12 Октября 2018

Зачем «Северсталь» включилась в локализацию оборудования для ВИЭ?

Металлургический гигант Алексея Мордашова будет производить в России стальные башни для ветроэнергетических установок. В условиях борьбы металлургов за внутренний рынок и продолжающихся «санкционных войн», это на первый взгляд чисто экспериментальное направление может обеспечить компании неплохую поддержку спроса.

Поделиться в социальных сетях

Рядом с ветропарками

Соглашение о создании совместного предприятия ООО «Башни ВРС», которое будет производить стальные башни ветроэнергетических установок (ВЭУ), было подписано ПАО «Северсталь», АО «Роснано» и испанской Windar Renovables S.L. в середине сентября. Windar Renovables как лицензиар технологий получила в СП 51%, «Роснано» и «Северсталь» – по 24,5%. На первом этапе общий объем инвестиций в проект составит более 750 млн рублей, организовать производство башен планируется в Таганроге (Ростовская область), на заводе «Красный котельщик». Это крупное предприятие энергетического машиностроения с 2011 года контролируется другим холдингом Алексея Мордашова – «Силовые машины». Испанцы осуществят трансфер технологии производства башен ВЭУ в Россию, а «Северсталь» будет иметь возможность поставлять на конкурентных условиях стальные пластины, необходимые для производства башен, объяснили суть СП в российской компании.

Реализация проекта будет проходить в рамках специального инвестиционного контракта (СПИК), заключенного между РФ, Ростовской областью, «Северсталью» и проектной компанией. Для Ростовской области это вообще первый реальный СПИК, хотя порядок заключения подобных контрактов был определен законодательно еще в середине 2016 году. Актуализация этого механизма потребовалась в связи с амбициозными планами региона по развитию ветроэнергетики. Как сообщил в прошлогоднем инвестиционном послании губернатор Василий Голубев, «Роснано», «Росатом» и итальянская Enel планируют инвестировать в Ростовскую область, по самым скромным оценкам, около 100 млрд рублей – как в проекты локализации оборудования для ветряных электростанций (ВЭС), так и в строительство ветропарков. «Через два-три года Ростовская область имеет шансы стать крупнейшим российским регионом в мощностях ветроэнергетики. Проект в Таганроге значим не только для Ростовской области, но и для всей страны, он имеет также экспортный потенциал», - заявил глава «Роснано» Анатолий Чубайс в ходе июньской встречи с Голубевым.

Стальная башня ВЭУ представляет собой полое сооружение из набора цилиндрических секций конической формы, на которое устанавливается гондола и ротор турбины ВЭУ. В силу сложных габаритных и весовых характеристик – вес до 270 тонн и высота до 120 метров – производство башен как правило географически связано с потенциальными регионами строительства ветропарков. Производственная мощность предприятия, создаваемого в рамках СП, в течение двух лет с даты запуска производства будет доведена до 300 МВт. На первом этапе ключевым потребителем продукции СП станет Фонд развития ветроэнергетики (создан на паритетных началах «Роснано» и финской «ФОРТУМ») и его портфельная компания ООО «Ветропарки ФРВ», являющаяся победителем конкурсного отбора проектов ВИЭ общей установленной мощностью 1,8 ГВт. Как известно, в этих проектах важна степень локализации оборудования: начиная с 2016 года нормативная доля локализации для ВЭС составляет 65%, причем башни ВЭУ обеспечивают 13% локализации. В качестве основного поставщика оборудования для Фонда был выбран глобальный технологический партнер — поставщик ВЭУ Vestas. Одним из главных условий выбора поставщика послужило наличие программы локализации производства оборудования на территории России. А испанская Windar Renovables является глобальным OEM-партнером Vestas. 

«Проекты «Роснано», реализуемые совместно с глобальными и российскими технологическими партнерами, обеспечат степень локализации ВЭУ на уровне 65%, гарантирующем оплату мощности на условиях ДПМ ВИЭ», - подтверждает руководитель инвестиционного дивизиона ВИЭ УК «Роснано» Алишер Каланов. По прогнозу, продукция производства ООО «Башни ВРС» займет более половины российского рынка ветроэнергетики.

В силу сложных габаритных и весовых характеристик – вес до 270 тонн и высота до 120 метров – производство стальных башен как правило географически связано с потенциальными регионами строительства ветропарков.

Внесанкционный сегмент

«В России локализация производства оборудования ВИЭ является ключевым фактором развития «зеленой» энергетики, - комментирует партнер по практике «Электроэнергетика» компании VYGON Consulting Алексей Жихарев. – Требования по локализации – протекционистская мера, реализуемая на национальном уровне с целью создания в долгосрочной перспективе конкурентной промышленности и обеспечения рабочих мест. Соответствие таким критериям либо дает инвесторам право на получение дополнительной финансовой поддержки, либо является преимуществом при участии в тендерах, таких, например, как российский конкурсный отбор ДПМ ВИЭ». Китай, отмечает Жихарев, лишь благодаря требованиям по локализации производства ВЭУ за короткий срок превратился в одного из лидеров ветроиндустрии; в настоящий момент три из десяти крупнейших в мире компаний по производству турбин – Goldwin, United Power и Envision Energy – находятся именно в КНР. 

Сегодня в локализации производства различных компонентов для ВЭС в России участвуют и другие игроки. Например, «Росатом», который планирует до 2022 года построить ВЭС на 970 МВт. Для обеспечения этих мощностей оборудованием в ноябре 2017 года было создано СП Red Wind с голландским технологическим партнером – компанией Lagerwey. В текущем году в Волгодонске (также в Ростовской области) на базе завода «Атоммаш» организуется производство ступицы, гондолы, генератора и системы охлаждения ВЭУ. В ближайшие 6-7 лет «Росатом» планирует произвести ВЭУ только для российского рынка в объеме 1,4 ГВт (около 550 ветроустановок). Также компания планирует выходить с новым продуктом и на международный рынок. 

О готовности стать технологическим партнером итальянской Enel при строительстве ветропарков в Ростовской и Мурманской областях мощностью, соответственно, 90 и 201 МВт, сообщил и немецкий концерн Siemens. В начале сентября компании «Сименс Гамеса Реньюэбл Энерджи» и «Сименс Технологии Газовых Турбин» (СТГТ) подписали соглашение о сборке в России гондол ветроустановок мощностью 3,4 МВт класса SG 3.4-132. Производство ветрогенераторов будет налажено на площадке СТГТ в Ленинградской области. 

Включение в эти процессы «Северстали» выглядит логичным в стабильно сложных условиях, в которых мировой рынок металлургической продукции пребывает уже много лет. В последние же месяцы к этому еще и добавляются инициированные США ввозные пошлины на металлы. Согласно принятой в 2017 году программе инновационной трансформации, «Северсталь» стремится диверсифицировать бизнес в сторону высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью, отмечает Алексей Жихарев. Поэтому ее участие в совместном предприятии с Windar Renovables и «Роснано» видится закономерным шагом, который позволит компании занять позицию в новом перспективном рынке ветроэнергетики. Упомянутые выше совместные проекты «Роснано» и «Фортум», отобранные в рамках ДПМ ВИЭ, создают стабильный спрос на башни в среднесрочной перспективе, а сотрудничество с ведущим мировым производителем из Испании обеспечит трансфер передовых технологий и поспособствует созданию конкурентоспособного производства и выходу на внешние рынки. Точка локализации производства – Таганрог с его довольно крупным портом на Азовском море – также расширяет экспортные возможности. 

Кроме того, напоминает Жихарев, в механизме ДПМ ВИЭ предусмотрена защита от валютных рисков: «К предельным уровням капитальных затрат, устанавливаемых ежегодно для целей отбора проектов, применяется специальный коэффициент, отражающий изменение курса валютной корзины начиная с 2013 года. Таким образом, учитывается стоимость валютной составляющей капитальных вложений инвестиционного проекта на момент подачи заявки на конкурсный отбор. Что же касается санкций, то они, как правило, направлены против стратегически важных для российской экономики отраслей ТЭК, доля ВИЭ в котором пока незначительна. Санкционное давление на развитие «зеленой» энергетики России может вызвать широкий общественный резонанс среди сторонников устойчивого развития в мире, хотя риск ограничения доступа к новым технологиям все же остается». 

«Ветряная генерация постепенно занимает все большую долю в мировом объеме выработки электроэнергии, мы видим начало этого тренда и в России. Этот проект позволит компании начать поставки стали на новый и перспективный рынок, а также войти в еще один сегмент продуктов с высокой добавленной стоимостью. «Северсталь» планирует продолжить развивать это направление в части локализации других элементов ветроустановок. Участие в СП полностью соответствует нашей обновленной маркетинговой стратегии по более тесному сотрудничеству с клиентами по предоставлению индивидуальных решений», - подтверждает енеральный директор АО «Северсталь Менеджмент» Александр Шевелев

««Северсталь» давно держит курс на диверсификацию и расширение продуктовой линейки, - говорит независимый аналитик металлургической отрасли Михаил Родионов, в прошлом заместитель гендиректора аналитического агентства «Русмет». – Более того, «Северсталь» развивает и собственные сервисные металлоцентры, некоторые из них – с производством металлоконструкций. Возможно, участие государства в лице «Роснано» вселяет надежду получить какие-то средства на проект. Но даже если там не будет «живых» денег, но будет обеспечен более или менее нормальный сбыт, на сегодняшний день это просто отлично. Участие же в проекте иностранной компании, вероятно, может позволить продавать продукцию и за рубежом, а может быть, и иную номенклатуру «Северстали», тем более ВИЭ – тема модная, можно много говорить об экологической ответственности». 

Хотя в России почти 70% генерации электроэнергии обеспечивают тепловые станции, а ВИЭ остаются экзотикой, развитие этого направления является стратегическим и долгосрочным трендом. И «Северсталь» стала первым металлургическим холдингом России, который попытался найти в нем свое место – здесь, кстати, вполне уместны аналогии с «Росатомом», для которого ветроэнергетика также стала стратегическим вектором диверсификации. «Возможно, для «Северстали» это предупреждающий ход в ожидании усиления ответственности за вредные выбросы, и компания хочет продемонстрировать всему миру лояльность к экологически чистым источникам энергии», - полагает энергоэксперт Сергей Овченков, бывший топ-менеджер ряда электросетевых компаний Краснодарского края. 

Впрочем, по словам представителя одного из российских металлургических холдингов, в участии «Северстали» в ветроэнергетическом проекте нет никакой интриги: холдинг Мордашова попросту обошел другие металлургические комбинаты в борьбе за рынок с точки зрения номенклатуры выпускаемой продукции. Среди клиентов «Северстали» – строительство, машиностроение, автомобильная, нефтегазовая и другие отрасли, и «зеленая» энергетика оказывается лишь еще одним пунктом в этом списке. «С таким же успехом мы могли бы увидеть заголовки «НЛМК локализует ...» или ««Металлоинвест» локализует ...». Идет обычная борьба за российский рынок сбыта в условиях санкций и торговой войны. Вот если бы «Северсталь» построила ветропарк для собственных нужд, тогда это, конечно, была бы «вишенка на торте»», - утверждает представитель отрасли.

«Северсталь» стремится диверсифицировать бизнес в сторону высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью.
Николай Проценко Журналист (Ростовская область).