31 Августа 2018

Почему в России не тушат лесные пожары?

Судя по всему, 2018 год войдет в историю как год, в течение которого лесные пожары охватили самую большую площадь и уничтожили самое большое количество деревьев в стране. Все согласны с тем, что происходящее выходит за рамки обычного, и наверняка серьезно отразится на изменениях климата.

Поделиться в социальных сетях

На основании анализа погодных условий в августе и прогноза погоды на сентябрь, специалисты ФБУ «Авиалесоохраны» опубликовали прогноз пожарной опасности в лесах РФ на сентябрь 2018 года. «Повышенная вероятность превышения среднемноголетних значений параметров пожарной опасности» прогнозируется во всех федеральных округах, кроме Сибирского. При этом в Центральном ФО – по всей территории округа, в ЮФО – везде, кроме Астраханской области и Калмыкии, а в СКФО – по всему округу, за исключением Дагестана. 

В полночь по московскому времени 30 августа на территории России действовало всего 19 лесных пожаров на скромной площади 852 га, в том числе 9 пожаров на землях лесного фонда на площади 292 га в Красноярском крае, два пожара на площади 25 га в Забайкалье, один пожар на площади 20 га в Бурятии – и еще семь пожаров в других регионах. Однако эти ежедневные сводки не должны вводить в заблуждение. Например, на утро 19 августа (дата ни с чем не связана, просто обычный день) картина выглядела страшнее: «…49 лесных пожаров на площади 19 107 га, по которым проводились работы по активному тушению, в том числе:40 пожаров на землях лесного фонда на площади 16 881 га (Красноярский край); один пожар на землях лесного фонда на площади 1 803 га (Иркутская область); два пожара на землях лесного фонда на площади 266 га (Магаданская область); четыре пожара на землях лесного фонда на площади 150 га (Республика Саха (Якутия))…». 

Горят, разумеется, «наиболее лесные» регионы. При этом огромные Республика Саха (более 3 млн кв. км) и Красноярский край (2,36 млн кв. км) страдают не только из-за огромных расстояний и отсутствия дорог, но и из-за совершенно ничтожной плотности населения. В Якутии на квадратный километр приходится треть человека, в Красноярском крае – 1,2 человека, и именно поэтому значительную часть пожаров там не тушат. Региональные комиссии «по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности» имеют право принять решение не тушить пожар, если «отсутствует угроза населенным пунктам и объектам экономики и прогнозируемые затраты на их тушение превышают прогнозируемый вред, который может быть ими причинен». 

Если принять во внимание такие пожары, картинка резко меняется: на 30 августа насчитывалось 62 лесных пожара на площади 694 185 га, в том числе 21 пожар на площади 422 657 га в Якутии и 41 пожар на площади 271 528 га в Красноярском крае (где, кстати, до сих пор введен режим ЧС). Работы по тушению этих пожаров были прекращены – в строгом соответствии с федеральным законодательством и несмотря на огромный ущерб, причиняемый природе. 

Если обратиться к сводной таблице, обобщающей все наблюдения с начала года по всем регионам страны, впору вообще перекреститься и сразу повеситься: выгорело ни много ни мало, а 8,4 млн га – или 84 тыс. кв. км. Чтобы было с чем сравнить, это чуть больше площади Ленинградской области (83,9 тыс. кв. км). Трудно даже представить себе такую картину: целая область, выгоревшая дотла, покрытая одними только пеньками, золой и углями…

С начала 2018 года в России выгорело больше 8,4 мл га - это площадь, сопоставимая с территорией Ленинградской области.

Печальное лидерство среди регионов удерживает Якутия – на ее территории сгорело 3,1 млн га, то есть больше, чем во всем Сибирском федеральном округе (2,4 млн га). Из регионов СФО сильнее всех выгорел Красноярский край – 1,6 млн га. А вот на втором месте неожиданно оказался Забайкальский край – 374,9 тыс. га, что составляет более 1,2% общей площади лесов края. Третье место в этом печальном списке в Сибири занимает Иркутская область – с начала года на ее территории зафиксированы 776 пожаров на общей площади более 367 тыс. гектаров. 

Эксперты, к которым обратились журналисты «Коммерсанта», вынуждены разводить руками: горят уже и регионы, где лесные пожары скорее редкость, чем обычное дело. СФО, например, горит ежегодно, это дело привычное: сказывается и общая площадь лесов, и отсутствие населения (ради защиты которого стали бы прилагать усилия местные и федеральные власти), и отсутствие дорог, по которым можно было бы оперативно перебрасывать людей и технику в опасные районы. А вот пожары в Северо-Западном федеральном округе надо как-то объяснить. И тут специалисты склонны винить изменения климата – все помнят страшные пожары в Подмосковье в 2010 году, чуть менее известна засуха 2015 года в Иркутской области, теперь вот пришла очередь Мурманской области, где в июле 2018 года зафиксировали рекордные +32 градуса.

Данные с того же сайта «Авиалесоохраны» говорят об одном: количество пожаров и пройденная огнем площадь если и сокращаются, то временно. На 30 декабря 2016 года, например, сгорело 6,13 млн га, а к 31 декабря 2017 года – 4,7 млн га. В 2018 году до конца пожароопасного сезона еще очень и очень далеко – в 2015 году, например, пожары в Иркутской области и Бурятии тушили даже в декабре.

Если говорить о российских экологических организациях, то наиболее активно и последовательно с лесными пожарами на федеральном уровне борется «Гринпис России». Результаты анализа причин и системы борьбы с пожарами обобщены в три удручающих абзаца. Приведем всего один: «Сейчас в нашей стране не существует единой системы борьбы с пожарами на природных территориях. Государственная лесная охрана, система пожарно-химических станций в лесхозах, централизованная система авиационной охраны лесов от пожаров, добровольные пожарные дружины сельхозпредприятий, которые раньше более или менее эффективно работали, теперь или уже полностью разрушены, или находятся на последнем издыхании. Эффективно бороться с пожарами сейчас некому».

МЧС России, конечно, за последние годы накопило и опыт, и силы, и технику. Если обратить внимание на то, что почти все перечисленные в свежем прогнозе «Авиалесохраны» регионы по российским меркам являются густонаселенными, можно предположить, что тушить там если что будут быстро и эффективно. А вскоре на помощь профессиональным и добровольным пожарным придет сама природа – осенние дожди и заморозки.

Но уничтожение лесов в таком масштабе очевидно скажется на глобальных явлениях и процессах – в том числе на климате. «Устойчивое лесопользование — это существенный вклад в поддержание углеродного баланса, ведь леса поглощают СО2. Лесные пожары в российских лесах оказывают крайне негативное влияние на это поглощение, потому важно их предотвращать, в том числе с климатической точки зрения. Устойчивое лесоуправление — это важное направление лесной политики для РФ, которое в том числе могло бы в определенной степени компенсировать выбросы от сжигания ископаемого топлива… Довольно большое количество пожаров в РФ возникает из-за «перехода» огня от сельскохозяйственных палов, то есть для решения проблемы надо взаимодействовать с Минсельхозом. Также необходимо более активно сотрудничать и с МЧС, которое как раз занимается тушением пожаров в зонах его ответственности», - отмечал в интервью «Коммерсанту» руководитель лесного проекта Всемирного банка в России Эндрю Митчелл.

Данные «Авиалесоохраны» говорят об одном: количество пожаров и пройденная огнем площадь если и сокращаются, то временно.