27 Декабря 2019

#СпасиБайкал: главные темы года

Мы много пишем про проблемы Байкала – к сожалению, меньше их никак не становится. Отходы БЦБК, регулирование туризма, нормативы для очистных, протесты против завода в Култуке -  неполный перечень главных сюжетов уходящего года от сообщества #СпасиБайкал собран в материале «Кислород.ЛАЙФ».
Поделиться в социальных сетях

Про «стремительное обмеление» Байкала в уходящем году никто не писал. И не случайно: на 25 декабря уровень озера находился на отметке 456,5 метров над уровнем Тихого океана, что соответствует норме для этого времени года и не вызывает у специалистов никакой тревоги. И если в действительно маловодные 2014-2017 годы расходы Иркутской ГЭС не превышали 1300 кубометров в секунду, то сейчас равны 1800 кубометров.

Давно не слышно ничего и про спирогиру – ни жалоб, ни истерик. В 2019-м почти полностью затихло и обсуждение мифических проектов ГЭС на притоках Селенги в Монголии. Даже споры по поводу влияния Ангарского каскада ГЭС на уже случившиеся в Тулуне и возможные в будущем наводнения в Иркутской области прекратились еще летом, едва начавшись.

Оставалась на острие тема лесных пожаров. Тем более что в уходящем году в Сибири горело много леса: такое уж выпало парадоксальное лето. В ходе которого на западе Иркутской области шесть районов пострадали от наводнения, а на севере тем временем выгорело более 1,6 млн гектаров.

Гремели и другие сюжеты. О некоторых самых громких – в нашем итоговом материале.

БЦБК: лигнин не ликвидируется

Главная новость по Байкальскому ЦБК – правительство Иркутской области вернет в федеральный бюджет 1,4 из 1,8 млрд рублей, выделенных в 2019 году на ликвидацию отходов остановленного шесть лет назад комбината. Средства не удалось использовать из-за смены подрядчика: сейчас вместо не оправдавшего доверия госхолдинга «Росгеологии» за дело может взяться компания «Газэнергострой», но, как говорится, это еще не точно.

Глава Минприроды РФ Дмитрий Кобылкин, между тем. уже заявил, что долгожданный процесс начнется в первом квартале 202-го: «До паводка мы планируем начать работы по ликвидации этого накопленного ущерба». Паводок в районе Байкальска начнется не ранее первой декады мая, так что у министра есть еще месяц в запасе, но все равно это очень смелое и неожиданное обещание – до сих пор никто не представил общественности реальную и пригодную технологию ликвидации отходов. Недавно СО РАН подписали соглашение с «ВЭБ-Инжиниринг», которое в свое время начинало заниматься ликвидацией. В том числе в документе сказано и об экспертизе возможных вариантов - давно пора уже было поручить это дело ученым.

Одновременно с этим появилась новость о выделении Иркутской области 720 млн рублей на создание объектов туристической ОЭЗ «Ворота Байкала» в Байкальске, в непосредственной близости от до сих пор не ликвидированных отходов. До недавних пор казалось, что сначала нужно убрать залежавшийся за полвека шлам-лигнин, а потом уже что-то строить для туристов. Сейчас, видимо, концепция изменилась – решили совместить.

Отходы остановленного в 2013 году Байкальского ЦБК по-прежнему угрожают Байкалу.

Култук: за что боролись?

Начало года выдалось жарким из-за громких протестов с национальным душком, в который было замешано даже название дружественного нам сообщества в Facebook. Предварительное соглашение о строительстве завода по розливу воды из Байкала в пос. Култук было подписано на российско-китайской встрече еще в 2009 году, в 2012-2013 годах правительство Иркутской области активно поддерживало проект (рассчитывая на создание новых рабочих мест для работников остановленного БЦБК). Однако до активной фазы строительство дошло только в конце 2018 года.

Практически сразу против проекта и реализующей его компании «АкваСиб» началась активная информационная кампания, поддержанная как звездами шоу-бизнеса, так и местными «активистами» с самой сомнительной репутацией. После серии пикетов, митингов и сюжетов на ТВ 15 марта 2019 года строительство было приостановлено по решению суда и более не возобновлялось – владельцы проиграли все кассации.

«Култукский кейс» вскрыл самые больные нарывы – с одной стороны, показал масштаб антикитайской истерии и заставил органы контроля более тщательно заняться вскрытием схем, которыми пользуются инвесторы из Поднебесной на Байкале. С другой – продемонстрировал и степень непонимания местными жителями реальных и настоящих проблем экологии Байкала – весь пар ушел в местечковый свисток (о том, что есть и более серьезные темы для протестов, писал даже Greenpeace). В то время как самая подходящая для Байкала индустрия получила невосполнимый ущерб. 

К концу года условную награду «лучшему защитнику Байкала» придется делить между двумя активистами – королем гламура Сергеем Зверевым, неожиданно ставшим лицом антикултукской кампании, и двумя иркутскими пенсионерками, посадившими (они так думают) нескольких «лесных вредителей». Шансы Зверева на получение громкого титула пошатнулись в сентябре, когда жители «спасенного» им Култука обратились к уполномоченному по защите прав человека в Иркутской области Виктору Игнатенко с просьбой построить все-таки в поселке завод и создать им рабочие места. Ничего больше не слышно и об экологической организации «Спаси Байкал», которая активно билась с «Аквасибом» не на жизнь, а затем канула в небытие. Так и хочется на исходе 2019 года спросить – что это было?

Завод по розливу воды из Байкала построить не дали. Более острые проблемы таких же протестов не вызывают.

Туризм: приглашать или не пущать?

«Возникает мысль, что рано или поздно нам придется искусственно ограничивать приток туристов на Байкал, как это не грустно звучит. Если мы хотим сохранить уникальность Байкала и его чистоту, надо что-то делать и с людским потоком. Ведь мы же в другие ООПТ не пускаем бесконтрольно людей, там есть контроль и порядок. Наверное, тоже самое надо делать и с туристическим потоком на Байкал». С подобными заявлениямиспециальный представитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов в уходящем году выступал не раз. Озвучивая одну из расхожих и популярных идей – спасти Байкал можно, никого к нему особо не подпуская.

В общем и целом, в регулировании турпотока на Байкал в этом году ничего не изменилось. Разве что прокуратура стала действовать более активно – штрафовать и даже закрывать турбазы. Но пока внятной картины, что делать с туристами на Байкале, не сложилось. Хотя региональные власти с двух берегов озера попытались навести порядок в турбизнесе и даже утвердили внутренние правила туризма, но вряд ли сейчас можно обсуждать эффект от их внедрения. Тем более что некоторые чиновники придумали прекрасный способ нанести по репутации байкальского туризма практически смертельный удар – администрация национального парка «Заповедное Прибайкалье» планирует взимать плату за один только выход на лед озера. Конфликт разгорается: чиновники утверждают, что имеют право брать деньги за посещение территории нацпарка; бизнесмены (20 лет рекламировавшие зимний туризм) напоминают, что лед – это акватория Байкала и никаких полномочий у нацпарка на льду нет.

Мусора на Байкале меньше не стало - но виноваты ли в этом только туристы?

Жесткие нормативы очистки

В конце ноября в министерстве природных ресурсов Бурятии заявили о том, что Центр научного мониторинга Байкала, который планируется создать в рамках нацпроекта «Экология», будет размещен в республике. Современные технологии требуют лишь установки в озере и вокруг него системы датчиков, а центр обработки поступающей от них информации можно разместить хоть в Антарктиде, будь на то желание властей и согласие науки. Мечты бурятов можно понять и простить, но нельзя забывать, что главным проводником идеи о центре  является академик РАН Игорь Бычков, недавно назначенный директором только что созданного Иркутского филиала СО РАН.

Кроме того, именно бурятские ученые (из БИП СО РАН, если быть точнее) в этом году сами себя и закопали, оказавшись зачинщиками громкого скандала. Они обосновали изменения нормативов сброса сточных вод в Байкал, прописанные еще в 2010 году в приказе №63 Минприроды РФ. Бурятские власти, в том числе глава республики Алексей Цыденов, лоббировали эти правки, упирая на то, что по действующим нормативам очистные на озере строить просто невозможно. Ученые из Иркутска, из других регионов России и из зарубежа оценили труд бурятских коллег как шаг к полной катастрофе. В итоге в ведомстве сдали назад и инициировали более широкое обсуждение нормативов, в том числе пообещав прислушаться к мнению членов Научного совета по Байкалу при председателе СО РАН (что там предлагают - по ссылке).

Пока в Бурятии никак не могут начать строить очистные по действующим нормативам, в Иркутской области перешли от слов к делу – 13 ноября был объявлен тендер на проектирование целой системы трубопроводов, которые позволят наладить водоснабжение самого густонаселенного в регионе Иркутского района. О масштабах проекта позволяет судить стартовая стоимость контракта – 941 млн рублей! Проект очень удачно вписывается в раздел «Чистая вода» нацпроекта «Экология» и, в случае реализации, позволит решить сразу две проблемы: снабжения питьевой водой многочисленных поселков вокруг Иркутска и сбора сточных вод из поселков, расположенных между Листвянкой и Байкальском. Ведь строить отдельные очистные в каждом поселке на БПТ не столько дорого, сколько сложно из-за природоохранных ограничений. В то же время в Иркутске по проекту ФЦП «Охрана озера Байкал» уже работают сооружения, мощность которых позволяет собрать и очистить стоки всех поселений района.

Многих удивила цена тендера – все-таки почти миллиард, но это только начало: еще десять лет стоимость всего проекта оценивали в 20-25 млрд рублей, и это былатогда примерно половина бюджета Иркутской области. Сейчас стоимость проекта осторожно оценивают в 60 млрд рублей, но и бюджет области превышает 200 млрд, так что если разбить стройку на этапы и начать именно со сбора сточных вод – затея окупится. Речь ведь идет о защите Байкала, а он цены не имеет.

Какие должны быть нормативы стоков в Байкал? Мнение ученых - стоков вообще в озеро быть не должно.

Поручения президента

Владимир Путин в этом году утвердил очередные жесткие поручения, всего 12. Документ появился вскоре – и вероятно на базе – предложений Совета по правам человека при главе государства, составленных по итогам визита большой делегации правозащитников в Иркутскую область, однако с тех пор СПЧ никакого интереса к реализации этих рекомендаций не проявлял. Да и сам Совет сильно изменился…

В списке заданий правительству РФ – сформировать механизмы экологического мониторинга; утвердить порядок предупреждения и реагирования на риски нарушения экологической системы Байкала; обеспечить регулярный анализ запасов и промысловой нагрузки водных биоресурсов; оценить достаточность и соответствие нормативам систем водоотведения всех населенных пунктов БПТ и внести изменения в программные документы по строительству, модернизации и реконструкции очистных сооружений. Все это нужно было сделать до 1 января 2020 года, в крайнем случае – до конца первого квартала.

На федеральном уровне в течение осени и зимы уже дважды прозвучала констатация факта: поручения президента по Байкалу систематически не исполняются. Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков оценивает долю неисполнения в 50%, но в определении виновных мнения расходятся: так, председатель правительства РФ Дмитрий Медведев назвал «недопустимо медленными» действия правительства Бурятии по строительству очистных сооружений.
Президент России утвердил жесткий перечень поручений по улучшению экологической обстановки на Байкале.

Кадры решают все

Накануне 140-летия со дня рождения Сталина, в первой половине декабря, Владимир Путин отправил в отставку губернатора Иркутской области, главу обкома КПРФ Сергея Левченко. Хотя большая часть береговой линии Байкала находится в Бурятии, Левченко управлял регионом, правительству которого были доверены полномочия по ликвидации двух крупных источников экологической опасности, расположенных на Байкальской природной территории (БПТ) – промышленной площадки закрытого 12 лет назад комбината «Усольехимпром» и карт-накопителей Байкальского ЦБК. По первому проекту накануне отставки «красного» губернатора наметилось некоторое движение: с территории комбината вывезли 92 из 256 тонн отходов I-III класса опасности, хранившихся в цистернах. По второму – год прошел, можно сказать, впустую.

Назначенный врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев ранее работал заместителем министра МЧС, что многими было воспринято однозначно – регион решили спасать. Кстати, Кобзев имеет самое высокое звание из всех руководителей, когда-либо возглавлявших область – он генерал-полковник. К разочарованию многих – как в области, так и за ее пределами – врио пока что оставил на своих постах практически всю команду Левченко, в том числе министра природных ресурсов и экологии Андрея Крючкова, в обязанности которого и входило решение задач по Усолью и Байкальску. Наши источники утверждают, что условиее сохранения должности для Крючкова – обязанность «закрыть» вопрос в Усолье. Если в ближайшие несколько месяцев позитивных перемен там не наметится, в министерство сядет новый руководитель.

Найти такового, впрочем, будет непросто. Об этом говорит пример министерства лесного комплекса, руководить которым вместо помещенного еще летом в СИЗО Сергея Шеверды, которого Левченко защищал до последнего, назначен Дмитрий Петренев – бывший начальник отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики и охраны природы прокуратуры Иркутской области. Многие сомневаются в том, что Петренев справится со столь сложными задачами, как сохранение кадров лесхозов, борьба с лесными пожарами, восстановление лесов и битва с вредителями – все-таки новоиспеченный министр специализировался в иной сфере.

Сам Кобзев в качестве врио губернатора на Байкал еще не ездил, он больше занимается привычными для себя как для «спасателя со стажем» делами: ликвидацией летних наводнений в Тулуне и западных районах области. Впрочем, основные федеральные деньги на решение проблем Байкала уже поделены: в рамках нацпроекта «Экология» в Иркутской области основной массив финансирования пойдет на строительство очистных. 


Врио губернатора Иркутской области назначен профессиональный спасатель и генерал-полковник Игорь Кобзев.
Если вам понравилась статья, поддержите проект