13 Марта 2019

Может ли Байкал стать объектом всемирного наследия ЮНЕСКО в опасности?

Экологические организации, чья деятельности связана с охраной Байкала, направили в комитет Всемирного природного наследия ЮНЕСКО два обращения. Они считают, что Байкалу по-прежнему грозят беды, а потому, возможно, пришла пора присвоить озеру статус «участок ВПН в опасности».

Поделиться в социальных сетях

Монгольские ГЭС: больше никаких обещаний

О своих обращениях экологи рассказали вчера на пресс-конференции в Иркутске. Российский координатор международной коалиции «Реки без границ» Александр Колотов начал с радостного известия: с 30 сентября 2019 года, по его словам, прекратит работу проект MINIS (Проект по поддержке инвестиций в развитие инфраструктуры горнорудной промышленности), в рамках которого Монголия с помощью Всемирного банка (ВБ) планировала спроектировать, а потом и построить две ГЭС в бассейне реки Селенга, главного притока Байкала. Проект растянулся на много лет и уже несколько раз балансировал на грани закрытия, но до сих пор ВБ финансирование продлевал.

Решение о закрытии, по логике, означает, что ГЭС Шурен и ГЭС Орхон (с водоотводом в район Южного Гоби) как проекты похоронены. Однако опасность, уверен Колотов, не миновала: ведь в Монголии давно пытаются реализовать еще один, более крупный по мощности проект ГЭС – на реке Эгийн-Гол (315 МВт). Это еще один приток Селенги. Строить эту станцию уже начинали на деньги Китая, но потом, после встречи президента РФ Владимира Путина и лидера КНР Си Цзиньпиня, летом 2016 года кредит был сначала «заморожен», а потом растрачен на другие нужды.    

С тех пор основной упор и российских властей, и экологов был направлен на диалог с офисом MINIS. В 2017, под давлением мировой общественности, в Бурятии и Иркутской области даже прошли общественные слушания по этим ГЭС. Их итоги были негативные для MINIS, но там собрались духом и даже пообещали разработать и провести Региональную экологическую оценку своих проектов. Причем с привлечением российских ученых, которых оперативно собрали в рабочую группу при межправительственной комиссии Россия – Монголия.

А вот ГЭС Эгийн-Гол соседнее государство изначально считало внутренней стройкой, и по поводу нее никогда не обещала проводить экологические исследования. Тем более с участием РФ. Правда, в MINIS гарантировали, что эта ГЭС как объект потенциального воздействия на Селенгу и Байкал будет учтена в техзадании для РЭО. Именно об этом «Реки без границ» и написали в ЮНЕСКО: все обещания Монголии, которые были даны ВБ, теперь утратят силу. ГЭС Эгийн-Гол и раньше была в приоритете. А теперь, без «прикрытия» в виде бумажных проектов MINIS, станет чуть ли не национальной идеей. «Монголия в конце прошлого года приняла стратегию развития энергетики, где записано, что на первом месте стоит задача гидротехнического освоения бассейна реки Селенга. Монголия рассчитывает получить 1 млрд долларов на проектирование и строительства ГЭС «Эгийн-Гол». Все другие договоренности, которые подтверждал представитель Монголии в ЮНЕСКО, не выполнены до сих пор, и думаю, и не будут выполнены», - рассказал Колотов. 

Помимо прочего, «Реки без границ» получили информацию о проведении «очень закрытого» тендера на проведение Оценки воздействия на окружающую среду по проекту «Эгийн-Гол», а вот будущее проектов «Шурен» и «Орхон» сегодня не комментируют ни в офисе MINIS, ни во Всемирном банке. Более всего экологи опасаются, что все решения могут быть приняты в кулуарах, исключительно монгольских, а российскую сторону, как уже не раз бывало раньше, просто поставят перед фактом. Новых общественных слушаний ждать тоже не приходится: подготовка к тем, что проводил MINIS в 2017-м, заняла два года. Были потрачены огромные усилия, а результат оказался для Монголии негативным. Очевидно, никакого желания повторять этот опыт у соседней страны нет.

В своем обращении экологи говорят, впрочем, говорят лишь о необходимости включить Россию в обсуждение планов Монголии по строительству ГЭС. «Уже сейчас России нужно заявить, что строительство любого гидротехнического сооружения на Селенге, крупнейшего притока Байкала, предполагает участие самой РФ и Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО», - резюмировал Колотов.

Александр Колотов: «Монголия в конце прошлого года приняла стратегию развития энергетики, где записано, что на первом месте стоит задача гидротехнического освоения бассейна реки Селенга».

Российское законодательство: без участия местного населения

Бурятское региональное объединение по Байкалу (БРОБ), директор которого Наталья Тумуреева также принимала участие в пресс-конференции, в свою очередь, обеспокоено планами правительства РФ по изменению действующего законодательства об охране озера. По информации Тумуреевой, федеральный центр планирует изменить границы Центральной экологической зоны, которая пока совпадает с границами участка Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

Под давлением различных «игроков» правительство уже пошло на сокращение водоохранной зоны в границах поселений с 500 до 200 метров, теперь – под предлогом «выделения земельных участков многодетным семья». «Я сама стою в такой же очереди в Улан-Удэ, какая-то 1900-я в этой очереди. И могу сказать, что проблема сильно преувеличена. В прошлом году в одной из деревень как-то выкроили четыре участка для многодетных, и только одна семья собирается строить там себе дом – остальные тут же выставили участки на продажу. Так что для изменения границ повода точно нет», - считает Наталья Тумуреева. 

Одновременно с границами ЦЭЗ, по имеющейся у экологов информации, могут быть подправлены и знаменитое постановление правительства №643 (регулирующее перечень видов деятельности, запрещенных в ЦЭЗ), и приказ Минприроды РФ №63, регламентирующий глубину очистки сточных вод. Федеральная программа по охране Байкала, включенная в национальный проект «Экология», тоже вызывает у экологов большие сомнения – про охрану они там ничего не вычитали, зато увидели цели по очистке стоков и утилизации бытовых отходов. Править и постановление, и приказ, по мнению Натальи Тумуреевой, недопустимо, потому что оба документа и без того уже выхолощены, а все решения в итоге принимаются в тиши московских кабинетов и совершенно без учета мнения местных жителей. Корректировку федерального законодательства, возможно, и стоило бы сделать, но только после обсуждения с научным сообществом и коренным населением побережья. 

Совместные усилия международной коалиции «Реки без границ» и российских экологов, направивших два письма по разным поводам в ЮНЕСКО, теоретически могут обернуться историческим решением – присвоением Байкалу статуса «участок Всемирного природного наследия в опасности». До сих ни один объект ВПН в России такого статуса не получал. Хотя тот же Байкал, входящий в число объектов ЮНЕСКО с 1996 года, уже бывал к нему близок – то из-за работы БЦБК (остановлен только в 2013 году, ликвидация отходов до сих пор не проведена), то из-за прокладки нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» практически по береговой линии озера (в итоге под давлением общественности проект был изменен и трубу удалось отодвинуть).

По информации из Википедии, «…включение в список означает необходимость значительных работ по сохранению объектов всемирного наследия, с выделением финансовой помощи в рамках Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия. По состоянию на конец 2017 года, в список внесены 54 объекта (17 естественных и 37 культурных)».

https://www.infpol.ru/upload/iblock/e1c/e1c73589ad2a905209f6d21d13b31f91.jpg
Наталья Тумуреева: если и корректировать федеральные законы об охране Байкала, то только после обсуждения с научным сообществом и коренным населением побережья.

Завод в Култуке: если государственный – то можно

Иркутский эколог-общественник Виталий Рябцев, ставший едва ли не главным источником квазинаучной информации о недостатках при проектировании завода по розливу байкальской воды в пос. Култук, так же пришел на пресс-конференцию и сделал по-своему сенсационное заявление. До сих пор казалось, что Рябцев в принципе против строительства этого завода, потому что он вроде как наносит ущерб экосистеме Байкала, создает угрозу для обитателей расположенного в месте прокладки труб болота и мешает гнездованию птиц (ученые-орнитологи эти риски уже опровергли).

Как выяснилось, этот завод, как и подобные ему предприятия, строить все-таки можно и Рябцев не будет против – но при соблюдении ряда условий. «Моя точка зрения: воду добывать можно и нужно. Может быть, это действительно наносит наименьший ущерб экосистеме Байкала, если в разумных пределах. Но делать это должно государство. Вариант заводов российских фирм, которые прибыль отсылают в офшоры, нам тоже не подходит. Именно государственные предприятия, которые все оставляют на Байкале. И те заводы, которые уже работают, было бы правильно национализировать, сделать государственной собственностью», - финишировал общественник.

Можно сказать, что в споре о том, с каким протестом в Култуке мы имеем дело – экологическим, политическим или каким-то еще, - поставлена точка. Если раньше речь шла о мифическом ущербе для перелетных птиц, то теперь ясно, что главное – выгнать китайского инвестора. Только потому, что он из Китая. «Посмотрите кадастровую карту этого района – все болото поделено на участки, причем длинные, они тянутся на сотни метров. Без сомнения, это сделано для того, чтобы позже прокладывать трубопроводы от будущих заводов... (В Култуке) наложились несколько факторов, но главное – что завод китайский. Это стало точкой взрыва. Мало нам всего, что происходит, так еще и китайская фирма начинает осваивать наше природное достояние, нанося ущерб. При этом я слышал их пресс-конференцию: заявляют, что будут платить налоги. Уже платят, а в будущем будут еще больше. Но завод включен в список приоритетных инвестиционных проектов, а это значит, что он получит налоговые льготы! Ноль налогов на прибыль в федеральный и областной бюджет. Позволяем иностранным предпринимателям бесплатно осваивать национальный ресурс», - в очередной раз перечислил все минусы проекта Рябцев.

Завод в Култуке строить можно, но только без китайского инвестора.
Константин Зверев Независимый журналист