16 Августа 2018

Автомобили-воздухоходы, переброска рек и покорение Амура

«Кислород.ЛАЙФ» снова возвращается к книге «Сокровища наших рек» Николая Кузнецова, изданной в 1961 году. В ней автор позволил себе даже помечтать – и сегодня эта глава читается как часть фантастического романа. К счастью, не сбылось практически ничего – и вы убедитесь в этом, узнав, как далеко заходила техническая мысль в годы «золотого века» гидроэнергетики.

Поделиться в социальных сетях

«Можно ли быть очевидцем будущего? Да, можно, ибо в наше время настоящее и будущее живут по соседству, и то, что еще вчера было будущим, сегодня становится настоящим. Давно ли о гидроэлектростанциях на Ангаре только говорили, они были будущим? А сегодня эти станции уже работают или вот-вот начнут работать. И так повсюду. И темпы нарастают с каждым днем, с каждым часом — иначе не может быть: ведь наше время — это время неудержимого технического прогресса», - пишет Николай Кузнецов, открывая главу под заголовком «Давайте помечтаем». 

Это были, конечно, другие времена, которые уже не вернуться. «Кислород.ЛАЙФ» в третий раз предлагает вернуться к книге «Сокровища наших рек», чтобы узнать, насколько смелые тогда были у гидроэнергетиков мечты. К счастью, от идей с перебросками рек в СССР все-таки отказались. Но нам в редакции немного жаль, что фантазии с автомобилями-воздухоходами не стали реальностью. 

Не сбылось: покорение Амура – идей было много, но ГЭС построили только на притоках Зее и Бурее

«Наметившиеся в последнее время географические сдвиги в гидроэнергетике — повышение удельного веса восточных районов — сохранятся и в будущем. Гидроэнергоресурсы Азиатской части страны полностью встанут на службу народному хозяйству. Сибирь, пока еще малообжитая, станет неузнаваемой. На базе дешевой энергии, на местном и привозном сырье возникнут энергоемкие производства общесоюзного значения, разовьются новые промышленные и сельскохозяйственные районы. В будущее советской Сибири можно заглянуть хотя бы на примере бассейна Амура. 

Сила Амура велика, а его бассейн по праву называют «кладовой богатств». Здесь есть золото, олово, свинец, железная руда, каменный уголь, графит, сырье для производства цемента и много других полезных ископаемых. Приамурье — край почти нетронутых лесов. По берегам Амура и его притоков лежат крупные города, здесь сосредоточены основные сельскохозяйственные районы советского Дальнего Востока. Но еще мало освоены плодородные земли, могущие давать высокие урожаи зерновых и технических культур, овощей и картофеля. 

Одна из причин слабого сельскохозяйственного освоения Приамурья — мощные летние паводки, часто носящие катастрофический характер. Ливневые воды переполняют русла амурских рек и обрушиваются на густонаселенные земледельческие районы Приамурья и Приаргунья, расположенные как в Советском Союзе, так и в пределах КНР... Первоочередной задачей на Амуре и его притоках является ликвидация катастрофических наводнений, что возможно при сооружении крупных регулирующих водохранилищ на Верхнем Амуре, Зее, Сунгари, Уссури, Шилке, Аргуни и Бурее. Водохранилища не только предотвратят стихийные бедствия по обоим беретам Амура, но и откроют перспективы для решения других важных народнохозяйственных задач, таких, как улучшение судоходных условий и гидроэнергетика.

А энергетические ресурсы Амура колоссальны. Только на пограничном с КНР участке Амура можно построить 4-5 мощных гидроэлектростанций с ежегодной выработкой 20-25 млрд кВт*часов электрической энергии. Миллиарды киловатт-часов электроэнергии таят в себе крупнейшие притоки Амура. Предполагается, что освоение энергетических богатств начнется со строительства Кузнецовской, Благовещенской и Хинганской гидроэлектростанций на Амуре и Зейской — на одном из его притоков. 

Вопросы гидроэлектроэнергии неразрывно связаны с вопросами судоходства на мелководном Верхнем Амуре. Регулирование стока Амура улучшит условия судоходства, даст возможность поддерживать глубины, необходимые для беспрепятственного плавания современных речных судов по всей длине реки».

Покорение Амура не состоялось - наводнение 2013 года доказало, что без плотин на Зее и Бурее ущерб был бы намного большим. Но проекты противопаводковых ГЭС так и остались на бумаге.

Не сбылось: проекты соединения рек остались на бумаге, хотя их было очень много

Часть из них описывает в своей книге и Кузнецов. Например, проект искусственного соединения Нижнего Амура с Татарским проливом, минуя мелководный Амурский лиман и устьевой участок реки. «Для этого предполагается в 300 км ниже Комсомольска построить канал протяженностью 14-16 км. Трасса канала начнется от с. Мариинское, пройдет через озера Большое и Малое Кизея и окончится в Татарском проливе. Для обеспечения на канале необходимых глубин на Амуре предполагается у с. Богородского построить высоконапорную плотину. 

Можно осуществить и выход из Амура непосредственно в Японское море около Владивостока, который станет речным портом Амура. Это возможно сделать через реки Уссури, Сунгари и оз. Ханка. Транспортное значение такого соединения огромно. Новый водный путь разгрузит действующую железнодорожную линию, стоимость перевозок по нему будет меньше. Однако все такие проекты требуют дальнейшей разработки с учетом потребностей многих отраслей народного хозяйства, в том числе рыбоводства. Китайские ученые выдвинули проект выхода Амура к незамерзающему Желтому морю. Проект предусматривает соединение каналов бассейнов рек Сунгари и Ляохэ. В результате Советский Союз получит прямую водную связь с экономически важнейшими районами Северо-Восточного Китая». 

«Будущий Амур — это река трех морей: Охотского, Японского и Желтого. Амурские воды будут вращать мощные гидротурбины, исчезнут стихийные бедствия — наводнения, по берегам Амура вырастут новые заводы и фабрики, мимо них поплывут океанские пароходы», - писал Кузнецов.

Не сбылось. 

Также не была реализована идея строительства канала Печора – Кама. «Советские гидростроители укажут новый путь водам северных рек Печоры и Вычегды, перебросив часть их стока в Каму… На Печоре, Вычегде и Каме предполагается возведение высоких земляных плотин, образование трех водохранилищ. Двумя каналами — Печоро-Вычегодским и Вычегодско-Камским, общей длиной более 160 км — эти водохранилища должны быть соединены в единое Печоро-Вычегодско-Камское водохранилище объемом 236 куб. км и площадью зеркала 15,5 тыс. кв. км. Это будет самый большой в мире водоем из созданных руками человека; наполнение его будет продолжаться пять лет. После наполнения из водохранилища ежегодно можно будет перебрасывать в Каму 40 куб. км воды, что составляет 17% современного стока Волги в ее нижнем течении. На своем пути к югу воды северных рек пройдут через турбины гидроэлектростанций, уже построенных на Каме и Волге. Они смогут дополнительно выработать 10,8 млрд кВт*часов электроэнергии в год, а это — выработка такого гиганта, как Волжская гидроэлектростанция им. В. И. Ленина. 

(…) Рассматривая возможные межбассейновые соединения, следует отметить, что перспективы их в СССР поистине грандиозны. Через реки Каму, Чусовую, Исеть и Тобол можно Волгу соединить с далекой Обью. А в Сибири, восстановив заброшенный канал между реками Кеть (приток Оби) и Большой Клесмой, попадем в Енисей. Однако это еще не конец пути. Из Енисея поднимемся по Ангаре до Байкала, а там по рекам Селенге, Хилку и Ингоде, построив соединительный канал, можно попасть в р. Шилку — приток Амура. Спустимся по Амуру — и перед нами просторы Тихого океана. Такое соединение замкнутого Каспийского моря с Тихим океаном вполне реально. Реально также соединение р. Хилка с р. Витим. А это значит, что Волгу можно соединить с Леной, южное Каспийское море — с северным морем Лаптевых. И как ни смелы и ни дерзновенны эти мечты, если будет необходимость, они станут явью».

Не стали.

Не сбылось: автомобили-воздухоходы

Впрочем, видимо и сам автор книги понимал, что столько соединительных каналов между реками построить в реальности будет просто физически невозможно, несмотря на всю силу коммунизма. Поэтому Николай Кузнецов описал альтернативу. «Не обязательно строить…, можно обойтись и без них. На первый взгляд такая мысль кажется нелепой — ведь не могут же пароходы и теплоходы двигаться по суше! Да, пароходы и теплоходы привязаны к воде, но, оказывается, по рекам можно заставить двигаться автомобили. Сейчас этой омелой и необычайной идеей увлечены конструкторы многих стран, в том числе и Советского Союза.

«Обучая» автомобиль летать, они достигли известных успехов. В отличие от привычных нам колесных автомобилей, новые машины не имеют колес; принцип их движения совсем иной: автомобиль опирается на создаваемую мощными насосами воздушную «подушку» и двигается не по поверхности шоссе, а поднявшись на некоторую высоту над асфальтом. 

И оказывается, что для таких автомобилей-воздухоходов великолепными дорогами, созданными самой природой, являются все реки без исключения: большие, средние и малые. Особенно хороши именно малые реки, которые обычно для судоходства непригодны. Даже небольшой ручеек (шириной 2-4 метра) для новых автомобилей-воздухоходов будет отличной дорогой. По развитой сети рек и ручьев можно будет проникнуть буквально во все уголки Советского Союза, даже в те, которые сейчас доступны лишь авиации, да и то не всегда. 

К услугам нового вида транспорта — миллионы километров готовых голубых дорог, на которых страшные понятия «распутица» и «бездорожье» потеряют всякий смысл. Хочется надеяться, что конструкторы таких машин откроют новую страницу в транспортном освоении рек нашей Родины».

Увы, не открыли.

Летающие автомобили - все еще будущее. Да и вообще, почему они должны летать только над реками?

Сбылось: землесосные снаряды – они уже были, и с тех пор стали только мощнее

«Советская техническая мысль, советские конструкторы напряженно работают над созданием новых машин. Непрерывно улучшаются механизмы, используемые на крупных стройках. Одна из особенностей гидротехнического строительства — одновременное проведение работ в воде и на суше. Советская промышленность создает землесосные снаряды — водяные землеройные машины. Они выполняют сразу двойную работу: возводят перемычку или плотину и роют канал или котлован. 

Плавучий экскаватор — землесосный снаряд — очень сложная и очень сильная машина. На глубине до 10-15 метров специальный рыхлитель разрыхляет пласты земли или грунта дна реки, превращая их в разжиженную массу, называемую пульпой. Насосы всасывают эту массу, а затем под давлением гонят по пульпопроводам к месту, где нужно намыть плотину или перемычку. Выбрасываемая под давлением разрыхленная земля укладывается в тело плотины, а вода стекает. 

Еще недавно к числу замечательных достижений советской техники относили применявшиеся при строительстве Волго-Донского канала землесосные снаряды производительностью 4500 кубометров в час. Теперь уже работают землесосные снаряды значительно большей производительности. Совсем недавно наиболее мощный советский шагающий экскаватор имел емкость ковша 14 кубометров. Он заменял труд почти 10 тыс. землекопов. С 1958 года работает сверхмощный шагающий экскаватор «ЭШ-20/65» с емкостью ковша 20 кубометров. Для доставки его на строительство требуется более ста железнодорожных платформ. Чтобы представить себе, как далеко за короткий срок ушла вперед наша строительная техника, вспомним еще раз, что на Волховстрое работал только один экскаватор с ковшом емкостью всего 1 кубометр!

Применяемая при производстве земляных работ техника позволит довести среднегодовую выработку на одного рабочего до 19-20 тыс. кубометров. Интересно отметить, что во времена Петра I на работах по соединению Волги с Доном было занято 30 тыс. солдат, которые вынули за год около 600 тыс. кубометров грунта. В наше время для такого объема земляных работ требуются всего 30 рабочих!».

Землесосные снаряды были реальностью уже в 1960-е. С тех пор они стали разнообразнее и мощнее.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»