14 Ноября 2019

Немного хайпа в мутной воде

Видеоблогер и урбанист Илья Варламов выпустил видео про Иркутск. У иногороднего зрителя может сложиться неверное представление о том, как на самом деле обстоят дела в городе. Исправляем упущение.
Поделиться в социальных сетях

Илья Варламов приехал в Иркутск поздней осенью – то есть не видел город ни в лучшие его летние месяцы, ни в худшие зимние. К тому же московский гость попал в компанию людей, которые считают, что передвигаться в Сибири зимой на велосипеде – это нормально: по городу его водили организатор вело-заездов Дмитрий Салко и блогер Федор Т. В качестве эксперта в студии Варламов пригласил экс-журналиста, а теперь как бы урбаниста Вадима Палько, который давно уехал из города и теперь высказывается о нем как абсолютно посторонний человек.

Для удобства читателей мы будем описывать ситуацию в соответствии с хронометражем его ролика – можно включить на половину экрана его видео, на вторую половину наш текст и читать комментарии по ходу сюжета.


01.00 Варламов сильно преувеличивает роль Палько. За время отсутствия этого якобы урбаниста и мэр города сменился, да и в любом случае иркутские чиновники живут в состоянии постоянного стресса и конфликта – на мэрию давит городская дума, территориальное общественное самоуправление, крупные компании с офисами в областном центре, жители, областное правительство… Одним словом, Палько – такая мелочь, что никакого салюта по случаю его отъезда, разумеется, не было.

02.00 В Иркутске два района с названием Березовый – один на въезде в город с севера по федеральной трассе М53, часть Ново-Ленинского округа. Второй на левом берегу Ангары, часть Свердловского округа. В ролике показан второй, действительно имеющий в Иркутске плохую репутацию – в него есть только один въезд, там нет школы, больницы и прочей необходимой для нормальной жизни человека инфраструктуры. Тот факт, что Варламову там поначалу понравилось, многое говорит о его вкусах.

06.30 Переход через «площадь графа Сперанского». Вопреки мнению Варламова, на этом месте никогда не было ни одного ДТП с участием пешеходов. Во-первых, участок между зданиями областного правительства, зданием «Иркутскэнерго» и Иркутского госуниверситета постоянно находится под контролем многочисленных камер видеонаблюдения и постов ДПС; во-вторых, там все всегда видно издалека. К тому же это «широченное поле»: единственная в городе площадь, на которой проходят парады и шествия в День Победы. Машины перестраиваются в соответствии с правилами, и только такой закоренелый пешеход как Палько может не понимать, чем главная дорога отличается от второстепенной. 

08.10 Снос ТЭЦ-2. Варламова вводят в заблуждение – ее дымовая труба никогда не была «раза в три выше», чем сейчас (в таком случае ее высота превышала бы 150 метров, а такие трубы, простите, в начале ХХ века не строили). Рабочие успели разобрать лишь небольшую часть сверху. До революции это была не Центральная электростанция (тут Палько снова ошибается), а электростанция Полякова, и занимала она не всю современную территорию, а лишь небольшую ее часть. Самые большие корпуса – те, что видны в кадре, - построены и оснащены уже в советское время, с середины 1930-х до середины 1950-х годов. Отменяет ли это историческую ценность здания – вопрос дискуссионный. Но можно предположить, что у собственника нет средств на полноценную реконструкцию (это все же не ГЭС-2 в Москве).

09.10 История с ледовыми дворцами в городе не так тупа и примитивна, как пытается показать ее Варламов. В Иркутске на протяжении многих десятилетий наибольшей популярностью пользовался и пользуется хоккей с мячом. Хотя бы потому, что местная команда «Сибскана» (сейчас «Байкал-Энергия») неоднократно становилась призером российских чемпионатов, а в Иркутске даже проводили чемпионаты мира по бенди – следующий, кстати, пройдет в марте-апреле 2020 года. Но в начале 2000-х бывший тогда мэром Владимир Якубовский внезапно решил построить в городе и ледовый дворец для хоккея с шайбой. Разумеется, «Акела промахнулся», денег не хватило, недострой забрали в областную собственность – но и у пяти подряд губернаторов, сменившихся с тех пор на посту, не нашлось бюджетных средств на достройку. Завершилась эпопея только в 2017 году: ледовый дворец «Айсберг» с тех пор – популярное место для занятий спортом и проведения концертов. Рассказывают, что у работников дворца в сутки есть лишь несколько перерывов на восстановление льда, а все остальное время расписано под тренировки.

А вот вопрос с крытым стадионом для бенди оставался открытым, и ответом на него стало строительство ледового дворца «Байкал». Помимо бенди в этом сооружении смогут тренироваться конькобежцы на традиционные длинные дистанции и те, кто занимается шорт-треком, будут там и дорожки для керлинга. Планировался даже бассейн. Насколько это существенно для города и области, говорит один факт: именно в Иркутске был установлен рекорд посещаемости матчей по бенди – в 1999 году на открытом стадионе присутствовала 31 тыс. болельщиков. Впрочем, Варламов и Палько к спорту, видимо, равнодушны. А шутка про третий ледовый дворец вовсе не шутка: мэр Иркутска Дмитрий Бердников недавно анонсировал строительство такого дворца в Правобережном округе на улице Ленская – там действительно нет никаких спортивных сооружений, кроме школьных стадионов. 

09.50 Набережная, по которой гуляет Варламов, вовсе не старая – она построена к 350-летию Иркутска и введена в 2011 году. Действительно, найти желающих прогуляться при сильнейшем ветре с Ангары в октябре – задача, мягко говоря, сложная. Но летом там полно людей. Про качество укладки плитки все знали до Варламова, Америку он не открыл.

11.00 Ровный пацанчик, с которым удалось пообщаться Варламову, слегка перегибает: выхватить в России можно где угодно – если вести себя соответствующим образом. С другой стороны, в Иркутске за последние несколько лет не случалось: перестрелок на улицах, расстрелов в школах, избиений школьниками своих сверстников с последующим выкладыванием видео в социальные сети – всего того, чем живут многие города в России. Даже надписи АУЕ на стенах большая редкость. Только бы не сглазить, конечно…

11.40-12.40 Варламов возмущается новодельными Московскими воротами (которые были построены на частные средства максимально близко к оригиналу, по сохранившимся картинам и фотографиям) – и тут же восхищается точно такими  же новодельными воротами усадьбы на Халтурина, 2. Хочется спросить – где логика? В доме на Халтурина когда-то недолго жил Киров, поэтому его всегда охраняли и берегли, а Московские ворота пришли в полную ветхость еще до революции – для городских властей и губернаторов они всегда были обузой.

В «каменном доме», которым позднее восхищается Варламов, никакие господа не жили – этот дом, построенный купцом Исаем Файнбергом, сначала был еще на стадии строительства арендован управлением Кругобайкальской железной дороги, а потом занят штабом Иркутского военного округа – причем как до революции, так и после.

15.00 «У вас нету платной парковки?». Есть! На Центральном рынке, на Фортуне, на Эталоне – полно точек. Другое дело, что парковок в Иркутске, конечно, не хватает, и припаркованные на тротуарах машины, к сожалению, здесь не редкость. Но точно такие же картинки можно видеть в любом городе России, включая Москву и какой-нибудь Петровск-Забайкальский. 

17.05 Палько называет Иркутск городом, «который очень сильно пострадал в советские годы». Это оценочное суждение Вадима абсолютно не соответствует исторической фактуре. В до-советском Иркутске проживало 95 тыс. человек, было три довольно большие реки – но ни одного каменного моста (только железнодорожный через Иркут), не было водопровода, университета, больниц и школ (в необходимом количестве точно). Советский Иркутск – это Иркутская ГЭС, Ново-Иркутская ТЭЦ, два моста через Ангару, более 650 тыс. жителей, аэропорт (пусть и в черте города) и разнообразная промышленность. Простите, это что, реально так город «пострадал»?

Никаких зданий «мирового уровня» в Иркутске, конечно, никогда не было – Палько их и не называет. Иркутск был деревянным, малоэтажным и очень пыльным – нормальная система работы с зелеными насаждениями появилась здесь именно при советской власти. Те немногочисленные большие тополя, которые понравились Варламову на улице Маркса, были посажены в 1960-е годы при Николае Салацком – единственном председателе горисполкома, который провел на этом посту 24 года, а не год-два, как его предшественники.

Пассаж с переименованиями улиц тоже не так прост, как кажется. В Иркутске по этому поводу часто шутят: да, давайте вернем дореволюционные названия. Но пусть тогда инициаторы этой идеи едут на улицу Кладбищенскую или на Вшивую горку.

19.30 То, что Варламов называет «приятной» стороной улицы Декабрьских событий – это деревянные дома, с прогнившими из-за отсутствия ремонта стенами и полами, зачастую без водопровода и канализации. Если кому-то нравится так жить – вы знаете, где можно купить домик 

21.20 Так называемая «велодорожка» - на самом деле просто часть тротуара вдоль трамвайных путей, на которой пририсовали полоски. Ездить там на велосипеде – самоубийство: трамвай догонит, зацепит и размажет об асфальт.

24.30 Дверь из стекла и пластика в здание гостиницы не вставили – ее такой построили изначально. Здание не историческое, в лучшем случае воссозданное по историческим чертежам. 

24.55 Трамвай стоит не в пробке, а просто на светофоре. У Варламова довольно странные представления о правилах дорожного движения: ему кажется, что пешеход всегда имеет преимущество перед машинами. И по правилам это не так, и здравый смысл не советует: машина железная, а человек – нет; лучше уступить дорогу дураку на машине, чем лежать с осознанием собственной правоты в травматологии. В лучшем случае, конечно.

27.30 Озеленение центра – это, конечно, позор Иркутска, и горожане этой ситуацией совершенно не довольны, вопреки фантазиям Варламова. По поводу странноватой конструкции ящиков, по поводу вымерших посадок и отношения к ним «Горзеленхоза» трубили СМИ и социальные сети. Но московскому блогеру и его компаньонам, конечно, проще представить горожан жизнерадостными дураками, чем искать достоверную информацию.

30.15- 33.00 Варламов и Палько обсуждают правила рекламы и благоустройство на улице Урицкого. Наконец-то стал понятен идеал Варламова: голые стены, улица – прямая и пустая, как армейский плац-парад. Улица Урицкого была примерно такой в последние годы советской власти, когда рекламировать было нечего. Плитка, уложенная на этом пешеходном «Арбате», заранее пугает горожан: Иркутск не Москва, зимой эту плитку никто не станет чистить, а на морозе она приобретет свойства куска льда. Опыт такого рода был поставлен на улице Маркса как раз в створе с Урицкого: там на плитке люди бились каждую зиму.

34.00 Лавочка из ламината – нововведение городских властей, судить о котором пока рановато. Дерево, о котором так печется Варламов, в Иркутске на самом деле имеется в изобилии – на лестнице возле Входо-Иерусалимской церкви, на модерновых конструкциях возле Крестовоздвиженской церкви, на острове Юности. Везде – новодел, сколько он простоит – никто не знает. Дерево как материал для городского благоустройства перестало быть популярным в Иркутске примерно 140 лет назад, после великого пожара 1879 года, когда от действительно исторического города не осталось практически ничего. Горожане подметили, что сгорели чуть более 100 каменных построек – и более 3,4 тыс. деревянных. Выводы были сделаны.

Разбирать видео до конца смысла нет – Варламов сделал все возможное, чтобы по личной традиции обидеть горожан, администрацию Иркутская и правительство Иркутской области. Те самые лавочки от Сбербанка, которые так оскорбили взыскательный вкус московского урбаниста, украшены цитатами местных писателей и поэтов, часть из них именные, поэтому горожане ими гордятся и любят. «Реально крутое» общественное пространство на улице Чудотворской появилось совсем недавно, чуть более года назад, и особой популярностью не пользуется – просто потому, что находится в таком месте, где жителей мало, а другим горожанам делать там абсолютно нечего. 

По сути, в своем обзоре Илья Варламов не сказал ничего важного и настолько весомого, чтобы в городе после этого видео хоть что-то изменилось. Разве в Иркутске не возмущались переносом остановки у Музыкального театра? Да много раз. Но действующий состав администрации города уперся рогом и сделал по-своему. Все проблемы давно известны, есть множество идей, на которые не хватает то денег, то политической воли властей – Варламов ничем не помог и не навредил. Немного хайпанул на чужом горе, вот и все. Пока, Илья, езжай дальше!

По сути, в своем обзоре Варламов не сказал ничего важного и настолько весомого, чтобы в городе после этого видео хоть что-то изменилось.
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект