19 Сентября 2018

«БЦБК – это как плевок на иконе, хочется подойти и стереть»

Байкальский центр гражданской экспертизы провел в Иркутске первые общественные слушания, посвященные проблеме утилизации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного. Было жарко. Но все остались при своем мнении.

Поделиться в социальных сетях
Недавно созданная Иркутская областная общественная организация «Байкальский центр гражданской экспертизы» (БЦГЭ) провела в Иркутске первые в своей истории общественные слушания, посвященные проблеме утилизации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК). «Один мой знакомый, бизнесмен, однажды сказал: «БЦБК – это как плевок на иконе, хочется подойти и стереть». Это очень эмоционально сказано, ведь комбинат когда-то был крупнейшим градообразующим предприятием, не так все однозначно», - открыл встречу Юрий Фалейчик, председатель правления БЦГЭ, экс-депутат Законодательного собрания Иркутской области нескольких созывов.

Как сообщали несколько информационных агентств, в число учредителей БЦГЭ вошли также врио ректора Иркутского государственного университета, академик РАН Игорь Бычков, главный редактор и издатель газеты «Восточно-Сибирская правда» Александр Гимельштейн, научный руководитель Института солнечной и земной физики СО РАН академик РАН Гелий Жеребцов и председатель Общественной палаты города Иркутска Юрий Коренев. По листовкам, разложенным на столах, можно было сделать вывод, что в зале присутствуют и активисты «Фронта защиты села Моты». Эта организация заявила о себе летом 2018 года, когда появилась информация о возможном создании поблизости от села в Шелеховском районе региона полигона для складирования приведенных в инертное состояние отходов БЦБК. За прошедшие месяцы активисты даже сумели добиться встречи с губернатором области Сергеем Левченко, но первое лицо их тогда не успокоило. 

Представитель министерства природных ресурсов Иркутской области Валентин Бороденко в своем выступлении напомнил, что проект ликвидации накопленных отходов БЦБК был разработан еще в 2012 году, прошел финансовую экспертизу в 2015-м и тогда оценивался в 6,9 млрд рублей. Тем проектом предусматривался перевод накопленного за десятилетия работы БЦБК шлам-лигнина, который складировался в нескольких картах, в твердое состояние, с возвратом очищенных от фенола вод в природу, а твердого осадка – в те же самые накопители. Но 6,2 млн тонн шлам-лигнина, которые находились в картах-накопителях на Солзанском и Бабхинском полигонах, никуда не делись. Неудивительно, что деятельность заказчика (правительство Иркутской области) и подрядчика (АО «Росгеология», федеральный холдинг, подконтрольный Минприроды РФ) вызывает ряд вопросов.

В декабре 2017 года правительство Иркутской области и АО «Росгеология» (федеральный холдинг, подконтрольный Минприроды РФ) заключили договор, со сроком действия до 2020 года и сметной стоимостью 4,9 млрд рублей. В феврале этого года было создано областное казенное учреждение, которому было передано на баланс имущество, необходимое для проведения утилизации отходов. В начале марта госкомиссия провела обследование цеха очистных сооружений, необходимого для очистки и утилизации отходов, и выяснила, что оборудование цеха частично демонтировано. Из-за этого «Росгеология» вскоре сообщила правительству области о приостановке контракта: оборудование не соответствует требованиям законодательства, а очистку можно было проводить только в теплое время года.

Тем временем завершился срок действия проектной документации на утилизацию, разработанной еще компанией «ВЭБ инжиниринг» (эта структура изначально собиралась заниматься ликвидацией БЦБК). В мае правительство области издало распоряжение, которым «Росгеологии» были делегированы права на корректировку документов, причем за счет собственных средств компании. В июле госхолдинг принял это условие, подписав необходимое дополнение к контракту. До 30 октября текущего года компания должна предоставить правительству области проект, прошедший государственную экологическую экспертизу и предусматривающий такие результаты, при которых в природной среде в районе накопителей не осталось бы никаких вредных веществ.

На этом фоне и возникли опасения, что отходы будут вывозить - в том числе, возможно, в районе села Моты в Шелеховском районе. Там расположен участок, принадлежащий АО «Иркутскгеофизика» (входит в «Росгеологию»). По мнению Юрия Фалейчика, главной опасностью для Солзанского полигона в Байкальске (где хранится большая часть отходов БЦБК) являются сели. В проекте, разработанном «Росгеологией», по имеющейся у организаторов слушаний информации, нет ничего об угрозе селей и ее предотвращении. Валентин Бороденко зачитал справку министерства имущественных отношений Иркутской области (проблема находится в ведении именно этого ведомства, поскольку речь идет об угрозе инфраструктуре и населенным пунктам) о разработке необходимых мероприятий, включающих защиту от селей и катастрофических паводков не только Солзанского полигона, но и всего Байкальска. Программа датирована 2017 годом, ответственность за ее исполнение несет ОГУ «Центр гражданской обороны». В 2018 году были проведены работы по очистке русел рек и ручьев, водоотводных каналов и других сооружений. На втором этапе реализации программы защиты от селей проведен конкурс на создание системы мониторинга обстановки в районе Байкальска, который выиграло федеральное учреждение «Высокогорный геофизический институт». Сотрудники этого учреждения отправятся на место работ в конце сентября. 

Однако Фалейчик заявил, что, по его мнению, «противоселевые работы не выполнены», поскольку очистка русел и каналов проводилась «по неким рекомендациям», а не по проекту, разработанному ранее институтом «Сибгипробум». С замечаниями выступили две общественницы – одна из Байкальска, другая из Иркутска, которые сообщили, что своими глазами видели трещины в «бетонном ограждении Солзанского полигона» и отравленные воды, просачивающиеся в Байкал. Одна из них, Любовь Аликина, процитировала заключение от 2016 года, в котором сказано, что правительство Иркутской области ничего не делает для утилизации отходов. Из этого госпожа Аликина сделала вывод, что доклад Бороденко – «полный бред». 

Лидер «Фронта защиты села Моты» Юрий Федотов потребовал от представителя областного правительства рассказать о перспективах вывоза отходов в район его малой родины и денежных компенсациях для местных жителей. Валентин Бороденко напомнил, что никакого проекта вывоза и складирования отходов в район села нет. По факту, на сегодняшний день правительство региона вообще не знает, какое решение в принципе будет предложено, ведь «Росгеология» должна предоставить проект только к 30 октября. Директор Байкальского музея Владимир Фиалков в своем выступлении лишь высказал предложение, что отходы нужно перерабатывать на месте и использовать полученные материалы в интересах народного хозяйства. «Условно мы вернулись к началу, до сих пор ищем оптимальные технологии по ликвидации шлам-лигнина», - заявил генеральный директор ООО «РГ Экология» Артем Полтавский. А время поджимает: поручение президента РФ - ликвидировать отходы до 2020 года, средства заложены в ФЦП по охране озера Байкал.

РИА Новости
«БЦБК – это как плевок на иконе, хочется подойти и стереть»: комбинат остановлен с 2013 года, но решения проблемы с накопленными отходами до сих пор нет.

Во все время дискуссии между Фалейчиком и Бороденко возникали перепалки по одному и тому же поводу: что нужно ликвидировать в Байкальске – отходы или ущерб? Ответ на этот вопрос дал представитель «Росгеологии» Глеб Писарев, который процитировал строку из госконтракта: «Ликвидация ущерба от накопленных отходов». «Проблема омоноличивания станет более понятна, если мы посмотрим на современное состояние комбината. Накоплено 6,5 млн кубометров отходов, есть проблемы доставки связующих веществ – как их перевезти на место работ? Начинать нам пришлось практически с нуля. На месте мы зафиксировали, что продолжается сброс материалов в карты. Мы не можем сказать, в каком состоянии находится эта смесь и что туда попало за последние 50 лет. Осложняется ситуация тем, что все это в особо охраняемой зоне, шлам-лигнин, вещество IV класса опасности, хранить там нельзя. У «Росгеологии» есть много «дочек», в том числе «Иркутскгеофизика», которая владеет 240 гектарами в районе села Моты. Нужно раз и навсегда зафиксировать: мы не планируем ничего вывозить на этот участок. Таких планов нет. Все запомнили? Идем дальше», - заявил Писарев, внимательно осмотрев присутствующих. 

Но попытки Писарева объяснить, что вывоз и складирование на полигоне его компания не планировала и не планирует, успехом не увенчались. Оппоненты потребовали объяснить, будут ли использованы золошлаковые отходы ТЭЦ БЦБК в дорожном строительстве. Писарев попытался напомнить, что идет анализ и распределение отходов по классам опасности. Иркутская общественность потребовала от компании применить некую японскую технологию утилизации шлам-лигнина. Технология, по словам Глеба Писарева, существует, но не прошла госэкспертизу – степень ее безопасности вызывает у российских специалистов большие вопросы. 

«Мы готовы к диалогу со всеми. Если кто-то из присутствующих готов предложить действующую технологию – мы готовы принять», - завершил он свое выступление. Но таких инициатив не прозвучало. Поделив количество отходов в картах на сумму госконтракта, председатель Общественной палаты Иркутска Юрий Коренев сообщил, что суммы на ликвидацию ущерба заложены явно недостаточные. Глеб Писарев напомнил общественнику, что объем твердых отходов в реальности меньше в разы, а это сразу меняет и экономику проекта: «В картах 90% содержимого – вода; если мы уберем воду, проблема станет меньше, потому что меньшее количество вещества придется вывозить или ликвидировать». 

«Я хочу всем напомнить, что «Росгеология» «дана нам от бога», это единственный исполнитель, предложенный нам председателем правительства РФ и отказаться от него мы не сможем. Давайте помнить об этом и не будет его грызть, добивать и перекусывать ноги – иначе они уйдут и мы останемся с проблемой один на один», - попытался разрядить обстановку Юрий Фалейчик. Однако председательствующий недооценил собравшихся – ведь желающих принять участие в ликвидации отходов всегда было много. «Единственный в России» институт по проектированию предприятий ЦБК, «Сибгипробум», например, еще в 2012 году разработал сценарий закрытия комбината и ликвидации отходов. Завлабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН Александр Сутурин заявил, что только две карты Солзанского полигона – №1 и 8 – представляют угрозу для окружающей среды уже сейчас, а все остальные опасны только в случае селей. «Инженерная экология становится пристанищем непрофессионалов!» - эмоционально заявил Сутурин и предложил обратиться за советом в созданную им же общественную организацию «Альянс Байкальский». А замдиректора Института земной коры СО РАН Кирилл Леви назвал все разработанные проекты защиты карт-накопителей и Байкальска от селей «бредом». 

Слушания состоялись, но диалога не вышло. Общественность осталась при своих тревогах и мифах, ученые – при своих разработках и обидах на то, что они никому не пригодились, а областное правительство и «Росгеология» - при задачах, прописанных де-юре. В итоговой резолюции идея переноса шлам-лигнина Байкальского ЦБК за пределы центральной экологической зоны озера названа «дорогостоящей, организационно и технологически не проработанной, не имеющей проектной документации, не согласованной с органами местного самоуправления».

Тем временем, Счетная палата РФ решила провести проверку эффективности использования денежных средств, выделенных для рекультивации отходов БЦБК. Инициатором стал глава комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев («Единая Россия»). В Счетной палате отметили, что в настоящее время проводятся контрольные мероприятия по использованию средств бюджета на ФЦП по охране озера Байкал, в рамках которых предусмотрена, в том числе, и проверка реализации мероприятий по ликвидации отходов БЦБК. В ноябре в комитет Госдумы будет представлен соответствующий отчет, отметил Николаев. «Важно понять, куда уходят бюджетные средства, выделяемые для очищения берегов Байкала от отходов целлюлозно-бумажного комбината. Деньги выделяются, а лигнин как лежал, так и лежит, представляя опасность. С 2013 года берега озера не могут очистить от загрязнений, причем на это уже потрачено более 1,3 млрд рублей. В 2018 году из федерального бюджета выделено еще 1,4 млрд рублей, и региональные власти их до сих не освоили», — отметил Николаев.

«Деньги выделяются, а лигнин как лежал, так и лежит, представляя опасность. С 2013 года берега озера не могут очистить от загрязнений, причем на это уже потрачено более 1,3 млрд рублей».
Константин Зверев Независимый журналист