2 Февраля 2018

Каковы итоги развития ВИЭ в России в 2017 году?

В 2017 году в сфере ВИЭ было достаточно много позитивных событий, однако кардинальных сдвигов – выхода отрасли за масштабы незначительного эксперимента –пока не предвидится. Так считает научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС Татьяна Ланьшина.

Поделиться в социальных сетях

«Главный итог 2017 года, который я готов констатировать – возобновляемая энергетика в России состоялась как отрасль», - подчеркнул недавно первый замглавы Минэнерго РФ Алексей Текслер, выступая на мероприятии восьмого заседания Ассамблеи IRENA. Он уверен, что в России «практически с нуля» уже создана «индустрия в солнечной энергетике, от исследований до производства солнечных панелей и строительства генерирующих станций».

Текслер отметил объемы вводов мощностей ВИЭ – за 2017 год больше, чем за предыдущие два года: если в 2015-2016 годах – 130 «возобновляемых» МВт в сумме, то в прошлом – сразу 140 МВт (из которых 100 МВт – СЭС, а 35 МВТ – ветропарк финской «Фортум» в Ульяновской области). 

Сложно не согласится с чиновником: минувший год действительно был богат событиями в сфере возобновляемой энергетики в России. В стране появились новые заводы, новые генерирующие мощности и новые планы. Это касается ключевых технологий и всех рынков ВИЭ. 

Солнечная энергетика

С 2013 года, после запуска господдержки ВИЭ на ОРЭМ, в России было построено около 225 МВт новых СЭС. Таким образом, итоги прошлого года стали рекордными. Основной игрок в этом сегменте – ГК «Хевел». В минувшем году «Хевел» завершил модернизацию своего завода по производству солнечных модулей в Новочебоксарске (Чувашская республика). Модернизация заключалась в переводе завода на гетероструктурную технологию, которая характеризуется высокой эффективностью в выработке электроэнергии (ранее завод выпускал модули на основе микроморфного кремния).

Коэффициент полезного действия (КПД) ячеек новых солнечных модулей составляет более 22%, а мощность завода возросла с 97 до 160 МВт в год. Первые СЭС на новых модулях уже построены и введены в эксплуатацию. Также группа компаний заявила о планах по увеличению мощности завода до 250 МВт ежегодно уже к концу 2018 года.

Помимо этого, в 2017 году компания «Солар Системс» («дочка» китайской Amur Sirius) запустила производство солнечных модулей в Подольске (Московская область). Мощность производственной линии составит 100 МВт в год. Эта же компания в прошлом году сдала в эксплуатацию свою первую солнечную электростанцию «Заводская» в Астраханской области мощностью 15 МВт.

Еще одно небезынтересное событие минувшего года – ноябрьское приобретение финской компанией «Фортум» трех СЭС общей мощностью 35 МВт у «Хевел». Все электростанции уже введены в эксплуатацию, их обслуживанием будет по-прежнему заниматься «Хевел». Таким образом, «Хевел» сможет высвободить дополнительные средства для реализации своих дальнейших проектов, а «Фортум» - сделать выгодную инвестицию в актив с гарантированными платежами. Данный случай продажи уже эксплуатируемого объекта ВИЭ является первым в России.

Экотерм
ГК «Хевел» в минувшем году построила СЭС даже в Бурятии

Ветроэнергетика

Алексей Текслер «выразил уверенность в том, что, как и в солнечной энергетике, в ближайшие три года будет создана индустрия ветровой энергетики». «Уже за 2016-2017 годы в российскую ветроэнергетику пришли крупные российские и иностранные инвесторы, которые взяли обязательства по развитию технологической и производственной базы в России», - сообщает сайт Минэнерго РФ.

Действительно, в 2017 году «Фортум» закончила строительство первого крупного ветропарка в России, в селе Красный Яр в Ульяновской области. Его первоначальная мощность составит 35 МВт. В декабре ветрогенераторы уже приводились в движение, но в ОРЭМ объект вошел с 1 января 2018 года – став, таким образом, первой ветряной станций, работающей в рынке. В дальнейшем Ульяновская область станет одной из ключевых точек локализации производства компонентов для ветроэнергетических установок (ВЭУ). В регионе уже началась подготовка кадров для отрасли – в частности, в сентябре 2017 года в Ульяновском государственном техническом университете (УлГТУ) открылась кафедра «Ветроэнергетические системы и комплексы».

Помимо этого, в минувшем году было немало и других продвижений в сфере локализации производства оборудования для ветроэнергетики в России. Так, в ноябре компания «Новавинд» («дочка» Росатома) создала совместное предприятие с голландским производителем ВЭУ – компанией Lagerway. СП получило название Red Wind. Сама «Новавинд» тоже появилась совсем недавно – лишь в сентябре 2017 года. Red Wind будет заниматься маркетингом, продажей, постпродажной поддержкой, а также локализацией производства ВЭУ на территории России. Lagerway планирует осуществить трансфер технологий производства ВЭУ мощностью 2,5-4,5 МВт. Другая «дочка» Росатома – «ВетроОГК» – будет владельцем новых ветропарков и поставщиком электроэнергии.

 «Фортум» также ведет работу по локализации – совместно с «Роснано» и датским производителем ВЭУ Vestas. В сентябре представители датской компании и губернатор Ульяновской области Сергей Морозов подписали соглашение, в соответствии с которым в регионе будет организовано производство лопастей для ВЭУ. В конце декабря было принято решение о заключении Специального инвестиционного контракта (СПИК) между Минпромторгом РФ, Ульяновской областью и инвестором – компанией Vestas. Данный контракт освободит инвестора от уплаты налогов на прибыль и имущество, а также транспортного налога на 8 лет. Помимо этого, Vestas получит преференции в рамках регионального законодательства. Начало производства запланировано уже на 2018 год.

Наконец, еще один иностранец – «Энел Россия» (дочка итальянской Enel) – планирует осуществить локализацию совместно с немецко-испанской компанией Siemens Gamesa. «Мы начнем локализацию, отталкиваясь от этих объемов (291 МВт ветроустановок, которые компания получила на конкурсе по отбору ВИЭ в прошлом году, прим. «Кислород.ЛАЙФ»). Хочу напомнить, что мы работаем с Siemens Gamesa и в других странах, поэтому знаем, что они могут это делать. Конечно, мы не заинтересованы лишь в достигнутых 291 МВт. Я думаю, что 291 МВт — это хорошее начало, но Россия нуждается в гораздо большем объеме ВИЭ. Вы знаете, локализация имеет смысл, только если планируются расширение и наращивание этого объема. И наоборот, расширение не имеет смысла без локализации. В России разработана программа развития возобновляемых источников энергии до 2024 года. Но мы считаем, что надо смотреть еще дальше, минимум на десять лет вперед. Россия имеет огромный потенциал в развитии ВИЭ, мы его видим и будем продолжать планирование в этом направлении», - отмечал в интервью газете «Коммерсант» гендиректор Enel Франческо Стараче. Он также добавил, что в перспективе компания войдет и в сегмент СЭС.

Первый ветропарк, работающий на ОРЭМ, в России запустил финский «Фортум»

Оптовый рынок

В сфере остальных ВИЭ новостей в 2017 году практически не было, за исключением разве что распространения мер государственной поддержки возобновляемой энергетики на мусоросжигательные заводы (МСЗ), которые будут вырабатывать электроэнергию за счет сжигания твердых бытовых отходов (ТБО). МСЗ смогут стать участниками оптового рынка и получат поддержку в рамках договоров на предоставление мощности (ДПМ на ВИЭ). К концу 2022 года в Московской области и Республике Татарстан будут построены пять МСЗ общей мощностью 335 МВт.

Впрочем, данное решение сильно удивило многих экспертов, поскольку отнесение МСЗ к ВИЭ является весьма спорным. Кроме того, под строительство МСЗ были отданы объемы отбора генерации ВИЭ, изначально выделенные для ВЭС и малых гидроэлектростанций (МГЭС) – соответственно на 248,8 МВт и 325,6 МВт. Объемы отбора генерации СЭС при этом возросли на 239,4 МВт. Общий объем планируемых вводов мощностей СЭС, ВЭС и МГЭС при этом сократился ровно на 335 МВт: если изначально до конца 2024 года планировалось ввести 5,871 ГВт, то теперь – 5,536 ГВт. И это – максимум, который готов принять ОРЭМ.

Вообще, в минувшем году конкурсный отбор проектов ВИЭ в России стал рекордным за всю историю этих конкурсов – короткую, но насчитывающую уже пять лет. На пятом отборе 2017 года из запланированных к строительству до конца 2024 года 5,54 ГВт ВИЭ-электростанций для ОРЭМ было отобрано 2,22 ГВт, из них только ветра – 1,65 ГВт. Еще один немаловажный нюанс последних торгов – предельная величина капитальных затрат по результатам конкурса была впервые существенно снижена: по некоторым проектам ВЭС компании «Фортум» она достигла среднемирового уровня.

Возобновляемая энергетика на оптовом рынке до сих пор развивались лишь за счет предприятий ГК «Хевел» и «Т Плюс», которые обладают компетенциями и в сфере производства оборудования для солнечной энергетики, и в сфере строительства и эксплуатации солнечных электростанций. Еще одна крупная СЭС в Абакане (Республика Хакасия) мощностью 5,2 МВт была построена компанией «ЕвроСибЭнерго» в 2015 году. В минувшем году у перечисленных игроков (как уже было отмечено выше) наконец-то появился конкурент – компания «Солар Системс». В сфере ветрогенерации (опять же, как уже было отмечено) конкуренцию «Фортуму», судя по результатам конкурсов 2017 года и тенденциям в сфере локализации, в ближайшее время составят «Росатом» и «Энел Россия».

Таким образом, есть повод говорить о том, что на российском рынке ВИЭ намечается конкуренция, и он становится реально интересен иностранным игрокам. Тем не менее, нынешние возможности ВИЭ на ОРЭМ, конечно, малы для иностранных компаний, выигравших конкурсы на строительство ветропарков, особенно учитывая, что им придется заниматься локализацией. С другой стороны, они наверняка рассчитывают на то, что после старта производства и пуска первых ветропарков (а, скорее всего, намного раньше) им удастся выторговать для себя дополнительный кусочек электроэнергетического рынка.

Включение МСЗ в число возобновляемых источников энергии изрядно удивило специалистов

Розничный рынок

На российском розничном рынке электроэнергии, включая территориально изолированные от Единой энергетической системы (ЕЭС) районы, в период с 2015 года, когда была внедрена поддержка ВИЭ на данном рынке, и до настоящего момента было реализовано более трех десятков проектов. По данным «Совета Рынка», на них приходится около 0,01% всей генерации в ЕЭС. Некоторые проекты не используют систему поддержки. В целом, развитие ВИЭ на розничном рынке является медленным ввиду тарифной неопределенности в период реализации проекта.

В настоящее время тариф может быть установлен лишь по факту ввода электростанции в эксплуатацию, то есть, до запуска электростанции инвестор не знает, окупится ли его проект. И все же это не мешает строить некоторые планы в отношении розницы. В июне «Хевел» и Республика Саха (Якутия) подписали соглашение о сотрудничестве в сфере строительства солнечно-дизельных электростанций. Позже, в сентябре, тот же «Хевел» заключил соглашение с корейской компанией Hyundai и Агентством Дальнего Востока о строительстве солнечно-дизельных электростанций общей мощностью 40 МВт.

В 2017 году шла активная работа и над системой поддержки микрогенерации, под которой в России в настоящее время принято понимать генерацию с установленной мощностью до 15 кВт. Российские владельцы микрогенерирующих установок впервые смогут «сбрасывать» в сеть излишки своей электроэнергии и «забирать» из сети электроэнергию при нехватке собственной генерации. Детали новой схемы поддержки станут известны в 2018 году, ее запуск также запланирован на 2018 год.

Скорее всего, микрогенераторы будут сбрасывать излишки электроэнергии в сеть по средней оптовой цене, а брать из сети – по розничным, гораздо более высоким тарифам. Учитывая, что микрогенерация во всем мире пока еще остается сравнительно дорогой (согласно последним оценкам Lazard, ее приведенная стоимость составляет 19-32 цента или 11-19 рублей за кВт*час), спрос на нее в России будет по-прежнему небольшим. Для его увеличения необходимы дополнительные меры – хотя бы налоговые льготы и льготное кредитование, например, при условии приобретения оборудования российского производства.

СЭС в Якутии уже давно строят компании РАО «ЭС Востока»

Что дальше?

Итак, итоги 2017 года в российском секторе ВИЭ в целом выглядят очень даже неплохо. Во всяком случае, существенно лучше, чем итоги всех предыдущих лет. Но что дальше? Поддержка на оптовом рынке рассчитана на период до конца 2024 года. Этот рубеж уже не за горами, а объем мощностей ВИЭ, который будет установлен к данному сроку, является значительным только для России, и то лишь на фоне практически полного отсутствия возобновляемой энергетики, которое наблюдалось еще пару лет назад. На розничный рынок и микророзницу участники рынка ВИЭ пока не возлагают особенных надежд, ввиду упомянутых выше ограничений этих рынков.

При этом в мире развитие ВИЭ является стремительным. Только в 2016 году, по данным REN21, в мире был установлен 161 МВт мощностей ВИЭ. Всего сейчас установлено свыше 1 ТВт (т.е. 1 тыс. ГВт!) мощностей ВИЭ, не считая крупные ГЭС (с ними – вдвое больше). Пять лет подряд инвестиции во все ВИЭ, включая крупные ГЭС, примерно вдвое превышают инвестиции в генерирующие мощности на ископаемом топливе. Уже сейчас 24 страны обеспечивают более 5% своих потребностей в электроэнергии только за счет ветровой энергии, из них 13 стран – более 10%. Таким образом, для мира менее 6 ГВт российских электростанций на ВИЭ к 2024 году – это капля в море. На них придется лишь 2,5% всей установленной генерирующей мощности в стране и около 1% непосредственно генерации.

Тем не менее, даже на этом фоне в прошлом году в России началась большая дискуссия о будущем государственной поддержки ВИЭ на ОРЭМ. Инвесторы выступают за продление действующей в настоящее время системы (ДПМ ВИЭ) после 2024 года, возможно, с ужесточением требований и подключением дополнительных механизмов стимулирования. Крупные потребители и продавцы электроэнергии настроены резко против продления поддержки, в особенности, через ДПМ, опасаясь «недопустимого» роста цен. Чем закончится эта острая дискуссия, пока неясно. В любом случае, российская отрасль ВИЭ нуждается в определенности за пределами 2024 года (как минимум до 2030 года, а лучше – до 2035 года). Поиск этой определенности, видимо, станет задачей нового, 2018 года.

Татьяна Ланьшина

Научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС, российский координатор глобальной инициативы «Распределенная и локальная энергетика» (DALE)