2 Марта 2020

Какие нарушения выявляет прокуратура на Байкале?

Отсутствие системы сбора и очистки сточных вод, нарушение правил пожарной безопасности, пользование водой без лицензий и строительство без разрешений – вот основной список.

Поделиться в социальных сетях

По оценке Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры, на Байкале (в Иркутской области и Бурятии) на сегодняшний день насчитывается около 1,5 тыс. баз, лагерей и других туристических объектов. Эта огромная отрасль исторически развивается достаточно хаотично; лишь в прошлом году произошло историческое событие – в двух регионах Прибайкалья наконец-то утвердили правила организации туризма, работа над которыми шла лет двадцать до этого. 

Главное достижение, по мнению начальника отдела по надзору за исполнением законов об охране природы БМПП Светланы Ермаченко, состоит в том, что в этих документах была определена предельно допустимая нагрузка на прибайкальские территории – теперь все туристические объекты там должны разработать экологические паспорта с фиксацией реального положения дел. Сейчас в Иркутской области и Бурятии идет разработка подзаконных актов и реестра туристических объектов, готовятся поправки в законы об административной ответственности. «Результаты мы увидим не сразу, но это даст предпринимателям понимание – что можно и что нельзя делать. Есть объекты, которые полностью игнорируют экологическое законодательство, но большинство заинтересовано в сохранении уникальной природы Байкала», - подчеркнула Светлана Ермаченко.

За минувшие два года работы с момента создания БМПП проверила примерно каждый пятый из туристических объектов на Байкале, по вынесенным представлениям было устранено порядка 200 нарушений. Хотя в СМИ и соцсетях часто пишут, что прокуратура занимается «зачисткой» территории, большинство своих представлений ведомство выносит «до устранения замечаний». «У некоторых баз нарушений не было вообще, но в то же время судами вынесены 11 решений о сносе объектов», - заявила Ермаченко. 

По ее словам, сейчас прокуратура ожидает, когда собственник разберет турбазу «Байкалов острог» - снести ее одним бульдозером нельзя, это принесет еще больше вреда хрупкой природе Байкала. Однако владелец базы не исполняет решение суда уже почти год, поэтому вскоре на место отправятся судебные приставы. По той же причине «зависло» решение о сносе беседок в прибрежной зоне в Листвянке. БМПП не выносит представления о дополнительном наказании нарушителей – этим должен заниматься Росреестр, который надзирает за законностью возведения построек в различных районах Прибайкалья. Прокуратура лишь следит за развитием событий. 

Основные же нарушения, выявляемые БМПП – отсутствие системы сбора и очистки сточных вод, нарушение правил пожарной безопасности, пользование водой без лицензий, отсутствие разрешений на строительство.

 

«У некоторых баз нарушений не было вообще, но в то же время судами вынесены 11 решений о сносе объектов»,.

Сложнее всего выявлять турбазы, построенные под видом частного жилья. На территории Иркутской области ситуация хуже, чем в Бурятии: Прибайкальский национальный парк (ПНП), созданный еще в 1986 году, до сих пор не определил на местности и не узаконил собственный границы. Жителям и особенно руководителям населенных пунктов, многие из которых стоят на Байкале по две-три сотни лет, совершенно не хочется ждать, когда им разрешат пользоваться землями, на которых их предки жили из поколения в поколение. Поэтому в 1990-е местные администрации пользовались «правовым вакуумом» и выдавали разрешения на строительство по собственному разумению. Сейчас эти решения одно за другим отменяют, а мэры в строевом порядке отправляются на нары. В Ольхонском районе под суд ушли подряд Николай Мотошкин и Сергей Копылов, в Листвянке отбыла срок Татьяна Казакова, а под следствием – действующий мэр Александр Шамсутдинов. А уж представлениям и предупреждениям прокуратуры чиновники давно счет потеряли. 

Дошло до того, что администрация Листвянки не стала доделывать генеральный план поселения, опротестованный прокуратурой, а администрация пос. Хужир (остров Ольхон) к этой работе решила даже не приступать. Это нарушение, но чиновников понять тоже можно: генеральный план должны делать специалисты, которых на зарплату дотационных территорий не заманишь, да и с парком ситуация парадоксальная – наказывают сейчас не за незнание закона (то есть границ национального парка), а вообще за их отсутствие! 

Светлана Ермаченко признает, что со стороны ПНП такое пассивное поведение тоже является нарушением. Прокуратура старается действовать строго по букве закона об охране окружающей среды, который описывает «…правовые основы государственной политики в области охраны окружающей среды, обеспечивающие сбалансированное решение социально-экономических задач, сохранение благоприятной окружающей среды, биологического разнообразия и природных ресурсов в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений». Сбалансированное решение в данном случае означает, что руководство ПНП тоже получает предписания и представления, и они наконец-то дали эффект – буквально в феврале текущего года в Минприроды РФ поступил документ с точным описание границ нацпарка. Если он будет принят и подписан (по закону – в течение десяти рабочих дней, то есть максимум к середине марта), у администраций поселений уже не будет оправданий и им всем придется доделывать генеральные планы. 

В Бурятии у большинства поселений генеральные планы уже утвердили (вопрос, конечно, какого они качества), но турбизнес в республике больше ориентирован на краткосрочное пребывание – стационарных баз там не так уж много. Федеральные законы разрешают строительство турбаз и ведение туризма на территории нацпарков, но для этого там нужно провести зонирование и определить – в какие места можно только прийти и посмотреть, а в каких – можно жить от одного дня до нескольких. 

БМПП с 2017 года работает на всей Байкальской природной территории, условном субрегионе площадью более 400 тыс. кв. км, захватывающих три региона РФ – Иркутскую область, Бурятию и Забайкальский край. Но на этих же территориях работают и другие органы надзора, на поляну которых природоохранные прокуроры не лезут. Если вам интересно, что делает «государево око» (а это высокое звание носит именно прокуратура) для борьбы с незаконной застройкой населенных пунктов и почему недавно арестовали мэра поселка Листвянка Александра Шамсутдинова – то это в Иркутскую областную прокуратуру, ведь речь во всех случаях шла о нарушении земельного законодательства. Правда, на Байкале любое нарушение границ или незаконное использование земли можно без труда связать с ущербом природе, так что в будущем мы еще услышим о том, что БМПП вмешалась и в такие дела. 

Если вас интересует, борется ли кто-нибудь с полузаконными или вовсе незаконными турами на катерах и яхтах по Байкалу – это в Государственную инспекцию маломерных судов. БМПП этой темой не интересуется даже «для общего развития», хотя маломерные суда тесно связаны с туристическим бизнесом, который с каждым новым днем ощущает на себе все более пристальное внимание этого силового органа надзора. В непосредственные обязанности БМПП входит надзор за работой промышленных предприятий – но их на Байкале практически не осталось. «Мусорная реформа» затягивается и откладывается, но рано или поздно БМПП проверит каждого регионального оператора и приведет и его в соответствие законам. 

Как бы там ни было, митинги и публикации в социальных сетях местных жителей в Ольхонском районе и Листвянке не становятся спокойнее – людям все еще кажется, что прокуроры не дают им нормально жить и работать. Недовольны и защитники природы, которым все еще кажется, что завод по розливу воды в Култуке должен быть не только остановлен, но и разрушен, а в идеале стило бы вообще закрыть Байкал для людей, оставив его птицам, рыбам и животным. Баланс интересов всех интересантов пока еще не найден. И его поиски явно будут долгими.

Завод по розливу воды в Култуке должен быть не только остановлен, но и разрушен?
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект