6 Июня 2018

За вторым миллиардом

Бородинский угольный разрез СУЭК, крупнейший в России, уже перешагнул за 1 млрд тонн по суммарной добыче. Шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ» Александр Попов своими глазами увидел, как крутит 18-ковшовое колесо роторный комплекс ЭРП-2500, и убедился, что если новосибирская ТЭЦ-5 перейдет на сжигание бурого угля, Бородинский разрез без труда обеспечить стабильные поставки.

Поделиться в социальных сетях

На прошлой неделе я посетил Бородинский угольный разрез (филиал АО «СУЭК-Красноярск», «дочки» крупнейшей в России угледобывающей компании СУЭК). Поездка была не праздная – после того, как в начале этого года компания СИБЭКО (в прошлом – «Новосибирскэнерго»), вошла в структуру Сибирской генерирующей компании (СГК), новый собственник заявил, что собираются перевести крупнейшую в Новосибирске ТЭЦ-5 на сжигание бурого угля - вместо традиционного для этой станции каменного. Поставлять новое топливо в Новосибирск, очевидно, и будет Бородинский разрез – ведь СУЭК и СГК принадлежат одному предпринимателю, Андрею Мельниченко. И в других регионах уже давно работают в тесной связке.

Вполне оправданное в бизнес-логике стремление нового собственника замкнуть все технологические цепочки, а, значит, и финансовые потоки, в едином кольце собственных активов, вызвало, мягко говоря, напряжение в среде депутатов и общественников Новосибирска. Экология, конечно, не самая «горячая» тема для крупнейшего в стране муниципалитета. Здесь не Красноярск, где периодически вводят режим «черного неба». Тем не менее, СГК в последние месяцы пытается обосновать свои действия и убедить всех, что от смены типа угля экологическая ситуация в столице Сибири, как минимум, не ухудшиться.

Окончательного решения о переводе ТЭЦ-5 на бурые угли в СГК еще вроде бы не приняли, но, скорее всего, это дело техники – иначе к чему тратиться на пресс-туры, ознакомительные поездки и разъяснительную работу? Одним из событий в которой и стала поездка на самый мощный угольный разрез в России. Главная идея была проста - несмотря на солидные потребности (порядка 5 млн угля тонн ежегодно), Бородинский угольный разрез без труда сможет обеспечить стабильные поставки топлива для нужд Новосибирска.

Александр Попов
Скоро на этом столбе должна появиться и табличка с надписью «Новосибирск».

Более 1 млрд тонн. Горное поле Бородинского разреза превышает 2 тыс. гектаров. Протяженность разреза – более 7 км, ширина – 2 км, а глубина достигает 100 метров. Но техника способна разрабатывать пласты высотой около 20 метров.

В феврале 2016 года на Бородинском разрезе была добыта и отгружена потребителям миллиардная тонна угля – этого выдающегося результата здесь достигли за семь десятилетий работы: в следующем году первому угледобывающему предприятию Красноярского края исполнится 80 лет. Его мощность на старте составляла всего 1 млн тонн угля ежегодно, в 1991 году был поставлен рекорд – более 30 млн тонн. В последние годы добыча растет, и составляет в среднем более 20 млн тонн.

Техника. Рекорд 1991 года Бородинский разрез, в принципе, способен повторить и сегодня – во всяком случае, с технической точки зрения для этого есть все условия. Здесь работает 30 единиц горной техники, в том числе два роторных экскаватора ЭРП-2500.

Работа этих мощных машин, напоминающих ходячий замок Саула из культового аниме Миядзаки (да простят меня угольщики за такое сравнение), выглядит потрясающе. Высота экскаватора – чуть больше 30 метров, масса – 1860 тонн, длина – 65 метров.

На роторном колесе, самом заметном и впечатляющем элементе роторного комплекса, 18 ковшей, по 330 литров каждый. Они буквально вгрызаются в пласт высотой с 9-этажный дом и перекладывают на конвейер свыше 3,1 тыс. тонн угля в час. Экипаж ЭРП-2500 – 24 человека, но в смене этой махиной управляет всего 5 человек. Одна такая машина добывает 20-25 тыс. тонн угля в сутки.

Интересно, что в советское время на разрезе работал роторный комплекс ЭРП-5000, то есть в два раза больший по мощности. В СССР их было всего два – второй собрали на Экибастузе в Казахстане. Бородинский «пятитысячник» отработал 20 лет, с 1978 года. Но в конце 1990-х, когда и объемы добычи сократились, и ремонт стал обходиться дороже, машина оказалась слишком мощной даже для здешних высоких пластов. И ЭРП-5000 сначала задвинули на ремонтную площадку, а потом просто разобрали на металлолом. Причем остов машины положить на землю можно было только направленным взрывом. Говорят, когда каркас рухнул, на глазах горняков выступили слезы. Такая вот печальная судьба.

Александр Попов
Роторный экскаватор ЭРП-2500 способен добывать свыше 3 тыс. тонн угля в час.

Погрузка. Идет с пласта сразу в железнодорожные вагоны. На видео выше хорошо видно, как это делает ЭРП-2500, а ведь на разрезе работают и менее мощные роторные комплексы – два ЭРП-1600 и четыре ЭР-1250. Транссиб – всего в 25 км от разреза (таково расстояние до станции примыкания РЖД «Заозерная»), поэтому на разрезе нет склада – в нем просто нет необходимости. Но кажущаяся простой логистика, на самом деле, требует серьезных усилий по синхронизации работы железнодорожного оператора (он у СУЭК свой - «Бородинское погрузочно-транспортное управление», БПТУ) и роторных комплексов. Кстати, этот же оператор осуществляет и транспортировку вскрышных пород в отвалы.

Технический парк БПТУ - 46 тепловозов двух марок (в основном, ТЭМ-7), пять электровозов марки ВЛ-80С, а также более 2,5 тыс. вагонов (собственность СУЭК) и 179 думпкаров (марки 2ВС-105 - в этих самосвалах с наклоняющимся корпусом и опрокидывающимися бортами перевозят вскрышу). В сутки с разреза уходит до 20 поездов, в составе каждого – по 60 вагонов. Один вагон с конвейера ЭРП-2500 наполняется всего за три минуты, после чего состав продвигается, пока не заполнится под завязку, и уходит в путь. В зимнее время объем отгрузки доходит до тысячи вагонов в сутки.

Поскольку пласты отрабатываются, железная дорога движется вслед за техников: в год на территории горного поля БПТУ перекладывают до 250 км путей. Для этого обычные 25-метровые рельсы распиливают на две равных части, собирают в решетки, и с помощью специальных кранов просто собирают их как конструктор в новую дорогу. В 2001 году на разрезе даже ввели в эксплуатацию собственный железнодорожный тоннель: это позволило сократить расстояние и затраты на транспортировку вскрыши от горизонтов до отвалов на западном крыле разреза.

В отличие от Назаровского и Березовского угольных разрезов, расположенных в том же Красноярском крае, при Бородинском, самом первом и в крае, и в системе КАТЭКа, не стали строить ГРЭС. Бурый уголь исторически шел на предприятия тепловой энергетики в крае, в том числе на все три ТЭЦ Красноярска, а также в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. В новой истории были освоены и экспортные направления – например, в Венгрию и Словакию. Небольшие объемы прямо с разреза продают и частникам (мелким котельным и частным домовладельцам): для этого есть возможности погрузки и в автомобили.

Главным остается внутренний рынок – потребности одного Красноярска в буром угле превышают 5 млн тонн ежегодно. Примерно столько же могут составить и поставки на новосибирские ТЭЦ, поэтому интерес СУЭК к переводу ТЭЦ-5 на новое топливо очевиден (тем более что логистика понятна - ТЭЦ-3 Новосибирска исторически работает на буром угле).

Александр Попов
Погрузка угля идет с пласта сразу в железнодорожные вагоны. В отличие от Назаровского и Березовского угольных разрезов, расположенных в том же Красноярском крае, при Бородинском не стали строить ГРЭС.

Вскрыша и вода. Уникальный показатель разреза – коэффициент вскрыши, не превышающий единицу. Таким могут похвастаться немногие угледобывающие предприятия. По сути, это означает, что сколько на разрезе добывается угля, столько образуется и вскрышной породы – то есть те же 20 млн тонн. Вскрытием пластов занимаются ковшовые и шагающие экскаваторы, карьерные бульдозеры и другая спецтехника. Естественно, используются и взрывы – для рыхления горных пластов и дробления скальных пород. Для этого на разрезе есть буровые станки.

Большая проблема любого угольного разреза – вода. Угольные пласты необходимо осушать. Водоносные горизонты на Бородинском месторождении располагаются и над углем, и в самом угле, и под ним. Ежегодно предприятие откачивает 4-5 млн кубометров воды, или в среднем – 15 тыс. кубов в сутки (в пиковые периоды, по весне, до 25 тыс. кубометров). Долгие годы осушение угля велось с помощью открытого водоотлива и дренажных шахт, но несколько лет назад схему изменили радикально и теперь используют горизонтальные шахты. Если смотреть на горное поле с высоты, то легко заметить и дренажные канавы, и насосы. Кстати, своя же вода используется и внутри разреза – например, для обеспечения поливочных машин (гасят угольную пыль) и пожарных цистерн.

Александр Попов
Сколько на разрезе добывается угля, столько образуется и вскрыши – то есть те же 20 млн тонн.

Рекультивация. Ежегодно горное поле разреза сдвигается примерно на 70 метров (то есть сдвиг на 1 км происходит примерно за 10-12 лет). Как вспоминает управляющий разрезом Николай Лалетин, в 1980-м, когда он только начал работать на предприятии, отвалы вскрышной породы были примерно там, где сейчас установлен памятник роторному колесу и сделана смотровая площадка – это в районе деревни Бородино. С тех пор разрез ушел вдаль. А ведь запасов на Бородинском месторождении – еще порядка 2,6 млрд тонн (их них 650 млн - уже на лицензионном участке СУЭК), это на 100-150 лет устойчивой работы. Сдвинуться за эти десятилетия можно будет еще примерно на 4 км вперед. 

Важно, что отработанные территории сразу же рекультивируются – там, где еще в середине ХХ века добывали уголь, теперь растут деревья и кустарники, живут утки. Особенно почему-то цветет облепиха – говорят, по осени охранникам приходится ловить желающих собрать эту ягоду (разрез – предприятие режимное, и проходить на огороженную территорию простым смертным не разрешается).

Рекультивация начинается, по сути, еще до добычи угля: плодородный слой почвы снимают с пласта и размещают на складах. Выработанное пространство заполняется сначала вскрышей, а потом засыпается тем самым сохраненным слоем земли и засаживается лесами (сосны, кедры, березы и осины). Кстати, забота об экологии в данном случае идет параллельно с экономией – отработанные территории разрезу не нужны, ведь за них нужно платить налоги.

По словам начальника дирекции по сбыту Бородинского разреза Василия Дегтева, уголь, добываемый здесь, является не только одним из самых недорогих из представленных на рынке, но и одним и самых экологически чистых: «Содержание серы в наших углях колеблется от 0,3 до 0,5%. Класс опасности отходов, образующихся при сжигании, – пятый, самый безопасный, он не предусматривает больших затрат для их захоронения, что потребителям очень выгодно – это низкие экологические платежи».

Александр Попов
Там, где сейчас стоит памятник роторному колесу, еще 40 лет назад были отвалы вскрышной породы - теперь на них уже вырос лес.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»