15 Февраля 2019

Мечтают ли российские энергокомпании о гибридах?

Скорее нет, но за экспериментом «РусГидро» на Нижне-Бурейской ГЭС, вероятно, следят все. От успешности этого проекта будет зависеть и перспектива развития гибридной генерации в стране. Но без включения в процесс тепловых электростанций, доминирующих в России, гибриды в любом случае останутся экзотикой.

Поделиться в социальных сетях

«Мечтают ли андроиды об электровцах?». Этот вопрос вынес в название своего научно-фантастического романа, вышедшего в 1968 году, писатель Филип Дик. Экранизация «Бегущий по лезвию», сделанная Ридли Скоттом в 1982 году, стала классикой кинофантастики. Возможно, и СЭС, которую «РусГидро» в партнерстве с ГК «Хевел» в этом году планирует построить на территории Нижне-Бурейского гидроузла в Амурской области, когда-нибудь тоже станет классикой – гибридной электрогенерации в России. Хотя бы по праву первопроходца… 

Пока проект выглядит как эксперимент. Во-первых, мощность СЭС составит всего 1,2 МВт, это сущий мизер на фоне даже средней в масштабах гидроэнергетики Нижне-Бурейской ГЭС (320 МВт). Во-вторых, станция сможет производить порядка 1,4 млн кВт*часов в год – тоже мелочь, при среднегодовой проектной выработке самой ГЭС в 1,67 млрд кВт*часов. В «РусГидро», тем не менее, считают, что запуск СЭС позволит снизить энергозатраты ГЭС на собственные нужды, увеличить полезный отпуск и повысить эффективность работы всего энергокомплекса. 

Справедливости ради отметим, что нарастить объемы и мощности, и выработки проблематично как раз из-за гибридизации – на территории гидроузла физически невозможно расставить сотни тысяч панелей. Например, чтобы обеспечить СЭС «Уран» в Оренбургской области установленную мощность в 60 МВт, ПАО «Т Плюс» пришлось покрыть 200 тыс. панелей площади в 120 гектар – это более 170 футбольных полей. Как будет выглядеть первая в стране гелиостанция, возведенная на площадке действующей ГЭС, можно только предполагать: ГК «Хевел», которая ее проектирует (а потом будет строить), сейчас ищет варианты «оптимального размещения солнечных панелей, в том числе непосредственно на откосах грунтовой плотины ГЭС». Известно, что «грунтовая русловая плотина Нижне-Бурейской ГЭС представляет собой свободную, открытую и незатененную площадку площадью свыше 30 тыс. кв. метров», низовой откос которой «ориентирован на юго-запад, что позволяет обеспечить размещение солнечных модулей с учетом максимальной солнечной активности». Но в совместном сообщении двух компаний в январе говорилось только о том, что солнечные модули общей площадью в 6,7 тыс. кв. метров «будут размещены на территории гидроузла». 

По мнению эксперта по устойчивому развитию и ВИЭ Артура Алибекова, который в 2017 году организовал на Нижне-Бурейской ГЭС опытную площадку для испытания различных технологий солнечной генерации, ГК «Хевел», скорее всего, вообще не будет использовать откос плотины для размещения панелей: «Это сложнее в реализации в связи с требованиями к ГТС первого класса опасности. Думаю, компания сосредоточится на значительных свободных площадях пристанционных территорий». В таком случае гибридная СЭС, возможно, получится эффективной, но не эффектной – все-таки солнечные панели именно на плотине смотрелись бы более футуристично и впечатляюще. А уж в виде плавучих островов на водохранилище – тем более… По оценкам, кстати, Алибекова, на пристанционных участках можно установить всего 1,5 МВт солнечной генерации, тогда как на одном низовом откосе плотины – 2,2 МВт. А в виде плавучих платформ есть возможность создать СЭС мощностью свыше 15 МВт! 

Неофициально в «РусГидро» признают, что ТЭО проекта еще разрабатывается. Но в компании уверены, что OPEX выйдет незначительным – по очевидным для гибридов причинам (за счет размещения на ГЭС удастся свести к нулю затраты на охрану, персонал, электоросетевую и транспортную инфраструктуру, а также аренду земельных участков). Остается рассчитать CAPEX. Нижне-Бурейскую СЭС, как и одноименную ГЭС, придется строить в неценовой зоне энергорынка, поэтому рассчитывать на господдержку за счет ДПМ ВИЭ не приходится. За счет этого, кстати, у проекта могли быть и плюсы – например, «РусГидро» имело право проигнорировать жесткие требования к локализации оборудования, которым должны беспрекословно следовать инвесторы в СЭС на ОРЭМ. Солнечные модули и инверторы можно было бы купить в Китае, где есть очень дешевые предложения, на порядки ниже по стоимости отечественных. Но этот вариант в госхолдинге патриотично отвергли, и решили полностью положиться на партнера – ГК «Хевел», у которой есть собственный завод в Новочебоксарске. «Для новой солнечной электростанции будут использованы современные гетероструктурные модули отечественного производства мощностью по 370 Вт каждый. Солнечные панели нового поколения с КПД ячейки более 23% вырабатывают на 20% больше электроэнергии, чем традиционные элементы из поликристаллического кремния, и эффективно работают при высоких и низких температурах», - объяснили решение в «РусГидро».

Мы много чего из договоренностей двух компаний не знаем, но если прикинуть на коленке, СЭС подобной небольшой мощности может обойтись в 100-150 млн рублей. Плюс-минус еще 50 млн рублей. Такие суммы выходят, если подсчитать и по удельным капзатратам на станции того же «Хевела» в конкурсах по ДПМ ВИЭ, и только по стоимости оборудования. Так что уникальная гелиостанция явно обойдется «РусГидро» не дешево. Ряд наблюдателей поэтому считает, что весть проект – не столько пионер гибридной гидро-солнечной генерации в России, сколько «хороший пиар и только». Непонятно многим, и за счет чего инвестиции окупятся. Но все это не значит, что первую СЭС на ГЭС строить не нужно – напротив, начинание интересное и важно для отрасли. И «РусГидро», играющему роль первопроходца, в данном случае стоит поаплодировать. И пожелать только успеха.

Так может выглядеть Нижне-Бурейская СЭС. Но, скорее всего, солнечные панели не будут ставить на откосы плотины.

Интереснее, возможны ли в России другие гибриды на действующих объектах генерации. Особенно – на ТЭС, которые обеспечивают почти 2/3 в структуре выработки электроэнергии в стране. Ведь не нужно быть большим экспертом, чтобы понять – без включения в гибридизацию энергокомпаний, владеющих ТЭЦ и ГРЭС, набравшая популярность в мире тема в России вряд ли «взлетит». Правда, солнечные панели (а уже тем более ветряки) на площадке крупной ТЭС – пока картинка из фантастического комикса. Но перспективы у гибридных проектов на российских ТЭС есть, ведь единственное, что нужно для успеха – хорошая инсоляция. «Это ключевое условие для гарантии стабильной выработки, - рассказали «Кислород.ЛАЙФ» в пресс-службе ГК «Хевел». – Конечно, возможность задействовать пустующие промышленные территории без необходимости дополнительной «расшивки» сетевого комплекса существенно снижает капитальные затраты на строительство солнечных электростанций на уже действующих объектах генерации. И это тоже плюс. Ключевой смысл таких проектов – в увеличении полезного отпуска без роста операционных (в большинстве своем топливных) затрат. Но каждая компания по-разному рассчитывает рентабельность и срок окупаемости солнечной установки».

Не стоит забывать о том, что многие атомные и тепловые станции имеют собственные водохранилища, на поверхность которых можно спустить плавучие платформы с панелями...    

Небольшой опрос, который провел «Кислород.ЛАЙФ», показал – пока «подобные проекты не прорабатываются» (другой распространенный ответ: «вопрос не изучался»). В пресс-службе ГК «Хевел» нам объяснили, что отсутствие интереса у тепловых генераторов к гибридам вполне логично. «Такие проекты были бы возможны, если бы у ТЭС был стимул снижать потребление топлива. Но сейчас он отсутствует. Скорее, даже наоборот, если компания из-за теплой зимы покажет снижение объемов потребленного топлива, то этот сниженный объем будет учтен при расчете тарифов на следующий период регулирования. Именно поэтому последние весенние дни перед отключением отопления в наших домах самые жаркие – на станциях сжигают остатки топлива».

Впрочем, вряд ли все так однозначно. Главная причина отсутствия интереса к гибридизации у тепловых генераторов в России – в том, что у них за редким исключением нет интереса и к любым другим ВИЭ. «Наша инвестпрограмма рассчитана на ближайшие пять лет и направлена, в первую очередь, на модернизацию и обновление существующих мощностей наших электростанций. Строительство новых объектов, в том числе объектов малой, или зеленой энергетики, инвестпрограммой не предусмотрено. Что касается оценки гипотетических перспектив, об этом нам сложно говорить в виду отсутствия соответствующего опыта эксплуатации объектов гибридной генерации, а также солнечных электростанций», - честно признались нам в пресс-службе ООО «Башкирская генерирующая компания» (входит в структуру госхолдинга «Интер РАО»).

«Гибридизация – уникальный и самый верный путь устойчивой трансформации традиционной энергосистемы в энергосистему, основанную на ВИЭ, при плавном и максимально эффективном использовании существующей энергоинфраструктуры России. Это компромиссный и эффективный путь, который может стать драйвером, придающим новый смысл традиционным источникам генерации, включая ГЭС, и ускоряющим внедрение альтернативной энергетики», - отмечал в статье для нашего издания Артур Алибеков. Но пока этот путь очевиден явно не для большинства, а потому остается наблюдать за смелыми экспериментами.

Многие атомные и тепловые станции имеют собственные водохранилища, на поверхность которых можно спустить плавучие платформы с панелями.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»