4 Июля 2019

Какую роль сыграли в иркутском наводнении ГЭС Ангарского каскада?

Никакую. Более того, пока циклон бушует над притоками Ангары, на единственной вытекающей из Байкала реки все спокойно. Настолько, что ГЭС даже не меняют режимы работы на очередной летний месяц.

Поделиться в социальных сетях

Все спокойно 

Наводнение, поразившее юг Иркутской области в конце июня, как это часто бывает, пришло неожиданно. 3 июля катастрофе присвоили статус чрезвычайного события федерального масштаба, о нем все чаще говорят в федеральных и даже международных новостях. Соболезнования жителям регионам, потерявшим кров в водной стихии, прислал не только президент близкой по вере и истории Армении, но и премьер-министр очень далекой Испании. Нельзя не отметить, что в первую очередь от стихии пострадали объекты и жилые дома, построенные на минимальном расстоянии от рек, иногда прямо на берегах, что является жесточайшим нарушением и мер безопасности, и законодательства об охране водных объектов. Вероятно, правоохранительные органы, которые сейчас занимаются изучением последствий наводнения, учтут этот факт в своих выводах.

При этом многие комментаторы до сих пор не понимают причин случившегося, а также связи между районами, пострадавшими от наводнения, и гидрологической обстановкой на Байкале и Ангаре. Как известно, регулированием режимов работы водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада и Северных ГЭС занимается Межведомственная рабочая группа, которая ежемесячно собирается в Енисейском бассейновом управлении Росводресурсов (ЕнБВУ). Очередное заседание прошло на фоне разлетевшихся по Интернету безграмотных рассуждений псевдо-экспертов о том, что наводнение было вызвано сбросами не то на Иркутской (первой в каскаде), не то на Братской ГЭС.

В действительности же на двух основных реках, перекрытых плотинами ГЭС, то есть Енисее и Ангаре, обстановка в последние недели была исключительно спокойной. Все ГЭС работали в установленных режимах, причем для крупнейшей по мощности в стране Саяно-Шушенской в связи с низким притоком в водохранилище с 17 июня была даже еще сильнее опущена нижняя граница диапазона работы – до 1000 кубометров в секунду (с 1200-1600, установленных с 31 мая). 

Иркутская ГЭС, для которой на предыдущем заседании установили расходы в 1600 кубометров с постепенным повышением на 50 кубометров сутки, к 21 июня расходовала 1800 кубометров, а с 28 июня – 2000 кубометров в секунду. Средний объем сбросов за июнь на Иркутской ГЭС составил всего 1684 кубометра, что никак не отразилось даже на уровне реки в черте Иркутска. И уж точно не могло повлиять на обстановку за многие сотни километров от Байкала. Скажем еще точнее – никаких увеличенных сбросов на первой в каскаде ГЭС никто в июне не делал!

Братский гидроузел, который тоже почему-то обвиняли в повышенных расходах, функционировал в традиционном режиме поддержания работы следующей за ним в каскаде Усть-Илимской ГЭС. А та, в свою очередь – в режиме обеспечения последней, Богучанской ГЭС. Четвертая ступень каскада в итоге взяла на себя все обязанности по соблюдению условий судоходства на нижней Ангаре, на участке от Стрелки до собственной плотины, поэтому ее расходы составили в среднем около 2850 кубометров в секунду. 

В результате столь сдержанной и обычной для регулятора политики по расходованию гидроресурсов, уровень Байкала на 2 июля (в очередной раз в полном соответствии с предварительным прогнозом) поднялся до отметки 456,57 метров над уровнем Тихого океана. Это на 0,4 метра выше уровня на ту же дату 2018 года и лучший результат за последние пять лет.

Богучанская ГЭС взяла на себя все обязанности по соблюдению условий судоходства на нижней Ангаре, на участке от Стрелки до собственной плотины, поэтому ее расходы составили в среднем около 2850 кубометров в секунду.

Фактический боковой приток в озеро в июне составил 4700 кубометров или 93% от нормы, благодаря чему, как отметили специалисты Иркутского гидрометцентра, уровень озера рос иногда на 1 см в сутки. Объяснение этому феномену косвенно дали специалисты Забайкальского управления гидрометеослужбы. Пока вся страна следила за событиями на западе Иркутской области, в те же самые дни, с 24 по 26 июня, на запад Бурятии похожий циклон принес сильные дожди, грозы и град. В результате, как было сказано в официальном сообщении, «…произошли случаи подтопления домов и объектов инфраструктуры, в ряде районов размыто дорожное полотно. Были введены режимы ЧС или «Повышенная готовность» на территории нескольких муниципалитетов и в Улан-Удэ». Вода же пошла в реки, большая часть которых впадает в Селенгу и другие притоки Байкала. В июне на территории Монголии уровень Селенги был выше прошлогоднего на 0,3-0,6 метров, иногда поднимался на 0,25-0,3 метров в сутки. На реках Верхняя Ангара и Баргузин (еще два крупных притока Байкала) уровень в течение месяца колебался в зависимости от количества осадков, в среднем же на Верхней Ангаре он был выше прошлогоднего на 0,87 метров, а на Баргузине – на 0,3-0,52 метров. 

Сотрудники Среднесибирского и Иркутского управления гидрометеослужбы зафиксировали в последнюю декаду июня обильные осадки и в восточных районах Красноярского края, и в западных районах Иркутской области, из-за которых в Канском, Тайшетском, Нижнеудинском и Чунском районах двух регионов и случилось затопления, а Тулун смыло сильнейшим за всю историю научных наблюдений наводнением. Повлиять на эти события какими-либо мерами регулирования ни МРГ, ни ЕнБВУ не могло – уровень воды поднялся в реках, которые являются левыми притоками Ангары и впадают в нее за сотни километров от всех четырех плотин. 

В итоге значительная часть паводкового потока пришла в Братское водохранилище, но это произошло в тот момент, когда его уровень находился на отметках 396,9-397 метров БС, то есть примерно на середине между крайними точками 10-метрового диапазона регулирования. Напомним, уровень мертвого объема этого водохранилища (при котором оно уже не сможет обеспечивать Братскую ГЭС) составляет 392 метров БС, а нормальный подпорный уровень – 402 метров БС. Свободной емкости Братского водохранилища на сегодня достаточно для многих месяцев интенсивного заполнения, в то время как фактический приток за июнь составил 93% нормы (2030 кубометров в секунду), а прогноз на июль составляет 76-110% от нормы (1800-2600 кубометров). Более того, этот водоем многолетнего регулирования все годы с начала экстремального маловодья работает в режиме сезонного.

http://s2.fotokto.ru/photo/full/314/3146327.jpg
Значительная часть паводкового потока пришла в Братское водохранилище, но это произошло в тот момент, когда его уровень находился на отметках 396,9-397 метров БС, то есть примерно на середине между крайними точками 10-метрового диапазона регулирования.
«

По общей обстановке гидрологической в части Ангарского каскада – здесь довольно положительная динамика, так как у нас годы были маловодные, соответственно, у нас водохранилища имеют увеличенную возможность запаса воды. Соответственно, если говорить по Братской ГЭС, за сутки прошедшие мы получили только плюсом 10 сантиметров, при том, что емкость водохранилища еще позволяет чуть более четырех метров набирать. Поэтому здесь рисков мы не видим (на совещание по ситуации с наводнениями в ряде районов Иркутской области, Братск, 29 июня 2019 года)

»
Андрей Черезов Заместитель министра энергетики РФ

Принятые решения

Нетрудно представить, какие сложные задачи стоят сегодня перед участниками МРГ. Зная о событиях в Бурятии и повышении уровня главного притока Байкала в Монголии, можно предположить, что вскоре уровень Байкала поднимется еще выше, так что к 1 августа он составит 456,71-456,78 метров ТО (прогноз МРГ), а к сентябрю – 457 метров ТО. Если этот сценарий реализуется, в сентябре расходы Иркутской ГЭС придется увеличивать так же, как это было сделано в октябре 2018 года (до 2200 кубометров в секунду). 

Братское водохранилище, второе в мире по размерам и главный в каскаде резервуар водных ресурсов, при сохранении прежнего режима работы к 1 августа превысит отметку 397,11 метров БС и может (при стечении обстоятельств) подняться даже до отметки 397,65 метров БС. Но даже в этом случае оно будет далеко от своего оптимального состояния, поэтому изменение объема расходов ГЭС вряд ли случится. Во всяком случае на июль Братской и Усть-Илимской ГЭС передано распоряжение продолжать работать в прежнем режиме. 

На Богучанском водохранилище, вопреки заявлениям в СМИ ряда псевдо-экспертов, июньское наводнение не отразилось никак. Ни одна из пострадавших рек в него не впадает, фактический боковой приток за весь месяц составлял не более 190 кубометров в секунду. Уровень водохранилища на 2 июля составлял 207,77 метров БС (при НПУ 208 метров БС), поэтому станции предписано продолжать работать в режиме поддержания навигации, но с условием сохранения уровня водохранилища в диапазоне 207,5-208 метров БС. Такие условия привели к увеличению диапазона расходов: теперь он составляет от 3000 до 3500 кубометров в секунду. Это позволяет одновременно с продолжением навигации создать дополнительный свободный объем, чтобы принять возможные пики дождевых паводков, возможные в третьем квартале года. 

Отвечая на вопрос, поставленный в начале этого текста, приходится признать: плотины четырех ГЭС на Ангаре никоим образом не влияли на события, начавшиеся в горах Восточного Саяна и завершившиеся за 150-200 км от места впадения притоков в водохранилища и Ангару. А если бы циклон пролился севернее и основной его удар пришелся именно на единственную вытекающую из Байкала реку, водохранилища без особого труда приняли бы весь объем воды – уровень других притоков, таких как Белая и Китой, например, поднимался лишь ненадолго и очень незначительно, от 0,6 до 2 метров.

Звучавшие кое-где предложения о строительстве на этих речках защитных дамб (способных принять на время поток паводка) или даже водохранилищ (аккумулирующих значительные объемы воды на длительное время) вряд ли будут обсуждать всерьез – такие проекты слишком дорогие и долгосрочные. Да и не гарантируют ничего – судьба смытой дамбы в Тулуне, которая вроде бы должна была защитить город на 100 лет, яркий показатель тщетности попыток бороться с меняющейся от глобального потепления природой. Проще переселить людей из опасных затапливаемых мест на более высокие, тем более что восстанавливать жилье все равно придется – ведь дома стихия просто смыла.

https://www.eg.ru/wp-content/uploads/2019/07/navodnenie-v-irkutskoy-oblasti092022-1024x768.jpg
Проще будет переселить людей из опасных затапливаемых мест на более высокие, тем более что восстанавливать жилье все равно придется – ведь дома стихия просто смыла.
Константин Зверев Независимый журналист