9 Апреля 2020

Сибирь пока растет

Данные по выработке и потреблению электроэнергии за март по ОЭС выглядят позитивно, особенно на фоне всей страны – все благодаря структуре экономики и климатическому фактору
Поделиться в социальных сетях

Пандемия коронавируса затронула даже ту сферу, которая по определению должна работать при любых обстоятельствах, вплоть до тепловой смерти Вселенной – то есть российскую энергетику. Но важный нюанс – только не в Сибири. После того, как президент РФ Владимир Путин объявил в России сначала нерабочей неделю с 30 марта по 5 апреля, а потом продлил режим «вынужденных каникул» до конца текущего месяца, многие ресурсоснабжающие организации заранее могли предсказать, к чему все это приведет – потребление многих основных ресурсов сократится, потому что предприятия всех отраслей и форм собственности перестанут работать. Однако в Сибири, с учетом структуры экономики и климатического фактора, ситуация в марте выглядела сравнительно неплохо. 

По оперативным данным ОДУ Сибири, потребление электроэнергии в прошлом месяце здесь составило 18 млрд 897,8 млн кВт*часов, что на 1,6% больше, чем было в марте 2019 года. Рост связан с работой алюминиевых заводов – ЗАО «Богучанский алюминиевый завод», ПАО «РУСАЛ Братск», АО «РУСАЛ Красноярск», а также с более низкой температурой воздуха. Среднемесячная температура воздуха в марте составила 3,1 градусов по Цельсию, что на 1,1 градус ниже, чем в марте 2019 года.

Интересно, что в минувшем месяце в ОЭС Сибири даже был зафиксирован небольшой рекорд потребления мощности – 4 марта потребители затребовали 27522 МВт, что на 537 МВт (2%) больше аналогичного показателя прошлого года. В целом по ЕЭС максимум в марте опустился на 1,8% (2567 МВт), до 137354 МВт (2 марта в 10:00 по московскому времени). 

Кроме ОЭС Сибири, рост спроса в марте была зафиксирован только в объединенной энергосистеме Востока (с учетом изолированных районов), причем на 6%. В целом по ЕЭС снижение потребление составило 1,6%, а по России – минус 1,5%, и это, очевидно, пока еще цветочки – данные за апрель, который появятся в мае, позволят лучше оценить влияние короновирусного кризиса.

Выработка электростанций ОЭС Сибири в марте выросла на 1%, до 18706,4 млн кВт*часов (с учетом изолированных систем рост составил 0,9%). Хотя основную нагрузку все еще несли ТЭС и электростанции промышленных предприятий, производство на которых составило 9 млрд 408,2 млн кВт*часов (минус 9,1% по сравнению с мартом 2019 года), показатели ГЭС в очередной раз подросли, до 9 млрд 269,2 млн кВт*часов (плюс 13,6%). Выработка солнечных станций в Сибири скакнула на 252,9%, до 29 млн кВт*часов, что выглядит, конечно, скромно – вот что значит «эффект низкой базы». В целом по стране выработка в марте просела на 2,8%, а рост, кроме Сибири, был зафиксирован только в ОЭС Востока и в ОЭС Средней Волги (причем на рекордные 5,2%).

Выработка в России в марте выросла только в ОЭС Востока, Средней Волги и Сибири, а потребление - только на восточной стороне Урала.
Снимок экрана 2020-04-09 в 10.28.50.png

Впрочем, все сказанное об общем росте производства и потребления в ОЭС Сибири – это «средняя температура по больнице», в разных регионах в системе ситуация очень разная. Два из трех алюминиевых завода, упомянутых выше, находятся в Красноярском крае, но лидером по росту потребления и производства снова стала Иркутская область: выработка там составила 5 млрд 441 млн кВт*часов (плюс 18,2%), а спрос – 5 млрд 61 млн кВт*часов (плюс 4,2%).

Директор Иркутского РДУ Дмитрий Маяков объясняет увеличение потребления двумя факторами: более низкой температурой наружного воздуха (на 1,1 градус по Цельсию ниже) и увеличением потребления ПАО «РУСАЛ Братск» и ООО «Транснефть-Восток». Погодный фактор повлиял даже на выработку тепловых станций – она возросла на 5,2% относительно марта 2019 года, до 1 млрд 401,1 млн кВт*часов. Но благодаря гидрологической ситуации на Ангаре выработка ГЭС увеличилась аж на 23,4% (до 4 млрд 40,2 млн кВт*часов), то в три раза больше показателей угольной генерации. 

Красноярский край, тем не менее, остался лидером по объему производства: в энергосистеме края и Республики Тыва произведено 5 млрд 446,4 млн кВт*часов (плюс 0,7%). А вот потребление даже в двух регионах в сумме оказалось существенно меньше, чем в Иркутской области – 4 млрд 274,2 млн кВт*часов (плюс 4%). Доли выработки ТЭС и ГЭС в крае пока еще не в той пропорции, как в соседней области, но движение идет примерно в том направлении. Судите сами: ТЭС в марте произвели 2 млрд 29,3 млн кВт*часов (минус 21,8%), а выработка ГЭС увеличилась на 21,5%, до 3 млрд 413,6 млн кВт*часов. Про итогам первого квартала производство ТЭС просело чуть менее заметно – на 20,5% (6 млрд 902 млн), а ГЭС подросли на 13,6% (9 млрд 310 млн). Впереди как минимум два квартала повышенных расходов воды сквозь гидроагрегаты: предстоит сначала пропустить паводок, а потом выполнить задания речников в период навигации. Тепловые станции тем временем уйдут в текущие и капитальные ремонты, так что общий счет еще больше увеличится в пользу ГЭС.

Производство и потребление вместе в Сибири подросли только в Томской области (на 3,1 и 1,7% соответственно), только потребление – в Республике Бурятия (плюс 2,3%), только выработка – в Омской области (на 3,9%). Ни в одном из этих регионов месячное производство или потребление не превышает 950 млн кВт*часов, так то разбираться в тонкостях происходящего не особенно интересно. Гораздо важнее, что в Республике Хакасия сократились и выработка энергии, и ее потребление, но очень по-разному. Производство упало на 15,3% (до 1 млрд 917,2 млн кВт*часов), а потребление – на 0,3% (1 млрд 436,1 млн кВт*часов). По итогам первого квартал производство на тепловых станциях в Хакасии снизилось на 20,7% до очень скромных 659,1 млн кВт*часов, а выработка ГЭС подросла на 6,8% - до 5 млрд 734 млн кВт*часов. Если бы Хакасия не была традиционным крупным экспортером энергии в Сибири, сумевшим продать за первый квартал около 2,1 млрд кВт*часов, ситуация была бы менее позитивная.

Сильнее всех и абсолютно синхронно просели по производству Новосибирская область и объединенная система Республики Алтай и Алтайского края – снижение по 9,9%. В Новосибирской области тепловые станции превзошли в марте единственную в системе Новосибирскую ГЭС «РусГидро» практически в 10 раз (1,03 млрд против 106 млн кВт*часов), хотя ГЭС в марте усиленно готовилась к паводку (который может быть больше обычного по объему на 9%) и освобождала водохранилище, понижая его уровень за счет расходов на 4-5 см в день. В Алтайской энергосистеме формальным конкурентом тепловым станциям могут считаться только солнечные, но при производстве в 15 млн кВт*часов – соперничество символическое.

В Новосибирской области тепловые станции превзошли в марте единственную в системе Новосибирскую ГЭС практически в 10 раз (1,03 млрд против 106 млн кВт*часов), хотя ГЭС в марте усиленно готовилась к паводку.

Накануне паводка

Из-за ограничений на перемещения и встречи в одном помещении большого количества людей, традиционное заседание Межведомственной рабочей группы по регулированию уровней озера Байкал и водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада не состоялось. 31 марта, накануне даты окончания срока действия предыдущего протокола, Енисейское Бассейновое водное управление Росводресурсов разослало по всем станциям каскада письмо с режимами на апрель.

Для Саяно-Шушенской ГЭС март прошел сравнительно спокойно: в начале месяца расходы составляли 1400-1500 кубометров в секунду, затем в середине марта расходы снизили до 1100 кубометров. В отсутствие боковой приточности уровень водохранилища понизился с 513,11 до 505,21 метров БС, что, вероятно, не устроило ЕнБВУ, которое имеет подробный прогноз на предстоящий паводок. Поэтому с 1 апреля для крупнейшей по установленной мощности в стране СШ ГЭС установили новый режим: 1100-1500 кубометров в секунду, а фактически расходы в первую неделю апреля выросли с 1030 до 1275 кубометров. 

Иркутская ГЭС начала март с расходами 1500 кубометров, а в начале второй декады дошла до 2000 кубометров секунду. За месяц уровень водохранилища понизился с 456,34 до 456,23 метров ТО, и хотя к началу паводка (то есть к концу апреля) уровень обычно подгоняли к отметке 456,15 метров ТО, на апрель станции установили диапазон меньше мартовского – 1600-1700 кубометров в секунду.

Братская и Усть-Илимская ГЭС как обычно работают в режиме поддержания расходов следующей ступени каскада (Братская – Усть-Илимской, Усть-Илимская – Богучанской ГЭС). Фактически в марте Братская ГЭС, достигнув суммарной выработки в 1,2 трлн кВт*часов за все время работы, очень плавно снизила расходы с 2930 до 2730 кубометров в секунду, что позволило опустить уровень водохранилища с 397,65 до 397,33 метров БС. В течение первой недели апреля расходы снизили примерно на 250 кубометров в секунду, так что сейчас уровень водохранилища практически не меняется. Для Усть-Илимской ГЭС разница в расходах между 1 марта и 31 марта составила около 100 кубометров в секунду, в среднем же выходило около 3190 кубометров. ЕнБВУ поставило руководству станции к началу паводка достичь отметки 294,5 метров БС, из-за чего станция, встретившая апрель с отметкой 294,78 метров БС, в течение первой недели апреля снизила расходы до 2800 кубометров – уровень продолжает понижаться, но очень медленно, примерно по 1 см в день.

Богучанская ГЭС в марте почти не корректировала расходы, которые составляли от 3450 до 3500 кубометров в секунду. Уровень четвертого водохранилища каскада за март понизился с 207,31 до 207,13 метров БС, и задача состоит в том, чтобы к первым числам мая прийти к отметке 207-207,5 метров – именно так Богучанское водохранилище обычно встречает паводок. ЕнБВУ установило для станции режим, заметно отличающийся от мартовского – 2900-3200 кубометров, фактически станция в первые дни апреля работала на 3140-3150 кубометров.

Единственный на сегодня прогноз погоды и возможного паводка на апрель дал российский Гидрометцентр, который говорит много, но не очень конкретно. Например, предположение о превышении среднемноголетних значений температуры и фраза «в северной части Западной и Средней Сибири (севере Красноярского края)... возможен избыток осадков. А на юге Иркутской области, в Забайкальском крае и Бурятии, наоборот, ожидается их дефицит» не говорит практически ни о чем. Весенний паводок зависит от количества снега, от глубины промерзания почвы, от скорости таяния снег и прогрева почвы, и еще от множества факторов, которые пока не озвучены и, возможно, из-за все тех же ограничений на перемещения, даже не оценены. В любом случае, ЕнБВУ и руководство энергетических предприятий Сибири делают все необходимое, чтобы талая вода никого не застала врасплох.

За март уровень Байкала понизился с 456,34 до 456,23 метров ТО. Хотя за апрель уровень стоило бы опустить до 456,15 метров ТО, Иркутской ГЭС установили расходы меньше мартовских – 1600-1700 кубометров в секунду.
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект