Информационный партнер Комитета
по экологии и охране окружающей
среды Ассоциации менеджеров
Нам уже год! 
26 Мая 2017

Почему гидроэнергетика – это «правильное» ВИЭ?

Потому что ГЭС - это действительно возобновляемые источники генерации, вырабатывающие энергию за счет напора воды. Экологи считают гидроэнергетику неэкологичной не по сути, а по «духу», упирая на негативное влияние ГЭС на водные и прибрежные экосистемы. Раскрученные мифы о вреде ГЭС развенчивает автор книги «История гидроэнергетики России» Иван Слива.
Поделиться в социальных сетях
Электроэнергетика на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) доказала свою жизнеспособность как с технической, так и с экономической стороны. Благодаря постоянному совершенствованию и общественной поддержке она все увереннее вытесняет традиционную тепловую генерацию в развитых и активно проникает в развивающиеся страны по всему миру. Тем удивительнее, что до сих пор нет единодушного мнения о том, какую именно энергетику считать возобновляемой.

Казалось бы, ответ чрезвычайно прост – любая энергетика, использующая постоянно пополняемый природой ресурс, является возобновляемой. При этом подходе полноправной частью ВИЭ является и гидроэнергетика – более того, она на данный момент составляет около 70% всей возобновляемой энергетики на земном шаре. Но ГЭС, особенно крупные, очень не нравятся экологам, отказывающим им в статусе «настоящих ВИЭ». Лоббистские усилия различных экологических групп нередко приводят к задержкам в реализации новых гидроэнергетических проектов, осложнению их финансирования, а то и вовсе к отказу от них. Чем же гидроэлектростанции так не угодили экологам и насколько справедливы их претензии?

Для начала вспомним о принципе выработки электроэнергии на гидроэлектростанции. Как известно, ГЭС используют энергию падающей воды, или напор. Сам напор может создаваться двумя способами – либо с помощью перегораживающей реку плотины, либо путем спрямления русла реки с помощью канала или тоннеля (так называемая деривация – этот способ чаще применяется в горах). Фактически, ГЭС в опосредованном виде используют энергию Солнца – именно она испаряет воду и переносит ее в виде облаков, из которых выпадают осадки на возвышенностях, с которых потом и стекают реки. Принцип выработки электроэнергии на ГЭС – безусловно возобновляемый, никакого топлива при работе такой станции не потребляется и никаких отходов не образуется.

За более чем столетие своего развития гидроэнергетика предотвратила выбросы колоссального количества парникового углекислого газа, окислов азота, серы и множества других загрязняющих веществ. Только в России работа ГЭС позволяет обойтись без выбросов около 180 млн тонн СО2 ежегодно. Это очевидный и очень существенный вклад в борьбу с парниковым эффектом. Немаловажна и системная роль гидроэлектростанций, которые благодаря своей маневренности позволяют тепловым станциям работать в наиболее экономичных режимах – а значит, меньше выбрасывать.

Экологи, неохотно признавая роль гидроэлектростанций в борьбе с глобальным потеплением, считают гидроэнергетику неэкологичной не по сути, а скорее по «духу». В качестве главного аргумента приводится негативное влияние ГЭС на водные и прибрежные экосистемы, а также местный социум. Тут стоит отметить, что совсем уж ни на что не влияющей электроэнергетики пока на Земле вообще не придумали, да и вряд ли это возможно в принципе. Претензии можно предъявить и к солнечной, и к ветряной, и к геотермальной энергетике - причем чем больше объект, тем больше масштаб претензий. Эффект масштаба в гидроэнергетике тоже выражен очень сильно – к малым ГЭС (станциям мощностью менее 25-30 МВт) у экологов претензий куда меньше.

Специфика гидроэлектростанций, особенно построенных по плотинной схеме, состоит в том, что они значительно изменяют природную среду – вместо реки и прибрежных земель образуется водохранилище. Но так ли это плохо? По сути своей водохранилища являются аналогом озер. Более того, немало озер являются водохранилищами, о чем многие и не догадываются. Например, Сенежское озеро в Подмосковье – на самом деле водохранилище, созданное еще в начале XIX века. Да и природные водохранилища не редкость – результатом оползней и обвалов в горах является образование так называемых завальных озер, иногда весьма крупных. Так, Сарезское озеро на Памире, образовавшееся в 1911 году, имеет площадь 80 кв. км и вмещает в себя 17 кубокилометров воды – это масштабы весьма крупного водохранилища. Таким образом, создание водохранилищ – это повторение природного процесса возникновения озер.

Да, при этом исходная экосистема реки и природных территорий заменяется на экосистему озерного типа – но это именно замена одной природной экосистемы на другую, а не просто уничтожение экосистемы (как, например, происходит при распашке земель для нужд сельского хозяйства). Всегда ли такая замена обоснована? Очевидно, что не всегда, существуют уникальные экосистемы, которые трогать не стоит (например, бассейн реки Селенга в Монголии, где правительство этой страны планирует построить несколько ГЭС - подробнее читайте в проекте #СпасиБайкал). В этих случаях ГЭС либо не строят, либо проект изменяется таким образом, чтобы исключить ущерб.

Традиционный упрек «зеленых» – влияние ГЭС на рыбные ресурсы. Действительно, плотины могут мешать проходу рыбы на нерест. Но проходные рыбы есть далеко не во всех реках, а там, где они все же есть, ущерб вполне может быть компенсирован строительством рыбопропускных сооружений или искусственным рыборазведением. «Каноничным» примером негативного влияния ГЭС на проходных рыб называют станции на Волге, забывая тот факт, что уловы осетровых после строительство Волжской ГЭС не снизились, а выросли (!). Причина проста – возведение ГЭС сопровождалось строительством и эффективной работой рыбзаводов. Резкое падение уловов началось в конце 1980-х и было очевидно связано не с деятельностью станции, а масштабным браконьерством и прогрессирующим загрязнением реки.

Надо отметить, что представления о масштабном ущербе, наносимом гидроэнергетикой, часто основаны на примерах крупных равнинных ГЭС, построенных в обжитых районах. При этом упускается из виду тот факт, что строительство этих станций велось полвека назад в совсем других условиях, а сейчас такие станции в России строить не планируется – новые проекты давно ушли в горы и в практически необжитые районы Восточной Сибири и Дальнего Востока.

И совсем уж малоубедительными являются рассказы про масштабное влияние водохранилищ ГЭС на климат и сейсмическую обстановку. Наблюдения показывают, что влияние на климат распространяется всего на несколько километров даже в случае очень больших водохранилищ (пример Красноярска), и оно в целом незначительно (зимы становятся чуть теплее, летом немного холоднее). Влияние на сейсмическую обстановку проявляется очень редко и выражается как правило в некотором увеличении количества небольших, фиксируемых только приборами землетрясений.

В последнее время часто высказывается аргумент о том, что водохранилища сами являются источниками парниковых газов. Тут нужно сразу отметить, что СО2 водохранилища выделяют – ровно как его выделяют и природные озера, и моря. В водохранилища реки и ручьи приносят органику, которая частично разлагается, частично консервируется в донных отложениях, частично сбрасывается вниз по течению. Если свести дебит с кредитом, то водохранилища являются чистым потребителем органики (а значит, и углекислого газа) – за счет захоронения ее в донных отложениях. Более интересна ситуация с метаном, который также выделяется в водохранилищах (как и в природных водоемах, а особенно в болотах). Метан – довольно сильный парниковый газ, но сведения о его выделении водохранилищами в различных природных зонах пока слишком отрывочны и неоднозначны, чтобы на этом основании делать серьезные выводы. 

Подведем итоги. Гидроэнергетика по принципу своей работы без каких-либо сомнений функционирует на основе возобновляемых источников энергии и должна рассматриваться именно в этом качестве. Тем не менее, решение о реализации того или иного гидротехнического проекта должно приниматься после всесторонней оценки всех факторов – экономических, экологических, социальных. Впрочем, это в равной мере относится и к строительству электростанций любых других типов.



Только в России работа ГЭС позволяет обойтись без выбросов около 180 млн тонн СО2 ежегодно. Это очевидный и очень существенный вклад в борьбу с парниковым эффектом
На днях в Москве прошел круглый стол «Гидроэнергетика в контексте глобального изменения климата», организованный ПАО «РусГидро». Как сообщает пресс-служба госкомпании, обсуждалась «актуальная проблема влияния водохранилищ на баланс парниковых газов в атмосфере». «В научном сообществе отсутствует единая точка зрения по влиянию водохранилищ на баланс парниковых газов в атмосфере. Это связано с недостаточным количеством проведенных натурных измерений, несовершенством математических моделей и методик. Ряд наблюдений, проведенных на зарубежных водохранилищах (особенно находящихся в тропической зоне), не применим к водохранилищам, расположенным в России, в связи с существенным различием природных условий», - сообщает «РусГидро». По итогам обсуждения было высказано несколько предложений, например, создать систему классификации водохранилищ энергетического назначения в РФ, разработать расчетные методы оценки углеродной нейтральности и поглощающей способности водохранилищ ГЭС и т.п.



Машинный зал Бурейской ГЭС
Иван Слива автор книги «История гидроэнергетики России»