24 Октября 2019

Почему в Алтайском крае поверили в «альткотельную»?

Потому что здесь помнят, что случилось с Рубцовском, прекрасно знают основного инвестора, и считают модель ценовых зон наиболее эффективной для быстрого решения застарелой проблемы – вложить в теплосети сразу и много, а возвращать постепенно и плавно.
Поделиться в социальных сетях

В 2020 году Барнаул, один из самых крупных городов в России по количеству населения (более 630 тыс. человек, и это без учета агломерации), может перейти в ценовую зону теплоснабжения. Распоряжение правительства РФ №1725-р об этом премьер-министр Дмитрий Медведев подписал 3 августа, сейчас завершаются подготовительные процедуры, прописанные в законе. Вполне возможно, что актуализировать Схему теплоснабжения, а также подписать соглашение между ЕТО и мэрией города успеют до 1 января.

Как бы там ни было, но столица Алтайского края уже стала вторым в России городом присутствия Сибирской генерирующей компании (СГК, принадлежит СУЭК), в котором заработает модель «альтернативной котельной». Первым, как известно, стал Рубцовск, расположенный здесь же, и тоже в зоне ответственности СГК. Главная сибирская «житница» становится единственным в стране субъектом РФ, где ценовые зоны рынка тепла – больше не экзотика. Учитывая, что интерес к этой модели проявляют и власти Бийска, Алтайский край явно нацелен установить своеобразный рекорд в использовании именно этого, далеко не единственного и совсем не универсального, инструмента быстрой реновации систем централизованного теплоснабжения (СЦТ).

Почему здешние власти так уверовали именно в «альткотельную»? И не боятся ею пользоваться, в то время как в других регионах внедрение ценовых зон продвигается, мягко говоря, со скрипом? Ответы – в материале «Кислород.ЛАЙФ».

Алтайский край уже стал единственным в стране регионом, сразу два города в котором перешли в ценовую зону рынка теплоснабжения.

Пример перед глазами

Первый и, наверное, основной фактор совершенно очевиден – Рубцовск. «Кислород.ЛАЙФ» подробно описывал этот уникальный кейс, позволивший руками и деньгами СГК спасти депрессивный 142-тысячный по населению моногород от полномасштабного коммунального коллапса.

В двух словах – за счет авральных инвестиций в 2,1 млрд рублей всего за два года, 2017-2018-е, в Рубцовске удалось радикально перестроить всю систему теплоснабжения. В том числе – впервые в истории города объединить два ранее полностью изолированных тепловых контура, а также перевести практически все нагрузки на один крупный источник – бывшую котельную «Алтайсельмаша», Южную тепловую станцию (ЮТС). И благодаря этому полностью закрыть ТЭЦ на «Алттраке», прежде обеспечивавшую теплом 60% жителей, но за годы варварской эксплуатации ставшую памятником настоящей рахрухи. 

Сегодня ЮТС покрывает порядка 98% потребностей города. Как подчеркивает директор РубТЭКа Максим Новов, резерв суммарной тепловой мощности всех источников (кроме ЮТС, в собственности города есть еще 12 локальных котельных, переданных СГК по концессии) – опять чуть ли не впервые в истории! – доведен до экономически обоснованного уровня. Плюс к этому, за счет невиданных доселе инвестиций в тепловые сети, СГК удалось снизить потери тепла (пока что с 38% до 28%, тренд позитивный) и утечки теплоносителя (на 17%, с 70 до 58 кубометров в час). Но главное – обеспечить надежное и безаварийное прохождение уже двух отопительных сезонов. О таком в Рубцовске уже и не помнили. 

«Знаете, как проходили зимы до 2016 года? Примерно в таком режиме – чуть ли не каждый день в кабинете главы города собирались силовики, энергетики, другие службы, и мы обсуждали, на сколько еще дней хватит угля на ТЭЦ, и что мы будем делать, когда он закончится? Каждый ОЗП – это было семь-восемь месяцев непрерывного ЧС. Каждое утро главной задачей мэра было – дотронуться до батареи и понять, сколько градусов выдает ТЭЦ. Любая мелкая деталь могла повлиять на то, замерзнут люди или не замерзнуть», - мэр Рубцовска Дмитрий Фельдман не сгущает краски. 

В отопительный сезон 2019-2020 года ЮТС вошла уже в статусе мини-ТЭЦ: в апреле СГК установила здесь противодавленческую турбину мощностью 6 МВт. Выработка электроэнергии пока что только для собственных нужд позволит СГК экономить до 70 млн рублей в год на закупках у «Алтайэнергосбыта». Но главное, режим когенерации радикально повышает надежность источника, прежде «завязанного» только на транзитную ПС 500 кВ «Рубцовская». В ближайшие годы СГК продолжит инвестировать в город, порядка 300 млн рублей до 2021 года пойдут в модернизацию ЮТС (в том числе экологическую), замену трубопроводов (по 800 метров ежегодно), а также автоматизацию котельных. На первой, самой маломощной, в этому году уже поставили автоматический котел, отправив на металлолом старую «жаротрубную» махину. За эту зиму изучат, как новое оборудование справляется с нагрузками. И установят такое же на других объектах.

Мэр Рубцовска Дмитрий Фельдман подчеркивает, что последние два ОЗП впервые за долгие годы прошли в спокойном режиме.

Естественно, Рубцовску все еще очень далеко до идеала, среди 16 городов присутствия СГК он остается (наряду с куда более крупным Новосибирском) самым «проблемным». Но от статуса перманентной «горячей точки» на карте СЦТ в Алтайском крае город избавился. Однако для этого рискнуть пришлось всем – и населению, и властям, и СГК.

Так, в 2017 году в Рубцовске произошло радикальное повышение тарифа на тепло – сразу на 25%, до 1933 рублей за Гкал. Как удалось избежать бунтов и протестов? По словам Дмитрия Фельдмана, люди просто понимали, что ситуация дошла до ручки, и без радикальных изменений станет еще хуже (хотя казалось, куда уж еще?). «Долгие годы тарифообразование в теплоснабжении Рубцовска имело социальную направленность. Город с распадом СССР потерял пять заводов всесоюзного значения, жизнь здесь была сложная, и депутаты, в стремлении защитить население от экономических катаклизмов, пытались делать это за счет ограничения тарифов на тепло и ГВС. Постепенно инвестиционная составляющая в них выхолащивались. Она была, конечно, но не в достаточном количестве. И вот, после 15-20 лет такой жизни, энергетический комплекс города сказал – я так больше не могу и больше так работать не буду. Стало ясно, что менять нужно сейчас и все сразу, в противном случае система просто не сможет работать. И мы с этим вышли к депутатам, к жителям Рубцовска, и убедили, что других вариантов нет», - рассказывает мэр. 

«Я сама ездила на собрания жителей, на них бывало до 400 человек, в основном – женщины «в возрасте». Все проходило очень эмоционально – со слезами. Но все-таки, пережив несколько очень тяжелых зим, они прекрасно понимали, что платить надо, потому что другого выхода нет», - добавляет директор по тарифообразованию СГК Екатерина Косогова. Кроме прочего, людей успокоили, на пальцах объяснив, что в рамках «альткотельной» тариф в Рубцовске будет увеличиваться в предстоящие 10 лет действия модели исключительно на индекс потребительских цен (ИПЦ). 

Для СГК риск также был высоким – учитывая, что объем рынка тепла в Рубцовске не превышает 1 млрд рублей в год, а в 2016-м, когда компания «заходила» в город, никакой «альткотельной» в законе еще не было – соответствующие поправки в ФЗ-190 только обсуждались (их утвердили лишь в 2017-м). Изначально, говорит Косогова, новый тариф был утвержден методом RAB-регулирования – впервые не в электро-, а в теплосетевом комплексе, под конкретную цель – строительство той самой перемычки между контурами. Но с переводом в ценовую зону необходимость в этом отпала.

«На тот момент не было четких и ясных путей выхода из ситуации, в которую попал Рубцовск. Прежний собственник станцией не занимался, и вопрос стоял ребром – или строить новую ТЭЦ, или что-то делать с действующими источниками. Двух миллиардов рублей на это не было тогда ни у города, ни у края. Мы огляделись вокруг и увидели единственного возможного партнера – СГК. И компания пошла нам навстречу, и начала работать в Рубцовске. Иначе мы бы уже зиму 2016-2017 годов просто не прошли на ТЭЦ», - вспоминает Виктор Мещеряков, в те годы – вице-губернатор Алтайского края, а ныне глава краевого Союза промышленников.

С 2017 года в Рубцовске действует единый тариф на тепло, но его пришлось сразу повысить на 25%.
Снимок экрана 2019-10-24 в 10.23.30.png

Многолетняя эпопея с ежегодным спасением Рубцовска от коммунальной катастрофы повлияла на формирование второго мощного фактора – отношения краевых властей к «альтернативной котельной». Благо что поправки в федеральный закон чиновники лоббировали вместе с энергетиками. Здесь, говоря упрощенно, других способов решения перезревших проблем в теплоснабжении просто не видят.

«Самое главное ведь что? Не только произвести тепло, но и доставить его потребителю. Проблема Рубцовска была в том, что собственнику ТЭЦ не было дела до сетей – его задача была только произвести и отпустить тепло, а мы из краевого и городского бюджетов вынуждены были тратить по 570 млн рублей ежегодно на транспорт теплоносителя. Вообще, этот блок ранее проседал в целом по краю. Сейчас уже понятно, что нужно обновлять именно сети – чтобы тепло дошло до потребителя», - подчеркивает Владимир Локтюшов, замминистра промышленности и энергетики Алтайского края. Кстати, по официальным данным, из 10,1 млн Гкал выработанной за 2017 год в крае тепловой энергии потребление составило всего 7,8 млн Гкал – остальное пришлось на потери. 

«В Алтайском крае у нас, энергетиков, и властей было меньше вопросов друг к другу, потому что перед глазами стоял Рубцовск, и все видели, к чему привело там промедление и откладывание вопроса на потом. В памяти все было еще свежо. А из открытой статистики всем было понятно, что и в Барнауле тоже надо что-то делать, чтобы не довести тут ситуацию до «рубцовской». Была и критика, и вопросы, но в итоге мы решили двигаться в Барнауле по той же модели», - рассказал «Кислород.ЛАЙФ» директор Алтайского филиала СГК Игорь Лузанов.

Директор Алтайского филиала СГК Игорь Лузанов, губернатор Алтайского края Виктор Томенко и мэр Рубцовска Дмитрий Фельдман.

В зоне отключения – почти весь город

В ночь с 7 на 8 декабря 2018 года на улице Водопроводной в районе дома №142 в Барнауле прорвало магистральную трубу муниципальной теплосети. В результате случившегося в 20-тиградусный мороз без отопления остались 55 многоквартирных домов, частный сектор, два детских сада, две школы, колледж с общежитием, три поликлиники, и четыре административных здания, в том числе Дом культуры «Октябрьский». На устранение этой коммунальной аварии у работников СГК ушло два дня и две ночи. Ограничение теплоснабжения 12 тыс. потребителей растянулось на 31 час, что стало рекордом прошлого ОЗП.

В целом, по данным СГК, за отопительный сезон 2018-2019 годов ограничения теплоснабжения так или иначе затронуло более 480 тыс. жителей Барнаула – то есть почти три четверти населения города. Общая протяженность теплотрасс в однотрубном исчислении здесь составляет порядка 1,5 тыс. км, из них в собственности СГК находится около трети трубопроводов. Остальные сети, в том числе внутриквартальные, переданы компании в концессию. В том числе и «магистралка» на Водопроводной, пролежавшая в канале полвека. Специалистам теплосетей пришлось искать порыв на большой глубине (примерно пять метров), заваленной железобетонным хламом. «Так вот там когда-то до нас ремонт сделали», - сетует «Кислород.ЛАЙФ» директор Алтайского филиала СГК Игорь Лузанов

По официальным данным, в пересчете на 100 км в Барнауле фиксируется уже 91 повреждение. «Основная причина аварий – высокий износ сетей, порядка 60%. В Барнауле, конечно, этот показатель ниже, чем, например, в Бийске и Рубцовске, и чем в среднем по краю, но это не должно успокаивать. Под износом мы понимаем срок службы – все трубы, которым свыше 30 лет, отработали свой нормативный ресурс. Еще около четверти трубопроводов – это те, что выйдут за норматив в ближайшие годы», - сетует Лузанов.  

Социальных бунтов до сих пор не случалось, поскольку СГК успевает очень быстро устранять дефекты. «Хотя этими процессами мы пока, можно сказать, управляем и держим их под контролем, вот эта статистика повреждений и износов заставляет как минимум задуматься. Тяжелые случаи пока редкие, но меткие, и совершенно очевидно, что ситуация будет только ухудшаться», - констатирует директор Алтайского филиала СГК.

Повреждаемость тепловых сетей как во время ОЗП, так и в целом по году, растет в Барнауле в течение последних лет. Причем сильнее всего рост – на магистральных сетях.
Снимок экрана 2019-10-24 в 10.22.01.png

По нормативам в Барнауле нужно менять по 3% труб ежегодно, или по 45 км. А в последние годы перекладывалось меньше процента, по 13 км. Причем из них всего километра по три – магистральных. Таковы ограничения действующей системы тарифообразования, впрочем, характерные для всех городов России. В компании рассчитали, что будет с СЦТ Барнаула, если все останется, «как есть». Расчеты заставляют схватиться за волосы. Повреждаемость в пересчете на 100 км вырастет до 136 инцидентов, средний возраст труб – с 34 до 44 лет, а доля исчерпавших нормативный ресурс трубопроводов – до 85%.

Наступит ли в таком случае в городе полный тепловой коллапс в СЦТ, потребляюющей порядка 5 млн Гкал тепла ежегодно – вопрос во многом философский, и ответ на него не рискнет дать никто. Как вспоминает Игорь Лузанов, по всем прогнозам, запаса созданной за годы СССР инфраструктуры центрального теплоснабжения должно было хватить максимум до начала 2010-х. А хватило еще почти на одно «дополнительное» десятилетие. Но стоит ли снова рассчитывать на удачу? Тем более что износ оборудования тепловых пунктов, которых в закрытой СЦТ Барнаула около 450, уже сегодня достигает 98%! 

Над решением проблем и в крае, и в СГК, которая работает здесь с 2009 года, задумались несколько лет назад. По приблизительным расчетам, в целом на реновацию тепловых сетей краевой столицы нужно порядка 20 млрд рублей. Причем сразу. Рубцовск, повторимся, доказал – большие инвестиции в режиме аврала возможны только за счет перевода города в ценовую зону рынка теплоснабжения. Как отмечали в Минэнерго РФ, «чтобы остановить деградацию ключевой системы жизнеобеспечения города, необходимы значительные инвестиции в модернизацию и ремонт сетей̆, тепловых пунктов и источников теплоснабжения. Обеспечить эти инвестиции позволит переход к долгосрочному ценовому регулированию с привязкой к показателям инфляции». 

Интересно, что тариф в городе за 10-летие «альткотельной» окажется на 21% выше, чем он получился бы при нынешней индексации. По оценке СГК, для обычной двухкомнатной квартиры площадью в 45 кв. метров суммарный платеж за один год увеличится всего на 374 рублей. Но за счет этой прибавки компания сможет нарастить вложения в систему теплоснабжения Барнаула более чем в пять раз – по сравнению с тем, сколько вкладывала до этого.

По приблизительным расчетам, в целом на реновацию тепловых сетей Барнаула нужно порядка 20 млрд рублей. Причем сразу.
Снимок экрана 2019-10-24 в 10.22.40.png
В рамках «альтернативной котельной» тариф на тепло в Барнауле будет увеличиваться на показатель инфляцию плюс 2% ежегодно. 

В рамках именно «альткотельной» заложено 6 млрд рублей, причем в основном – до 2024 года. Еще 1,8 млрд рублей СГК инвестирует в муниципальные сети в рамках концессии. «Это в классическом виде «инфраструктурная ипотека» - вкладываем много здесь и сейчас, а возврат получаем в течение 10-12 лет. При действующем тарифообразовании реализовать такую программу было бы невозможно – тарифы сразу бы скакнули процентов на тридцать, не меньше, - подчеркивает Игорь Лузанов. – А так мы вернем вложения постепенно, но в итоге доведем систему до рабочего состояния».

В планах до 2029 года – строительство и реконструкция 132 км теплосетей, восстановление 16 км линий циркуляции ГВС, ремонт насосного и теплообменного оборудования на 226 ЦТП, замещение шести, а также автоматизация и повышение эффективности трех десятков локальных котельных. Активные работы стартовали уже в этом году – за минувшие пять месяцев, с мая по сентябрь, СГК потратили на трубы рекордные для города 1,2 млрд рублей. В четыре раза больше, чем годом ранее! В итоге в очень сжатые сроки удалось заменить 50 самых изношенных участков теплосетей, построить новый ЦТП, провести техперевооружение семи пунктов и т.д. Интересно, что такие деньги оказались не готовы освоить местные компании – СГК пришлось привлекать подрядчиков из Новокузнецка и Красноярска. Но «тренировочный год» Лузанов оценивает как успешный. 

В целом можно сделать вывод, что метод ценовых зон хорош там, где теплосети надо было менять еще вчера. Определяющими для введения «альткотельной» можно считать три фактора: поддержка властей и их готовность контролировать, а не регулировать, наличие инвестора, готового вложиться сразу и играть в долгую, а также – общественное согласие о том, что в консерватории пора менять не только стулья.

«По всей стране «альткотельную» вводить не будут. Это точечный инструмент для городов, в которых не хватает средств на модернизацию изношенных теплосетей», - уверен заместитель генерального директора ИПЕМ Александр Григорьев. Пока вроде бы все развивается именно в таком разрезе. И кажется, что в тех городах, где сети еще относительно «живые», а котельные или ТЭЦ не дышат на ладан, для реновации СЦТ хватит и классических тарифных решений. Однако в таком случае стоит внимательнее смотреть за инвестиционной составляющей в тарифе – чтобы не дорегулировать систему до кризиса. Ведь, если вкладывать в сети не аврально, спасая ситуацию, а планомерно, тарифы можно наращивать медленнее и в рамках ценовой зоны.

С мая по сентябрь СГК потратили на трубы Барнаула рекордные для города 1,2 млрд рублей. В четыре раза больше, чем годом ранее!
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект