24 Июня 2019

В каше запутанного законодательства

На «прямой линии» президента РФ с народом не прозвучало ни одного вопроса из Иркутской области или Бурятии, связанного с экологическими проблемами Байкала, ликвидацией отходов БЦБК, «делом Копылова» или «делом Шеверды», или другими острыми вопросами.

Поделиться в социальных сетях

Дорогие беспозвоночные

В середине июня стало известно о приговоре, вынесенном экс-мэру Ольхонского района Иркутской области Сергею Копылову. Редкий (насколько нам известно) для нашей страны случай: чиновник фактически приговорен к реальному сроку заключения за нанесение ущерба… окружающей среде! Еще более редкий случай: многие жители района и предприниматели Приангарья хотят защитить мэра, даже если для этого придется обращаться к главе государства. 

Эхирит-Булагатский районный суд на своем сайте сообщает лишь формальные сведения: «Приговором суда К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 Уголовного кодекса РФ (превышение должностных полномочий), и ему назначено наказание в виде 03 (трех) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправления на срок – 02 (два) года, с момента отбытия основного наказания». Всем понятно, что приговор вынесен за то, что в 2013-2015 годах Копылов, будучи тогда еще мэром, заключил договоры аренды и передал во временное пользование строительной компании несколько земельных участков в Ольхонском районе. Но сделал это с благой целью.

Дело в том, что в то время компания, принадлежавшая депутату Законодательного собрания Иркутской области Алексею Красноштанову (в 2016 году он стал депутатом Государственной думы), проводила реконструкцию автодороги Баяндай – Еланцы – Хужир. Для Ольхонского района это была настоящая стройка века, потому что асфальтированная дорога, наконец, связала областной центр с главной переправой на главный туристический объект Байкала – остров Ольхон. Дорожники добывали необходимый для проведения стройки скальник – по версии мэра, на территории района, по версии следствия и суда – на охраняемой территории Прибайкальского национального парка. В итоге ущерб окружающей среде и в первую очередь неким «беспозвоночным организмам» составил, по подсчетам правоохранительных органов, 26 млн рублей. 

Некоторое время в начале 2016 года казалось, что главная цель всего следствия – строительная компания Красноштанова, а также его предстоящий поход в Госдуму. Проводились разные следственные действия, у бизнесмена и его сотрудников изымали компьютеры и документы, однако, в конце концов, на скамье подсудимых остался один Копылов, который, как сообщают некоторые СМИ, теперь не собирается и оспаривать решение суда. При этом ни природоохранная прокуратура, ни Следственный комитет не оспаривали документы по этому проекту, в которых было заранее указано место размещения карьера для добычи щебня: «Обеспечение строительства щебнем будет производиться из каменного карьера Еланцы-Хужир, расположенном на 107 км, вправо 200 метров, разрабатываемом для смежного участка автомобильной дороги Баяндай – Еланцы и, согласно ведомости источников получения и транспортировки строительных материалов (транспортной схеме), согласованной заказчиком».

По мнению известного в Иркутской области предпринимателя и общественного деятеля Сергея Перевозникова, мэр Ольхонского района совершил великое дело – дорога, о которой говорили до этого много лет подряд, при нем все-таки появилась. Одновременно Копылов стал жертвой неразберихи с границами Прибайкальского национального парка, которые к 2016 году так и не были определены (уже в течение 20 лет!), и остаются такими же неопределенными спустя три года. Понять позицию Перевозникова может каждый, кто хоть раз побывал на Ольхоне до строительства асфальтированной дороги: в этом степном районе многие путешественники и местные жители при любой возможности покидали официальную гравийную дорогу и передвигались просто по степи, уничтожая тонкий плодородный слой и нанося этим действительно огромный ущерб природе. По сути, на сотни метров в обе стороны от дороги степь была уничтожена, потому что останавливать машины было некому, а ущерб никто и не подсчитывал. А ведь речь могла идти о сотнях миллионов, если принять во внимание десятки километров дороги. Теперь же такой необходимости нет. И вместо того, чтобы трястись по кочкам и гравию со скоростью 40 км в час, туристы добираются до Ольхона с комфортом и по нормальной дороге в два-три раза быстрее. 

Ситуация с осуждением Копылова вызвала у многих иркутских предпринимателей самую негативную реакцию – Перевозников, например, предлагает начать общественную кампанию в защиту осужденного мэра: «На самом деле Копылов это вершина айсберга. Айсберга-каши запутанного законодательства... Законы о нацпарке, об охране озера Байкал, Водный кодекс, Лесной кодекс, противоречия сидящие друг на друге и друг другом погоняющие. …Признать в суде невиновность Копылова Сергея это значит поставить под сомнение более шестидесяти подобных дел, возбужденных почти на тех же основаниях – «незаконных» действиях на территории национального парка с неутвержденными границами. Это из серии – очистные строить нельзя, без очистных работать нельзя. А из местности Кутул, где и был вырыт злополучный карьер, уже кстати рекультивированный, последние жители уехали пятнадцать лет назад» (орфография сохранения).

Пока Перевозников запустил в социальных сетях серию сообщений под хэштегом #свободуКопылову, к которой присоединяются и другие пользователи. Председатель совета ИРО «Деловая Россия» Роман Ищенко, например, сформулировал целую программу действий: «1. Опубличить материалы дела для широкой общественности... 2. Провести общественные слушания по этому делу... 3. Разместить публичную петицию в поддержку Сергея. 4. Опубликовать счет для сбора пожертвований для оплаты юристов... 5. Отправить максимальное количество вопросов по данной теме на линию с Президентом РФ». 

Выходить из «зоны комфорта» на улицы защитники Копылова пока не спешат – во всяком случае, на состоявшемся 14 июня митинге в защиту предпринимателей в Иркутске о Копылове не было сказано ни слова. Но в остальном программа Ищенко исполнилась быстро и почти в полном объеме. Подробности дела (вплоть до кадастровых номеров земельных участков) изложил на своей странице в Facebooк тот же Перевозников. Общественные слушания действительно состоялись 19 июня. Мероприятие выдалось эмоциональным, но в целом пустым, если бы не финальный штрих. Роман Ищенко продемонстрировал участникам письмо, подписанное группой депутатов Законодательного собрания Иркутской области, среди которых – и зампред ЗС Ольга Носенко, председатель комитета по сельскому хозяйству и экологии Роман Габов, экс-председатель правительства области (в 2015-2017 годах) Александр Битаров, Антон Красноштанов (сын депутата ГД РФ Алексея Красноштанова), Виталий Перетолчин и Нина Чекотова. В этом списке соседствуют представители как двух крупнейших фракций в ЗС Иркутской области – ЕР и КПРФ, так и скромной депутатской группы «Гражданская платформа». 

Петиция в поддержку Копылова на Change.org опубликована 20 июня. Автор пытается обелить Копылова, топя при этом других общественных, политических и хозяйственных руководителей в стиле «вот они негодяи, а Копылов-то молодец». Хотя ситуация в том же заказнике «Туколонь», из-за которой недавно был задержан глава областного Минсельхоза Сергей Шеверда, или при начале строительства завода по розливу воды в пос. Култку, о котором «Кислород.ЛАЙФ» сообщал не раз, ничем не отличается от дела экс-мэра – одни и те же законы можно трактовать по-разному в разных органах власти… 

Сам Сергей Копылов в последние три года, пока шло следствие, никаких действий для собственной защиты не предпринимал. И делать процесс достоянием общественности явно не хотел. О причинах можно только догадываться – может, характер такой у человека, а может и что-то иное, о чем мы не можем строить даже догадки. Зато его сторонники сегодня расширили представления о способах выражения общественного мнения до автопробега протяженностью 100 км и шаманского камлания в защиту осужденного экс-чиновника.

Экс-мэр Ольхонского района Иркутской области Сергей Копылов осужден на три года за нанесение ущерба… окружающей среде! По факту же при нем появилась дорога до Ольхона.

Неопределенные границы с потенциалом конфликта

Противоречия между интересами жителей Ольхонского района и границами национального парка существовали, на самом деле, всегда. В середине 1980-х, например, шло громкое обсуждение – если не сказать перепалка – по поводу уничтожения принадлежащими местным жителям овцами краснокнижных растений. Разговор закончился быстро и жестко: есть пятилетний план по выпуску в том числе и сельхозпродукции, да к тому же еще и Продовольственная программа, за исполнение которых партия и правительство строго спрашивают. А потому – что там за растения – нам неведомо, овцы паслись и пастись будут. Нацпарк на время отступил.

В начале 1990-х поголовье овец резко сократилось, проблема исчезла сама собой, но конфликт тлел. То местным жителям запрещали добывать дрова, то они переходили в наступление и начинали застраивать ближайшие окрестности населенных пунктов и наиболее привлекательные куски берега. Потом времена наступили такие, что жить в районе стало практически нечем и даже количество жителей сократилось из-за миграции в крупные города. Немало нервов было потрачено по поводу строительства ЛЭП в район и прокладки подводного кабеля на остров: кто-то считает это большим достижением, а кто-то требует снести опоры ЛЭП, «уродующие пейзаж». 

В середине 2010-х верх взяли природоохранные тенденции – вплоть до запрета на лов омуля и какое бы то ни было строительство, пусть даже самое нужное. Дошло даже до сноса некоторых туристических объектов и изъятия у муниципальных образований части территорий. Идея сохранения природы на сегодняшний день перевесила мысль о том, что населению надо чем-то жить и как-то обеспечивать себя и своих детей хотя бы хлебом насущным. В апреле 2019 года ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» представило новый проект схемы границ Прибайкальского национального парка, выполненный «с учетом позиции Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры». Проект предусматривает расширение границ особо охраняемой природной территории «за счет включения земельных участков водного фонда, лесного фонда Шелеховского, Слюдянского, Иркутского муниципальных районов, а также территорий, занятых населенными пунктами Ольхонского района».

В начале июня чаша терпения жителей Ольхона переполнилась и они организовали митинг «в защиту конституционных прав» в целом и против передачи поселений в границы нацпарка в частности. Многие СМИ цитировали пресс-релиз, распространенный организаторами митинга накануне акции: «…территория Прибайкальского национального парка на сегодняшний день не поставлена на кадастровый учет и не имеет четких границ. К декабрю 2018 года, следуя наказам Президента РФ, были сформированы землеустроительные дела нац. парка и поселений (не входящих в границы нац. парка). Байкальская природоохранная прокуратура вмешалась в процесс, настаивая на включении всех населенных пунктов Ольхонского района в границы национального парка. Тем самым процедура утверждения границ была искусственно остановлена».

Вся эта информация с многочисленными эмоциональными дополнениями была озвучена на митинге. Тут и истории о том, что суды отказываются принимать документы на строения 1978 года постройки, и жалобы предпринимателей на свершившееся или предстоящее разорение. Некоторые активисты говорят о перспективах выселения всех коренных жителей с Ольхона в неизвестном направлении. Беспокойство жителей района разделяет и правительство Иркутской области: расширение границ нацпарка, уверены там, «приведет к дополнительным ограничениям, применяемым к особо охраняемым природным территориям федерального значения по федеральному законодательству. Таким образом, граждане могут лишиться права на оформление в собственность земельного участка для индивидуального жилищного строительства в пределах населенных пунктов».

Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура в ответ на митинг выпустила разъяснение: «Границы Прибайкальского национального парка были установлены с 1986 года и картографически определены на местности в 1989 году. С указанного времени эти границы не изменялись. Вопреки сложившемуся мнению, в границы Прибайкальского национального парка изначально был включен ряд населенных пунктов, включая п. Хужир на о. Ольхон. В ближайшее время границы национального парка должны быть поставлены на кадастровый учет. В отдельных СМИ публикуются сведения о том, что жители населенных пунктов, расположенных в границах национальных парков, фактически лишены права на осуществление какой-либо хозяйственной деятельности. Однако данные предположения не соответствуют действительности и не основаны на законе. В отличие от заповедников, на территории национальных парков может проживать местное население, в ограниченных масштабах вестись сельское хозяйство, осуществляться традиционные виды природопользования, интенсивная туристическая деятельность, при условии, что это не причиняет ущерб природе. …Также разъясняем, что, несмотря на то, что по общему правилу все земли в национальных парках подлежат отнесению к федеральной собственности, в их границах допускается наличие земельных участков иных пользователей и собственников (ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 14.03.1995 № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях»). Таким образом, земельные участки, расположенные в Прибайкальском национальном парке, на которые право частной собственности было оформлено в установленном законом порядке, изъятию в государственную собственность подлежать не будут».

В прокуратуре гарантируют, что земельные участки, расположенные в Прибайкальском национальном парке, на которые право частной собственности было оформлено в установленном законом порядке, изъятию в государственную собственность подлежать не будут.

Неизвестные последствия

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко никогда не искал чьего-либо особого расположения, а после ареста министра лесного комплекса региона Сергея Шеверды должен понимать, что он сам и его правительство находятся под особым надзором природоохранной прокуратуры. Тем не менее, Левченко не снимает Шеверду с должности (по крайней мере, до окончания следствия), а следовательно – поддерживает его позицию по инкриминируемому министру эпизоду с санитарными рубками в заказнике «Туколонь». На региональном уровне конфликт между тем, как трактует законодательство и ситуацию в целом население и местные власти – и как те же самые законы и ситуацию понимает прокуратура, не решается. Понимая это, губернатор, как и участники митинга, принимает решение апеллировать к федеральной власти. Он поручил министерству природных ресурсов и экологии подготовить письмо с позицией областных властей, чтобы федеральные органы власти учли особенности региона и острые моменты.

«На мой взгляд, люди совершенно правильно обеспокоены тем, что живут на этой земле столетиями, дома строили еще их предки, а сегодня им вдруг говорят, что они не имеют права на эту землю, на это жилье. Это нарушает их права согласно Конституции России, нарушает ее основные принципы. Кроме того, предложенная схема расширения границ Прибайкальского национального парка ставит под угрозу исполнение поручений Президента и Правительства Российской Федерации. Обязательно будем дальше решать этот вопрос в рамках законодательства РФ», - заявил Левченко.

Имея в совсем недавнем прошлом историю с внезапными проверками и столь же внезапными отменами всех разрешительных документов на строительство совершенно типового завода по розливу байкальской воды в Култуке, легко сделать вполне обоснованный прогноз, чем все кончится. Вероятнее всего, Копылов отсидит срок до конца (хотя, если повезет – сможет выйти досрочно по амнистии к 75-летию Победы), населенные пункты Ольхонского района все-таки официально войдут в границы нацпарка и это будет подтверждено данными кадастрового учета, а «дело Шеверды» завершится вынесением обвинительного приговора.

Обращений к президенту, судя по социальным сетям и СМИ, на горячей линии 20 июня были миллионы, и трудно ожидать, чтобы именно ольхонские истории имели особый приоритет. Так и вышло. Судя по стенограмме, на прямую линию не попал ни один вопрос из Иркутской области или Бурятии, связанный с экологическими проблемами Байкала и ликвидацией отходов БЦБК, делом Копылова или другими столь же сложными вопросами. Что ж, страна большая, есть проблемы общие и частные – происходящее на Байкале пока отнесено к частным.

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко (справа): «Люди совершенно правильно обеспокоены тем, что живут на этой земле столетиями, дома строили еще их предки, а сегодня им вдруг говорят, что они не имеют права на эту землю, на это жилье».
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект