22 Мая 2019

Как разрушалась сталь

Судьба Рубцовской ТЭЦ - яркий пример того, как не должно быть. Станция, построенная в авральном режиме в годы войны, за 90-е и нулевые была доведена до полного коллапса. В итоге поставив на грань коммунальной катастрофы 145-тысячный моногород.
Поделиться в социальных сетях

Дымовые трубы Рубцовской ТЭЦ до сих пор остаются в городе главными высотными доминантами, хотя воздух больше не коптят. Станцию строили в авральном режиме, в 1943-1944 годы, вместе с монтажом эвакуированного с Украины тракторного завода. Первые турбоагрегаты, фирмы AEG, привезли прямиком из Германии, и включили их на 60 лет (№1 вывели из эксплуатации в 2002 году, а №2 – двумя годами позже).

Еще один рарирет – теплофикационная турбина АТ-12 фирмы «Томпсон-Хаустон» – пахала с 1947 года по 2014 годы! Тогда же, пять лет назад, навсегда «выключили» и брянскую турбину, которая использовалась для производственного и отопительного отборов, а также турбоагрегат Калужского турбинного завода – они работали с 1956 года. Вообще, к моменту «закрытия» РТЭЦ на ней кое-как функционировали только самая молодая из всех – введенная в 1961 году противодавленческая турбина того же КТЗ, а также еще один агрегат для теплофикационного отбора, произведенный УТЗ в 1952 году.

Паровых котлов на РТЭЦ изначально было девять, среди них выделялся «старичок» английской фирмы Riley Stoker – он пахал с 1949 года (!) и до последнего. Часть котлов остановили еще задолго до «темных времен», а четыре котла, погасшие вместе с ТЭЦ, были произведены таганрогским «Красным котельщиком» с 1955 по 1979 годы. Такую разнополосицу в оборудовании можно встретить только на электростанциях, построенных в войну, когда было не до эффективности или надежности. 

Столь разнообразное хозяйство однозначно нуждалось в нестандартном уходе. Но после краха СССР, без паровой нагрузки «Алттрака», мощности единственного в городе источника когенерации оказались для нужд бытового потребления чрезвычайно избыточны. Это не уникальный случай – например, в Байкальске, где до 2013 года работал печально известный на весь мир ЦБК, построенная на его площадке ТЭЦ также оказалась крайне большой для нужд одного города. Проблему там не могут решить до сих пор, но Байкальской ТЭЦ, пока работал комбинат, хоть как-то занимались – и запас прочности у нее позволяет заниматься поиском альтернативы. А в Рубцовскую ТЭЦ ни в 1990-е, ни в 2000-е в станцию никто не вкладывался, и она работала на износ, в бесславном итоге к 2016-му поставив город на грань коммунальной катастрофы. Рассказывают, что когда на РТЭЦ впервые приехали специалисты СГК, чтобы оценить перспективы реконструкции станции, на одном из котлов чуть ли не крыша держалась…

Дымовые трубы РТЭЦ видны в городе отовсюду, но дым из них больше никогда не повалит.
Проходная.jpg

Еще в 2013 году установленная электрическая мощность РТЭЦ равнялась 55 МВт, а тепловая – 437,5 Гкал/час. Перед окончательным выводом станции из эксплуатации в 2016 году эти параметры «сжались» до 18 МВт и 141 Гкал/час соответственно. А в 2014 году Ростехнадзор выдал предписание о невозможности дальнейшей эксплуатации РТЭЦ. Но невозможное, как известно, бывает возможным – объект пришлось использовать еще три отопительных сезона.

Буквально с 1991 года каждая зима проходила в режиме «остаться в живых». Случалось всякое – то на РТЭЦ внезапно кончалось топливо, то котлы отключались из-за некачественного угля, то рвались трубы теплотрасс… В 2005 году под занавес ОЗП уголь на складе вообще замерз, и перестал гореть. Мэра Артура Дерфлера год спустя осудили за халатность и срыв отопительного сезона. Но городу от этого теплее не стало. Собственники станции – новосибирский холдинг «РАТМ», а затем формально не связанная с ним «Инвестиционно-девелоперская компания» (ИДК) – выжимали из объекта все, что могли. В 2009 году «РАТМ» вообще отказался «разжигать» котлы ТЭЦ, и муниципалитету пришлось несколько лет подряд брать станцию в краткосрочную аренду, чтобы не оставить город без тепла. В конечном итоге, власти поставили перед выбором – или поднимать тарифы, или субсидировать работу стратегического источника теплоснабжения.

На первый шаг так и не решились – в Рубцовске долгие годы держался один из самых низких в Алтайском крае тарифов на тепло; депутаты упорно не соглашались на его увеличение, опасаясь (и не без оснований!) народного гнева. Но и субсидировать ИДК власти тоже не стали. В 2016 году чиновникам пришлось призывать на помощь СГК – на станции кончился уголь. Компания тогда потратила более 60 млн рублей на экстренные поставки топлива. В том же году СГК «зашла» в Рубцовск всерьез и надолго, с 1 января 2017 года став ЕТО. Тогда же был запущен и масштабный проект «спасения» города от замерзания, который к сегодняшнему дню можно считать полностью завершенным. 

Стоило ли доводить ситуацию до ручки, чтобы затем в авральном режиме бросаться на амбразуру и заниматься исправлением ошибок? Ответ вроде бы очевиден – не стоило. Если в годы войны аврал еще был оправданным, то в 2017-м – явно вынужденным и запоздавшим. «Проблемы в Рубцовске стояли настолько остро, что правительству Алтайского края, администрации города, нам и населению не оставалось ничего, кроме как договорится. Но неужели во всей стране надо дождаться проблем такого масштаба, чтобы что-то начало меняться?», - задает вопрос директор по тарифообразованию СГК Екатерина Косогова. Вопрос, конечно, риторический…

Еще в 2014 году Ростехнадзор выдал предписание о невозможности дальнейшей эксплуатации РТЭЦ.
Чтобы помнили...
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»