21 Января 2020

Год большой воды

Основную нагрузку по обеспечению спроса на электроэнергию в Сибири в прошлом году обеспечили ГЭС. Производство выросло при фактически стагнирующем потреблении, в целом энергосистема по традиции осталась дефицитной.
Поделиться в социальных сетях

Спрос стагнирует

ОДУ Сибири на прошлой неделе, вслед за «материнским» «Системным оператором», опубликовало итоги функционирования энергосистемы за 2019 год. Объем потребления электроэнергии, как принято считать, характеризует состояние экономики в целом и в первую очередь, что особенно актуально для Сибири, рост промышленного производства. Сквозь эту призму можно увидеть и стагнацию: суммарное потребление 12 регионов (ОДУ по-прежнему учитывает в своей статистике Забайкальский край и Бурятию, которые с 2017-го года «ушли» в состав Дальневосточного федерального округа) составило 211 млрд 423,4 млн кВт*час, что лишь на 0,6% больше потребления 2018 года. С учетом изолированных энергосистем потребление превысило 219,1 млрд кВт*час, увеличившись на 0,5%.

Это чуть больше среднероссийского показателя – по всей ЕЭС России потребление в прошлом году выросло на 0,4%, а в целом по России даже сократилось на 0,1%. По факту, спрос на электроэнергию в стране, который рос последние годы, теперь стагнирует, что, впрочем, можно объяснить не только экономическими факторами, но и погодными аномалиями. Как бы там ни было, но только Сибирь и (особенно!) Дальний Восток, суммарно обеспечивающие четверть потребления в стране, не дали всей энергосистеме скатиться в отрицательную динамику – во всех других ОЭС спрос по итогам 2019-го сократился.

Существенно – на 3,8% - выросло потребление только в Красноярском крае, который сохраняет лидерство и по объему производства (об этом чуть ниже): на втором месте с прибавкой на 2,3% Забайкальский край, а на третьем – Иркутская область (рост на 0,8%). При этом Иркутская область превосходит Красноярский край по объему потребления в абсолютных числах: 55 млрд 478 млн против 47 млрд 818 млн кВт*час. Это говорит не столько об успешности экономики, сколько о количестве энергоемких предприятий: в Иркутской области много требуют металлургические заводы, химические комбинаты (перерабатывающие лес и нефть), железная дорога. В Красноярском крае набор примерно такой же.

На статистику Красноярского края заметно повлияла введенная в строй в марте первая очередь Богучанского алюминиевого завода – в декабре 2019 года, например, он потреблял на 86,5% больше, чем годом ранее. Для Иркутской области заметным событием стал ввод в работу подстанций 500 кВ «Усть-Кут» и 220 кВ «Сухой Лог»; сетевики за счет этого завершили создание Пеледуйского энергокольца, охватывающего Иркутскую область, Забайкальский край, Республики Саха (Якутия) и Бурятия. Большие надежды на будущее связаны и с запуском первой очереди газопровода «Сила Сибири»: пока он принимает газ только с Чаяндинского месторождения в Якутии, но в ближайшие два года должно завершиться строительство трубопровода до иркутской Ковыкты. Хотя газопровод по энергозатратам не сравнится с алюминиевым заводом, других крупных перспектив роста потребления в регионе не намечается. 

Максимальный спад потребления энергии произошел в Омской области – на 3%; на втором месте объединенная система Республики Алтай и Алтайского края – минус 1,7%; на третьем месте со спадом на 0,9% оказались Новосибирская область и Республика Хакасия. Снижение потребления в декабре в Омской и Новосибирской областях в местных РДУ объяснили климатическим фактором – соответственно, на 7,7 и 9,7 градусов по Цельсию теплее, чем было на исходе 2018-го, но спрос снижался в течение всего года.

Вадим Майоров.
Температурные факторы повлияли на спад потребления в Омской и Новосибирской областях, а также Алтайском крае, где спрос покрывают ТЭС.
Снимок экрана 2020-01-21 в 11.13.14.png

ГЭС в лидерах

Основную нагрузку в Сибири, несмотря на некоторые странности весны и начала лета («Кислород.ЛАЙФ» описывал их вот здесь), в прошлом году взяли на себя ГЭС: их выработка составила 107 млрд 786,1 млн кВт*час, увеличившись на 5,6% к показателям предыдущего года. Выработка ТЭС и электростанций промышленных предприятий сократилась до 100 млрд 822,5 млн кВт*час. Падение производства в тепловой генерации продолжается: в 2019 году они выработали на 2,4% меньше, чем в 2018 году, а в 2018-м – на 4,9% меньше, чем годом ранее. В целом за 2018-2019 годы ГЭС увеличили производство на 13,8 млрд, в то время как ТЭС (преимущественно угольные) сократили выработку на 8 млрд.

Самые печальные итоги подвели в январе энергетики Бурятии: там производство за год сократилось сразу на 10,6%. Основным фактором, вероятно, стало сокращение выработки на крупнейшей в регионе Гусиноозерской ГРЭС «Интер РАО»: в компании еще не подвели итоги всего года, но за 9 месяцев эта станция произвела почти на 10% меньше аналогичного периода 2018 года.

Второй по снижению выработки оказалась Алтайская энергосистема – на 9,6% меньше, чем в 2018 году. Главную роль в этом сыграли температурные аномалии (так, декабрь был теплее на 9 градусов по Цельсию, чем декабрь 2018 года). В целом ТЭС Алтайского края за 2019 год выработали более 6,21 млрд кВт*часов электроэнергии, что на 9,9 % меньше аналогичного показателя 2018 года. Интересно, что выработка солнечных электростанций, в основном в Республике Алтай, выросла за прошлый год на 27,5% - но ее вклад в общую копилку (59,8 млн кВт*часов) пока остается не существенным. В целом по Сибири по итогам 2019 года выработка СЭС выросла сразу 30,8%, до 85,5 млн кВт*часов. На фоне большинства ГЭС или ТЭС довольно скромно, но когда-то и ГЭС были маленькими.

Большой рывок в производстве сделала в прошлом году Иркутская область: суммарно выработка выросла в этом регионе на 13%, но положение дел у двух основных типов станций – ГЭС и ТЭС – оказалось диаметрально противоположным. Выработка тепловых электростанций и электростанций промышленных предприятий снизилась на 7,8%, составив 12 млрд 712,8 млн кВт*час. Выработка ГЭС увеличилась на 20,8% - до 44 млрд 865,1 млн кВт*час. Впервые за последние несколько лет суммарный энергобаланс области был сведен с профицитом: за пределы региона было продано чуть менее 2,1 млрд кВт*час.

Красноярский край превзошел восточного соседа по объемам экспорта более чем в шесть раз – регион передал потребителям за своими пределами 12,7 млрд кВт*часов. Это чуть меньше, чем в 2018 году, когда было продано на экспорт более 13,47 млрд кВт*часов, но все равно больше, чем суммарная выработка Бурятии и Забайкальского края вместе взятых. Объединение Красноярского края и Республики Тыва в единую учетную систему становится понятнее, если обратить внимание на такой факт: 96,3% необходимой энергии Тыва получила из соседних регионов – в первую очередь из Красноярской энергосистемы.

Еще один повод для зависти, которую, вероятно, испытывают энергетики забайкальских регионов к коллегам из Красноярского края – баланс по типам производства. Выработка ТЭС и электростанций промышленных предприятий края – 23 млрд 955,5 млн кВт*часов, выработка ГЭС – 35 млрд 789,7 млн кВт*часов. Иными словами, энергия ГЭС в общей выработке края составляет 60,9%. Среди сибирских регионов лучше этот показатель только в Иркутской области, где ГЭС производят 77,92% электроэнергии, и в Республике Хакасия – там Саяно-Шушенский гидроэнергокомплекс дает в сумме 90,6%.

На ГЭС в выработке Красноярского края приходится около 60%.

Перспективы продолжения 

Вряд ли кто-то сегодня возьмется прогнозировать ситуацию с весенним паводком – настолько нестандартно проходит зима 2019-2020 года. Если даже не принимать во внимание аномально теплую погоду в Европейской России, где в январе в Москве идет дождь, то и в Сибири все не так, как привыкли. Так, по информации ГУ МЧС по Иркутской области, в первой половине января 2020 года лед на озере все еще не встал окончательно: в районе Листвянки, куда проще всего попасть из Иркутска, толщина льда составляла всего 5-7 см, в популярных местах на Малом море – 15-20 см. Это не слишком много даже для человека, а если добавить к тонкому льду многочисленные и широкие трещины, то выход на лед становится очень опасным предприятием.

Уровень Байкала в конце декабря составлял около 456,48-456,5 м над уровнем Тихого океана, однако в первые недели нового года поднялся и к середине января составлял уже 456,57 метров ТО. 

На Ангаре обстановка более спокойная, чем в начале 2019 года, когда из-за перемерзания протоков время от времени приходилось снижать расходы Иркутской ГЭС. Шелеховский район Иркутской области не избежал подтопления, но здесь чрезвычайная ситуация в поселке Олха возникла не на Ангаре, а на притоке одного из ее притоков – скромный ручей Винокурный промерз до дна и подтопил автомобильную дорогу, вдоль которой и построен поселок.

Межведомственная рабочая группа по регулированию режимов работы водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада и Северных ГЭС собиралась на последнее в 2019 году заседание 24 декабря. В это время уже было известно о проблемах на Енисее, в районе деревни Ярцево, где из-за слишком теплой погоды все никак не стабилизировался ледостав и подтапливало дороги и мосты. Местные жители и специалисты в один голос винили в происходящем слишком теплую погоду. «Блеснул» нестандартной логикой глава Енисейского района Красноярского края Сергей Ермаков: пытаясь опровергнуть слух о влиянии на положение дел Красноярской и Богучанской ГЭС (каждая из которых находится за сотни километров от места событий, а Богучанская и вовсе на другой реке) он сначала опроверг домыслы в их адрес – никаких повышенных расходов на станциях не было. Но тут же выдвинул дополнительное обвинение: ГЭС, дескать, сбрасывают теплую воду. Тот факт, что ниже Богучанской ГЭС Ангара все-таки замерзает и течет подо льдом около 350 км до впадения в Енисей (есть время остыть, не правда ли?) да и ни разу с момента пуска станции в 2012 году ничего подобного не случалось, Ермакова не смутил.

Однако специалисты самых разных ведомств, входящих в состав МРГ, считали иначе, поэтому расходы Красноярской ГЭС в декабре сократили лишь на 200 кубометров в секунду (до 2300-2500 кубометров в секунду), а Богучанской и вовсе оставили без изменений – 3000-3200 кубометров на весь январь.

Расходы Иркутской ГЭС на январь сократили с 1600-1800 до 1500 кубометров в секунду. Решение было принято с учетом прогноза на январь: приток в Байкал сократится практически до нуля, и если расходы оставались бы на прежнем уровне, то он и вовсе стал бы отрицательным. Поэтому было принято предложение министерств природных ресурсов Иркутской области и Бурятии – снизить расходы до объема, который позволит удержать уровень озера. Собственно, это и произошло – за три недели января уровень понизился всего на 3 см.

Стоит сказать, что в трех водохранилищах Ангаро-Енисейского каскада уровень воды к началу 2020 года оказался больше, чем годом ранее. Саяно-Шушенское водохранилище в день проведения заседания МРГ стояло на отметке 529,12 метров БС – в декабре 2018 года было 528,86 метров; Усть-Илимское – 295,9 против 295,68 метров БС; Богучанское – 207,75 против 207,57 метров БС. Рекордный подъем уровня Братского водохранилища в течение лета 2019 года позволил ему удержаться к декабрю на отметке 398,76 метров БС, в то время как в 2018 году было 396,03 метра, а в 2017 году – всего лишь 394,99 метров БС.

За зиму регулятор будет делать все, чтобы к маю подготовить все водохранилища к приему паводка. Специалисты Богучанской ГЭС уже в декабре предлагали расходы, гарантирующие снижение уровня к 1 мая до отметки 207 метров БС, но пока это мнение оставили без удовлетворения. Возможности аккумулировать воду остаются: уровень Байкала, например, может подняться до отметки 457 метров ТО (а в случае «большой воды», по временному постановлению правительства РФ №1667, и выше), Братского водохранилища – до 401 метров БС, Красноярского (которое в декабре было на отметке 236 метров) – до 243 метров.

В первой половине января 2020 года лед на озере Байкал все еще не встал окончательно.
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект