бизнес и власти для достижения поставленной цели.

В результате реализации указанных мер регион смог не только предотвратить отток населения, но и в начале 2000-х годов запустить обратный процесс. За 2000-2014 годы численность населения региона, стабильно прирастая, увеличилась на 200 тыс. человек – до 2,7 млн, в кризисном 2009 году превзойдя лучший до этого показатель 1980 года. Повышение инвестиционной привлекательности региона и рост численности населения способствовали стабилизации экономической ситуации и почти двукратному увеличению валовой добавленной стоимости, производимой регионом, с 29 млрд фунтов стерлингов в 1997 году до 57,4 млрд фунтов стерлингов в 2014-м».

Для Манчестера 1980-х также характерно сотрудничество частных лиц и местных властей в разработке стратегии экономического развития региона.
Снимок экрана 2019-12-12 в 08.59.59.png
Этапы процесса реструктуризации экономики Манчестера

Чешские ученые Ярослав Кутский из Jan Evangelista Purkyně University, а также Ондржей Слач и Томаш Борута из University of Ostrava, в своей статье отмечали, что главной составляющей успешной трансформации Манчестера стала ставка на культуру. В индустриальную эпоху этот сектор был дополняющим, его роль заключалась в обеспечении альтернативного досуга для рабочих. Но затем все изменилось. «Особое внимание уделялось в основном местной музыкальной сцене (особенно в 1970-е – например, The Hollies, The Bee Gees; 1990-е-Take That, Simply Red, Oasis) и всемирно известным музыкальным клубам (например, Haçienda в 1980-е годы). Со временем культура стала четко профилированным, производительным сектором региональной экономики, вносящим значительный вклад в производство регионального ВВП. Символично, что во многом она заменила собой изначальные и экономически мощные промышленные структуры. Напротив, сегодня они стали «просто» местом для культурных представлений или интересными локациями для туристов».

В рамках продвижения города как центра космополитизма и потребления решающими моментами стали концерты мировых звезд (U2, Мадонна и др.), организация музыкальных и культурных фестивалей глобального масштаба (в том числе, ежегодный всемирно известный ЛГБТ-фестиваль), а также проведение больших конгрессов и конференций. Мультипликативный эффект очевиден: там, где музыка, там и другие креативные индустрии – драматургия, живопись, дизайн, фотография и т.д. Несмотря на то, что многим все это кажется несерьезным, особенно в сравнении с индустрией, для роста этих отраслей крайне важны инвестиции в инфраструктуру, необходимую для проведения и качественного обеспечения культурный мероприятий. За счет бюджета в Манчестере был построен новый концертный зал «Манчестер Арена» вместимостью 20 тыс. зрителей, который сразу вошел в число лучших в мире крытых залов. А концерты мировых звезд проходят порой и на футбольном стадионе «Манчестер Сити» вместимостью около 50 тыс. зрителей. 

Креативный оазис в итоге локализовался в районе северных кварталов Манчестера. Там уже давно – средоточие клубов, баров, студий звукозаписи и репетиционных залов, связанных с соответствующими рекламными агентствами, медиа-компаниями, архитектурными бюро и дизайнерскими студиями. Как символ космополитизма спонтанно выросли и другие «тематические кварталы», от Gay Village (без комментариев) до Curry Mile (индийские общины) и China Town (небольшой район в центре города со значительной концентрацией китайских ресторанов и баров). Все это активно используется для городского маркетинга: Манчестер позиционируют как яркий, живой, насыщенный развлечениями и крупными событиями мегаполис. 

Таким образом, Манчестеру удалось сформировать новую успешную комбинацию из локальных традиций и глобальных трендов, ведущую роль в которых давно начали играть такие нематериальные продукты как впечатления, события, перформансы, основанные на потреблении в невоспроизводимой и символической среде. Для индустриальных городов это уникальное достижение, поскольку традиции и довольно жесткие сложившиеся структуры, а также накопленные экологические проблемы, ставят такие территории в невыгодное исходное положение. Эти «слабые» звенья стратегии развития Манчестера – социальные вопросы и непростая экологическая обстановка – никуда не делись. «Но на ранних этапах реструктуризации был разработан эффективный механизм взаимодействия заинтересованных сторон, посредством которого происходит работа по решению социальных проблем региона», - пишет Андрей Мальцев

Чешские ученые признают опыт Манчестера исключительно успешным, но все же противоречивым. «Хотя старые индустриальные регионы и относят к числу главных «лузеров» в процессах глобализации, некоторые примеры показывают, что промышленная история таких регионов не является непреодолимым препятствием для новых траекторий развития. На примере Манчестера видно, что уникальное сочетание местной традиции и глобальных трендов может заметно изменить как внешний, так и внутренний облик всего региона. Но даже этот опыт нельзя воспринимать однозначно положительно. Скорее, только как источник вдохновения, указывающий на широту возможностей для «новых комбинаций», чем как рабочую модель, полностью применимую в других институциональных и структурных контекстах».

Как символ космополитизма, в Манчестере спонтанно выросли «тематические кварталы», от Gay Village до Curry Mile и China Town.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект