6 Апреля 2018

Как угольная пыль Находки стала проблемой федерального масштаба?

С прошлого июня, когда находкинский школьник с говорящей фамилией Боль дозвонился на прямую линию Владимира Путина, слова «Находка» и «угольная пыль» стали почти синонимами. И проблема, которую не могли решить на уровне края, покинула пределы локальной повестки. Но с тех пор мало что изменилось. О причинах и перспективах в статье для «Кислород.ЛАЙФ» размышляет журналист и писатель из Владивостока Василий Авченко.

Поделиться в социальных сетях

Замучились пыль глотать: экономика против экологии

В последние годы экспорт российского угля в страны АТР непрерывно растет. На уголь перешли дальневосточные порты, изначально не приспособленные для отгрузки пылящих грузов. Перевалка ведется открытым способом (закрытых портов в России нет), что вызывает загрязнение воздуха, воды, почвы. Наиболее острая ситуация – в Находке, где перевалкой угля занимаются более десятка компаний. Только в 2017 году через город-порт прошло 47 млн тонн угля. Местные жители пишут в инстанции, выходят на митинги, выкладывают ролики с угольным туманом над городом и черным прибоем в бухтах. Все чаще звучит страшное слово «экоцид». 

Проблема обостряется зимой – в период холодов, ветров и низкой влажности, когда действенность имеющихся систем защиты сводится практически к нулю. «Эффективность систем пылеподавления (пылезаградительные и пылеулавливающие конструкции, снегогенераторы для укрытия угольных складов снегом, распылители воды или незамерзающих растворов) в условиях Дальнего Востока ограничена. Поэтому у нас нет альтернативы закрытым технологиям перевалки угля», - констатировал на одном из совещаний замдиректора Дальневосточного НИИ морского флота кандидат технических наук Евгений Новосельцев (интервью с ученым читайте здесь).

Еще в 2014 году бывший в то время главой Приморья Владимир Миклушевский заявил о запрете в крае открытой перевалки пылящих грузов. Но слова разошлись с делом: выяснилось, что запрет не касается уже действующих терминалов, да и при проектировании новых его оказалось легко обойти.

Тем временем добыча угля в России растет. Идет речь об освоении новых месторождений Сибири и Дальнего Востока, строительстве портовых терминалов под Находкой и Владивостоком, в Хасанском районе Приморья, в Ванино (Хабаровский край)… В июне 2017 года о находкинском угле услышала вся страна. По итогам прямой линии президент Путин поручил Генпрокуратуре и Минприроды навести в Находке порядок. Но одного окрика, даже президентского, оказалось недостаточно. В Госдуме в спешке начали разрабатывать законопроект о борьбе с угольной пылью, в котором даже предлагалось прописать запрет открытой перевалки. «Единая Россия» подготовила законопроект, но его не согласовал экспертно-консультативный совет фракции; свой вариант внесли и депутаты от ЛДПР. В итоге даже президент признал, что полностью отказаться от открытой погрузки угля в портах невозможно (подчеркнув, что при развитии угольных терминалов и выборе новых площадок нужно уделять «приоритетное внимание вопросам экологии»). 

В октябре прошлого года на форуме «Природа без границ» во Владивостоке депутат Госдумы Виктория Николаева заявила: «Сегодня каждый бизнесмен принимает решение сам, действуя в силу образованности и финансовых возможностей. Должна быть выстроена система, сегодня ее нет». Николаева добавила, что принятию закона о перевалке угля, который разрабатывается в Госдуме, противодействует «угольное лобби». 20 марта этого года другой депутат Госдумы от Приморья – Виктор Пинский – заявил: «За год плотной работы со всеми ведомствами мы по факту не сдвинулись с места. Все уверяют, что прилагают максимум усилий. Год прошел. Пыль там же…».

Гринпис России
Масштабы загрязнения угольной пылью хорошо видны на спутниковых снимках (цвета изменены для большей наглядности).

Штрафной удар: лучше поздно, чем никогда

В феврале-марте 2018 года разговоры все-таки начали переходить в практическую плоскость. Прибыв в Находку, помощник президента РФ Константин Чуйченко предложил оснастить терминалы камерами видеонаблюдения и заявил: «Нужны срочные меры, направленные на то, чтобы следующий зимне-весенний сезон был для людей чистым».

Депутаты приморского Законодательного собрания приняли обращение к Госдуме и главе Минприроды РФ Сергею Донскому с призывом принять «безотлагательные законодательные меры». Речь, в частности, идет о корректировке федеральных законов «Об охране атмосферного воздуха» и «О морских портах»; это необходимо, чтобы перевалка и хранение угля на морских терминалах, расположенных в километре и ближе от жилых домов и мест рекреации, велись «в строгом соответствии с экологическими требованиями». Приморские депутаты также просят Минприроды установить предельно допустимые концентрации для угольной пыли и разработать методику оценки чистоты воздуха, воды и почвы. 

Кроме того, предлагается поднять штрафы для недобросовестных стивидоров, а в случае повторного (в течение года) нарушения закона предусмотреть как безальтернативную меру приостановление деятельности предприятия на срок до 90 суток. По данным приморского Роспотребнадзора, в 2017 году в суды было направлено 27 протоколов о нарушениях, связанных с угольной пылью, но по всем случаям приняты решения о штрафах в 20 тысяч рублей – мера для бизнеса малочувствительная. С начала года обнаружено 17 фактов превышения предельно допустимого загрязнения воздуха. Как сообщил руководитель управления Роспотребнадзора по Приморскому краю Дмитрий Маслов, «выявленные нарушения напрямую влияют на загрязнение Находки угольной пылью. Мы каждый раз ставим вопрос о приостановке работы предприятий, но суд принимает решения о штрафах». А начальник отдела по надзору за исполнением законов на транспорте Дальневосточной транспортной прокуратуры Игорь Пахомов рассказывал, что по 33 искам, удовлетворенным судом, стивидоры обязаны проводить мероприятия по улавливанию, утилизации, обезвреживанию выбросов вредных веществ в атмосферный воздух, по их сокращению или исключению. 

Врио губернатора Приморья Андрей Тарасенко сравнил Находку, некогда чистый и зеленый город, с угольной шахтой. «В трудные времена с помощью переоборудования портов под угольные терминалы сюда хотели привлечь деньги – ситуация была кризисная, никто не думал о том, что город будет буквально завален углем. Сейчас эту проблему необходимо решать. В первую очередь, компании должны соблюдать требования перевалки грузов», - отмечал врио. В начале марта он подписал соглашения с восемью стивидорными компаниями из 12, работающих в портовом городе («Находкинский морской торговый порт», «Дальмормонтаж», «Аттис Энтерпрайс», «Восточная стивидорная компания», «Восточно-Уральский терминал», «Геомар», «Восточный Порт», «Малый порт»), о принятии мер по охране окружающей среды. На эти цели в 2018-2020 годах стивидоры обязались направить более 1,5 млрд рублей. Речь идет о предотвращении загрязнения воздуха как в черте города, так и в акватории бухты Врангель, а также создании системы локального сбора и очистки канализационных стоков. 

Предприятия взяли обязательства по установке и модернизации до конца года защитного оборудования, ограничению отгрузки угля зимой и ее остановке при ветре 15 метров в секунду и выше, постепенному переходу на закрытые технологии. Стивидоров обязали вложиться также в социальные, культурные, рекреационные объекты Находки. Ранее подобные соглашения были заключены с ОАО «Терминал Астафьева», также работающим в Находке, и рыбным портом Владивостока. «Эти договоры публичные, по сути, это договоры стивидоров именно с жителями Находки, и люди должны видеть, как компании исполняют свои обязательства - какие меры по защите от пыли применяют и в какие сроки. В следующую зиму такая ситуация с пылью не должна повториться», – подчеркнул в марте первый вице-губернатор Александр Костенко

В отношении компаний с «пониженным уровнем социальной ответственности» (соглашения не подписаны с тремя находкинскими предприятиями – «Восточный лесной порт», «Порт Восточные ворота – Приморский завод» и «Порт Ливадия») тут же пошли недвусмысленные сигналы. 22 марта суд приостановил работу «Порта Восточные ворота…» на 10 дней. В Роспотребнадзоре сообщили, что в суд подан иск с требованием приостановки деятельности «Восточного лесного порта». К вопросу подключились Дальневосточная транспортная прокуратура и Росморпорт, причалы которого используют шесть находкинских стивидоров.

Одним словом, была бы политическая воля – а рычаги воздействия найдутся. Власти Приморья в целом уверены, что в этом вопросе не дорабатывают именно контролирующие органы. В марте на совещании во Владивостоке Александр Костенко прямо заявил, что «полномочия по надзору, на мой взгляд, не реализуются должным образом. Нужно использовать в полной мере предоставленные федеральным законодательством полномочия по контролю за экологическим состоянием воздуха и деятельностью угольных терминалов. Задача на ближайшее время – существенно снизить количество угольной пыли». Он напомнил, что такие полномочия есть у Роспотребнадзора, Росприроднадзора и Росморпорта.

Гринпис России
Угольный терминал в поселке Посьет расположен рядом с жилыми домами.

Загнанные в уголь: надежды и сомнения

На этой неделе Гринпис России отправил обращения в Минприроды и Генпрокуратуру. «Проблема загрязнения угольной пылью в Находке, с которой президент России поручил разобраться еще в июне 2017 года, не решена до сих пор… В конце марта в социальных сетях появилось видео о загрязнении одной из бухт в районе угольных терминалов порта Восточный около Находки. Затем Тихоокеанское морское управление Росприроднадзора заявило, что это видео могло быть снято несколько лет назад, а сейчас в бухте есть лишь небольшое пятно. Однако последствия масштабного загрязнения угольной пылью можно увидеть в видеороликах, снятых местным жителем 31 марта. Эксперты Гринпис отмечают, что это не единичный случай загрязнения, а системная проблема портов Приморья, где уголь переваливают открытым способом. При этом происходит выброс огромного количества угольной пыли, которая разносится на многие километры вокруг и наносит ущерб людям и природе», - заявили экологи. 

Действительно, Находка – лишь одна из болевых точек Приморья. Угольная угроза по-прежнему нависает над Владивостоком и окрестностями, курортными Славянкой и Посьетом. Нужно просить находкинского школьника снова звонить президенту – или, может быть, разработать общие для портов всей страны правила и обеспечить их выполнение?

«Соглашение (со стивидорами), конечно, на пользу, но все это полумеры, которые не решают проблемы в целом, - считает доктор биологических наук Владимир Раков, председатель Координационного совета по проблемам экологии Приморского края. – Все равно и летом, и зимой угольная пыль смывается с причалов, летит при перегрузке за борт. Пробы грунта и бентоса, отобранные в бухте Козьмина, показывают, что углем загрязнен уже весь залив Находка, - и вода, и дно. Из-за санкций против КНДР прекратился экспорт российского угля через Раджин – значит, он пойдет опять же через порты Приморья». 

Власти Приморья, тем не менее, говорят, что перевалка угля должна уходить за пределы городов в специализированные порты (уже к концу 2018 года, по словам Тарасенко, завершится строительство нового терминала АО «Восточный Порт» на 20 млн тонн угля в год; мощности предприятия дадут возможность всем остальным портам отказаться от перевалки угля). Порты, расположенные в черте городов, планируется переориентировать на другие грузы: Владивостокский рыбный порт – на рыбу, находкинские компании, в которых занято 5,5 тыс. человек, – на сельхозпродукцию (врио губернатора заявил, что уже провел об этом переговоры с «Русагро»). «Сейчас мы работаем над тем, чтобы в регионе возросла грузовая база: ведем переговоры о транзите контейнеров, транспортировке запчастей, металлов, агропромышленных грузов, мяса, рыбы и другой продукции. Мы готовы перенаправлять эти грузы на вас, если вы захотите поменять специализацию. Но если решите продолжать заниматься углем, требования будут жесткие», – обозначил глава региона. 

Но тот же Тарасенко признает, что совсем закрыть все угольные терминалы сегодня невозможно, ведь они обеспечивают рабочими местами самих жителей муниципалитета. А потому пока речь все-таки в большей степени идет об установке дополнительных пылеподавляющих систем, либо прекращении перевалки сыпучих грузов на период ветров (первый отчет о таких мерах стивидоры делали в конце марта). «До конца этой зимы осталось совсем немного, а к началу следующей каждый из вас должен установить все необходимое пылезащитное оборудование, иначе вместе с Роспотребнадзором будем закрывать перевалку на период неблагоприятных погодных условий. Если порт не готов к перевалке угля, он не должен этим заниматься. Тренироваться на людях нельзя. Хотите зарабатывать деньги, делайте нормальный перевалочный комплекс», - заявлял в марте врио губернатора. 

Однако экологи и общественники не скрывают скепсиса. Одни не верят обещаниям власти и называют их предвыборной показухой (осенью Андрея Тарасенко, назначенного врио губернатора всего полгода назад, ждут выборы; угольный скандал для него – экзамен на профпригодность). Другие считают делающиеся шаги недостаточными. По мнению Ракова, принципиальное решение может состоять в том, чтобы весь уголь, идущий в Китай, отправлять туда железной дорогой. Другой вариант – ограничить количество угольных терминалов в Приморье одним-двумя и применять при транспортировке и перегрузке «биг-бэги» («мягкие контейнеры») – мешки большого размера и грузоподъемности со специальными стропами. Хочется верить, что это была последняя «черная зима» для жителей Находки. Иначе как бы не пришлось переименовывать Японское море в Черное…
http://www.portofranko-vl.ru/
Закрыть все угольные терминалы сегодня невозможно, ведь они обеспечивают рабочими местами самих жителей муниципалитета.

Василий Авченко Писатель, журналист (Владивосток).