19 Мая 2020

В каком состоянии теплоснабжение встретило «коронакризис»?

В стабильно-депрессивном: положение дел в отрасли не меняется долгие годы, но снижается аварийность, растет доля теплофикации и износа сетей.

Поделиться в социальных сетях

Накануне майских праздников Минэнерго РФ представило публике очередной доклад о теплоэнергетике и централизованном теплоснабжении в России. По традиции его подготовило ведомственное ФГБУ «РЭА», проанализировав данные Росстата, а также отраслевой отчетности ряда министерств и ФАС России. Причем статистика на этот раз была собрана сразу за пятилетку 2014-2018 годов (предыдущий доклад охватывал лишь 2015-2016 годы, хотя в нем были некоторые данные с 2012 года). 

Для тех, кого удивляет, с чего вдруг этой странной весной в энерговедомстве подводят итоги давно минувших лет, напомню – один календарный год вмещает две половинки разных отопительных сезонов. В доклад РЭА включена целая глава, в которой описан ОЗП 2018-2019 годов, но период 2019-2020 годов местами еще даже не завершился. 

Крупнейшими потребителями в системах централизованного тепла (СЦТ) в стране остаются промышленность и население (47% и 41% конечного потребления тепловой энергии соответственно). Именно по ним и ударил внезапно обрушившийся на Россию в конце марта «коронакризис». При этом положение дел в сфере теплоснабжения остается стабильно депрессивным, за некоторыми противоречивыми флуктуациями, которые общей картины не меняют. Так что, несмотря на разрыв в полтора года, из доклада РЭА можно узнать, в каком именно состоянии отрасль встретила пандемию COVID-19 – со всеми вытекающими.

Для тех, кому читать весь 100-страничный документ лень, «Кислород.ЛАЙФ» сделал выжимку – основные цифры, таблицы и графики, с небольшими пояснениями.

Из доклада РЭА можно узнать, в каком именно состоянии отрасль встретила пандемию COVID-19 – со всеми вытекающими.

Кто нас обогревает?

Здесь все без изменений – в основном, котельные. Если смотреть сквозь призму суммарной мощности источников теплоснабжения (847,6 тыс. Гкал/час на конец 2018 года), то доля отопительных котельных составит 69%, остальное – это ТЭС (главным образом, ТЭЦ). Этот «медицинский» факт обусловлен тотальной «котельнизацией» коммунальной энергетики, причем не только в сельской местности, где электростанции никогда и не строили, но и в городах. На Северном Кавказе, например, доля котельных превышает 92%! Доля ТЭС высока только в Приволжье, Сибири и на Дальнем Востоке, но и там на объекты когенерации приходится лишь около трети всей установленной тепловой мощности теплоисточников. 

Интересно, что если количество ТЭС за пятилетку выросло, то котельных стало меньше на 454. Учитывая, что всего в России – около 74,8 тыс. котельных, это сокращение можно считать чисто символическим. Но важнее другое: быстрее всего закрываются котельные, работающих на мазуте и на твердом топливе (см. Таблицу 1.1 ниже). А вот число газовых котельных, наоборот, растет, то есть газификация коммунальной энергетики продолжается, в то время как кочегарки на угле и уж тем более на жидких нефтепродуктах уходят в дымное прошлое (помогают в этом и процессы замещения котельных, о которых «Кислород.ЛАЙФ» недавно рассказывал).

Авторы доклада заявляют, что «основным вектором развития теплоснабжения в РФ является увеличение числа локальных отопительных котельных малой мощности до 3 Гкал/час», но при этом приводят обратные цифры – за 2014-2018 годы число таких объектов сократилось на 245 штук, хотя они и продолжают доминировать в общей массе (около 58 тыс.). При этом порядка 80% выработки котельных обеспечивают объекты большой и средней мощности (от 20 Гкал/час и более).

В среднем ежегодно в СЦТ производится около 1,3 млрд Гкал. Из этого объема чуть меньше половины от всего объема отпущенной тепловой энергии – порядка 600 млн Гкал – обеспечивают ТЭС, остальное – вклад котельных. И почти треть от всего производимого ими тепла в России приходится на ЦФО – естественно, за счет Москвы, которая одна потребляет порядка 10% всей тепловой энергии в стране.

Распределение числа котельных в России в 2018 году по группам мощности.
Снимок экрана 2020-05-18 в 16.35.17.png

А как лучше – на ТЭЦ или на котельных?

Естественно, на ТЭЦ – только такая станция приспособлена для работы в теплофикационном режиме, наиболее эффективном способе использования теплоты сжигаемого топлива. При комбинированной выработке электрической и тепловой энергии ТЭЦ может направлять на теплоснабжение потребителей остаточную теплоту уходящих газов и отработанного в паровых турбинах пара. «Поэтому когенерация относится к низкоуглеродным технологиям. Расширение ее использования в России может являться одним из элементов климатической политики России в рамках общемирового процесса климатического регулирования. А уже имеющиеся масштабы развития теплофикации и когенерации в России позволяют говорить о передовых местах в мире по эффективности использования топлива для выработки электроэнергии и тепловой энергии», - подчеркивают авторы доклада. 

И действительно, доля теплофикационной выработки электроэнергии в целом по стране растет, пусть и не быстро. Наиболее высокие показатели демонстрируют газовые ТЭЦ «Мосэнерго» (60,3%) и в Санкт-Петербурге (51,8%); выше среднероссийской доля теплофикации в ЦФО и на Северо-Западе (очевидно, за счет двух столиц), а также в ПФО и в Сибири. Ниже – в СКФО и на Урале, причем если в первом случае все объясняется, как уже было сказано выше, преобладанием котельных, то во втором – напротив, крупных конденсационных электростанций (или ГРЭС), на которые приходится порядка 2/3 в установленной мощности ТЭС округа.

Доля теплофикационной выработки электроэнергии в целом по стране растет, наиболее высокие показатели - у ТЭЦ «Мосэнерго» (на фото - ТЭЦ-20).
Снимок экрана 2020-05-18 в 16.44.23.png

А вот доля теплофикационных отборов турбин ТЭЦ, к сожалению, всю пятилетку падала. Тепловую энергию ТЭЦ отпускают также от пиковых водогрейных котлов и редукционно-охладительных установок (РОУ), то есть не в теплофикационном цикле, что, как отмечают авторы доклада, «свидетельствует о снижении эффективности использования топлива на ТЭЦ».

Хотя средний коэффициент использования топлива (КИТ) все годы только рос (до 56,2% в 2018-м), что было «вызвано вводом в строй новых эффективных парогазовых и газотурбинных установок, а также улучшением режимов загрузки теплофикационного оборудования электростанций». До самого лучшего уровня КИТ 1992 года (56,9%) осталось совсем немного.

Доля отпуска тепла от отборов турбин ТЭЦ сократилась за пятилетку на 3,5%.
Снимок экрана 2020-05-18 в 16.55.29.png

Интересно вот что: понятно, что наиболее эффективно используют топливо ТЭС, оборудованные современными ГТУ и ПГУ (с утилизацией тепла). Но, как показал анализ, даже старые паротурбинные ТЭЦ-90 и ТЭЦ-130 по своей энергетической эффективности им не уступают! 

Фактический удельный расход условного топлива (УРУТ) на тепловую энергию, отпущенную ТЭС, по итогам 2018 года составлял 154,2 кг у.т./Гкал. Это на 11% ниже, чем УРУТ на котельных – 173,8 кг у.т./Гкал. Еще один показатель эффективности когенерации: коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) источников теплоснабжения, который отражает уровень загрузки генерирующей мощности энергоустановки. Если у ТЭС в отопительный период КИУМ превышает 37%, то у котельных – колеблется от 18% в сельской местности до 29% в городах. В общем, в конкуренции источников тепла когенерация в любом случае побеждает.

Насколько высоки тепловые потери?

Суммарная протяженность теплопроводов в России – порядка 168 тыс. км в двухтрубном исчислении. В структуре теплопроводов по диаметрам преобладают тепловые и паровые сети диаметром менее 200 мм – этот параметр характеризует мощность СЦТ; нетрудно вычислить, что в основном в стране доминируют мелкие системы. Наибольшая доля труб диаметром более 600 мм – в тепловых сетях СФО (5,4%), ПФО (4,3%) и ЦФО (4,1%), где много мощных ТЭС, которые являются крупными источниками тепла в своих СЦТ. 

Треть сетей, или примерно 48,7 тыс. км, нуждаются в замене; три четверти из них официально являются ветхими. Ежегодно в России меняют только около 2% всех тепловых и паровых сетей, «что не позволяет предотвратить дальнейшее старение и деградацию тепловых сетей», отмечают авторы доклада. Считается, что ежегодно замена должна затрагивать не менее 3% тепловых сетей. Но, учитывая запущенность ситуации в нашей стране, необходимо менять и того больше. Наиболее изношенные тепловые сети находятся в СКФО, на Северо-Западе и в Сибири – более 33% всех тепловых сетей там необходимо полностью перекладывать заново. Как ни странно, лучше картина – в ЦФО и на Дальнем Востоке. 

Неудивительно, что потери тепловой энергии в централизованном теплоснабжении России составляют около 8%, и за пятилетку этот показатель остался стабильным. Плачевное состояние теплосетевой инфраструктуры и постоянное недофинансирование ремонтов являются основными причинами высоких потерь именно в сетях – в среднем 12,5%, наиболее высокие показатели в СФО и ДФО (17,2% и 19,8% соответственно). «Потери тепловой энергии в коммунальных тепловых сетях за период 2014-2018 годов увеличились на 1,1 п.п… Рост данного показателя говорит об износе, неэффективной эксплуатации трубопроводов… Вместе с тем, вследствие неудовлетворительного состояния теплосетевого хозяйства, реальные потери в тепловых сетях по заключениям многих экспертов могут достигать 20-30%. В осенне-зимние периоды наблюдаются перетопы, что также относится к бесполезным тратам тепла», - констатируют очевидное в докладе. 

И все это хозяйство каким-то чудом еще держится. Более того, общее число аварий по РФ за пять лет снизилось аж на 36%, с 6782 в 2014 году до 4312 в 2018 году. Но основное число аварий в России и по округам происходит теперь на паровых и тепловых сетях – 70-80%. В Сибири и на Северном Кавказе сохраняется высокая доля аварий и на источниках (до трети от общего числа), что, вероятно, связано с неудовлетворительным состоянием коммунальной сферы в сельских поселениях.

Плачевное состояние теплосетевой инфраструктуры и постоянное недофинансирование ремонтов являются основными причинами высоких потерь именно в сетях – в среднем 12,5%, наиболее высокие показатели в СФО и ДФО.
Снимок экрана 2020-05-18 в 16.41.55.png

Чем нас согревают? 

Если кратко, то в основном – газом. Совокупные объемы расхода условного топлива в теплоэнергетике и теплоснабжении России в 2018 году составили 387,6 млн т.у.т., и на газ пришлось 77,5%. Доля угля – 18,5%, остальное приходится на жидкое топливо (мазут) и другие виды (вероятно, и такие экзотические, как торф). Доля электрокотельных – не более 1%, даже с учетом ТЭС, которые работают в таком режиме (например, ТЭЦ-2 в Омске). На ТЭС использовали 293,8 млн т.у.т., на котельных – 93,8 млн т.у.т.; это связано в том числе и с тем, что электростанции сжигают топливо и в конденсационных режимах. 

Нефтетопливо стоит в два-четыре раза дороже природного газа, поэтому такие котельные топят воздух, по факту, денежными облигациями (в этом году, например, СГК заместит котельную Новосибирского аффинажного завода, которая долгие годы сжигала дизтопливо). Цены на уголь в среднем составляют около 60% от цен на природный газ. В 2018 году, например, стоимость тонны газа (в пересчете на условное топливо) составила 3722 рубля, а угля – 2375 рублей (для сравнения – тонна нефтетоплива стоила 15704 рубля). При этом стоит помнить, что в пяти федеральных округах из восьми (кроме Урала, Сибири и Дальнего Востока) более 95% в натуральном потреблении приходится именно на природный газ.

Но и стоимость этого топлива там – выше средней по России (например, в СКФО – 4318 рублей за т.у.т.!). «Разброс связан с тарификацией транспортировки газа до потребителей – чем дальше потребитель, тем выше сетевой тариф и итоговая цена», - констатируют авторы доклада. Вывод в целом актуален и для угля – наиболее высокая цена на него в 2018 году была в ЦФО (3988 рублей за т.у.т.), в то время как в СФО, где это топливо буквально лежит под ногами, – 1930 рублей за т.у.т. Впрочем, в случае с углем многое зависит от конкретных марок, которые используют на конкретной станции.

Снимок экрана 2020-05-18 в 17.32.16.png

Вся эта не хитрая экономика в конечном итоге влияет на рентабельность всей отрасли, ведь в структуре затрат ТСО порядка 65-70% приходится на материальные ресурсы (топливо, энергию, сырье и материалы). Еще 15-20% занимает оплата труда и страховые взносы, а на амортизационные отчисления уходит не более 6% (в том числе и поэтому у ТСО так мало собственных источников инвестиций). Интересно, что наиболее высока доля ФОТ в структуре расходов котельных. «Вероятно, здесь существует потенциал оптимизации производственных затрат, повышения уровня автоматизации, модернизации инфраструктуры тепловых систем. В других сегментах теплоснабжения, связанных с производством и передачей тепла, доля оплаты труда составляет 15-19%», - отмечают авторы доклада. 

Тарифы на тепло, понятное дело, не покрывают финансовых потребностей. Средняя стоимость гигакалории для населения выросла за пятилетку на 22%, до 1819 рублей за Гкал (рост цен производителей за тот же период составил 26%). Конечным промышленным потребителям тепловая энергия от котельных в 2018-м обходилась на 24% дороже, чем от ТЭС (1478 против 1190 рублей за Гкал). Еще больший разброс – в средних ценах производителей на тепловую энергию. Если от ТЭС она стоила 1028 рублей за Гкал, то тепловая энергия производителей, отпущенная котельными, была на 73% дороже – 1775 рублей за Гкал. 

Разброс отпускных цен для котельных находится в пределах 1448 рублей за Гкал в СФО и 3929 рублей за Гкал на Дальнем Востоке. Для ТЭС – от 1333 рублей за Гкал в СЗФО до 882 рублей за Гкал на Урале (на 14% ниже среднероссийского уровня) и 901 рублей за Гкал в Сибири (на 12,5% ниже).

С учетом этих данных ФГБУ «РЭА» рассчитала, что суммарный оборот в централизованном теплоснабжении за 2018 год составил чуть больше 1 трлн рублей, но совокупные расходы ТСО оказались выше примерно на 100 млрд рублей. По другим расчетам выручка отрасли может колебаться от 1,6 до 2 трлн рублей, но в любом случае сфера теплоснабжения остается устойчиво убыточной. А наиболее дефицитным остается сегмент котельных, на который приходится около 80% всего убытка (около 82 млрд в 2018 году). Не спасают положение и 150 млрд рублей, которые ежегодно «вкачиваются» в отрасль из бюджетной системы сверх тарифных источников – этими средствами покрываются расходы на подготовку к ОЗП, компенсацию разницы в цене топлива, ремонты, новое строительство и реконструкцию. Короче, в консерватории давно пора переставить не только стулья.

Сфера теплоснабжения остается устойчиво убыточной. А наиболее дефицитным остается сегмент котельных, на который приходится около 80% всего убытка.
Александр Попов Учредитель и шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект