18 Мая 2018

Что чаще всего требуют защитить на Байкале?

Вода, нерпа, лес – таковы основные ресурсы «священного моря», которые общественные активисты чаще всего требуют поставить под защиту. Как правило, от китайцев. «Кислород.ЛАЙФ» вместе с Change.org, не претендуя на истину в последней инстанции, изучил основные петиции с требованиями спасти и сохранить озеро. Внутри наше мнение о том, какой петиции не хватает. Текст изначально был опубликован 18 мая 2018 года.

Поделиться в социальных сетях

Кажется, ситуация на Байкале уже настолько запущена, что спасти озеро сможет только чудо. На него, очевидно, и рассчитывают те активисты, которые размещают петиции с различными требованиями на ресурсе Change.org. Отношение к этой платформе может быть разное, кто-то обвиняет ее в американском финансировании и политической ангажированности. Тем не менее, там можно получить хоть какой-то срез по той или иной животрепещущей теме. 

Поиск на слово «байкал» выдает 78 результатов. Это больше, чем, например, на такие слова, как «алтай» (47 результатов) или «кавказ» (22 результата). Хотя на слово «озеро» поиск выдает 124 варианта петиций. Тем не менее, для российской аудитории именно Байкал является самым известным брендом – даже если человек до него никогда не доезжал, он знает, что это огромный пресный водоем, который нужно беречь и охранять… «Петиций по вопросам, связанным с Байкалом, действительно много. Экологическая ситуация Байкала, защита обитающих там животных (в особенности, байкальской нерпы) — это темы, которые волнуют многих пользователей нашей платформы. Важно, что петиций, связанных с Байкалом, не только много, но они также довольно популярны. Байкал беспокоит не только жителей Сибири или Бурятии, но и пользователей из других регионов страны. Такие петиции всегда набирают большое количество подписей и активно распространяются нашими пользователями. Это, безусловно, значит, что судьба Байкала небезразлична россиянам и они готовы активно участвовать в кампаниях в защиту озера», - заявила «Кислород.ЛАЙФ» старший консультант по кампаниям Change.org в России Анна Баляс

Впрочем, популярность «байкальской темы» определяется и тем, что экология в принципе – одна из самых «горячих» и проблемных точек активности россиян. «Нет сомнений в том, что тема экологии важна для пользователей Change.org. Почти каждый месяц у нас появляются петиции про плохое качество воздуха в конкретном городе, про полигоны ТБО и свалки, их воздействие на окружающую среда, вырубки парков или засыпку рек. Но нужно признать, что по популярности среди пользователей платформы экологию значительно обгоняют защита животных (что, впрочем, тоже может считаться частью экологической повестки), проблемы здравоохранения, судебная и экономическая справедливость», - в то же время добавляет госпожа Баляс.

Для российской аудитории именно Байкал является самым известным брендом – даже если человек до него никогда не доезжал, он знает, что это огромный пресный водоем, который нужно беречь и охранять.

При этом стоит отметить, что 78 результатов в поиске – не показатель. Во-первых, сам поиск на Change.org работает не совсем, если так можно сказать, адекватно. Часть петиций, так или иначе имеющих отношение к Байкалу, можно найти по другим ключевым словам – например, «байкальский» или «байкала» (45 результатов). Чтобы не запутаться, мы ориентировались, прежде всего, на поиск лишь по одному слову – «байкал». Система выдает только активные петиции – ссылки на уже закрытые нам предоставили в Change.org. 

Во-вторых, среди этих почти восьми десятков петиций львиная доля к охране природы и защите озера от различных бед отношения вообще не имеет. Например, почти 22 тыс. подписей набрала петиция за выдвижение в президенты РФ челябинского эко-активиста Василия Московца, в которой Байкал упоминается вскользь в ряду других вопиющих примеров ухудшения экологической ситуации в стране (правда, с присказкой: «За Байкал, жемчужину мирового значения, вообще страшно думать!»). И таких петиций, в который Байкал либо упоминается в ряду чего-то более важного, либо всплывает само слово, но к озеру оно отношения не имеет, в Списке-78 – порядка трех десятков. Например, речь может идти о футбольном клубе «Байкал» или хоккейной команде «Байкал-Энергия», о снижении цен на авиабилеты из Москвы и почему-то Перми до Улан-Удэ и Иркутска, о трудовых конфликтах, федеральной автомагистрали «Байкал», закрытии музея природы Бурятии, объединении Иркутской области, Бурятии и Забайкалья в единую Байкальскую республику. И даже – требовании разрешить перевозить удочки в салоне самолета или перенести зимние праздничные выходные на летнее время. Чтобы, понятное дело, люди смогли съездить и отдохнуть на Байкале… 

Еще порядка десятка петиций содержат требования разместить Байкал на купюрах номиналом 200 или 2000 рублей (помните, ЦБ РФ проводил такой конкурс?). Примечательно, что самую массовую такую петицию создал 2 мая 2016 года ныне депутат Госдумы РФ от Иркутской области Николай Николаев – к настоящему времени она закрыта с итогом в 45484 голосов. «Озеро Байкал обязательно должно быть изображено на купюре, как символ величия и чистоты нашей страны. Напомню, это самое глубокое озеро в мире. Жемчужина России, его вода обладает удивительными, практически мистическими свойствами. Размещение на купюре, которая будет встречаться в ежедневном обороте, позволит лишний раз напомнить людям о том, каким природным богатством они обладают и как важно сохранить его для будущих поколений в первозданном виде», - обращался Николаев к главе Банка России Эльвире Набиуллиной. Напомним, в итоге на 200-рублевой купюре было решено разместить символы города-героя Севастополя: памятник затопленным кораблям и вид на музей-заповедник «Херсонес Таврический». А на 2000-тысячной – виды с Дальнего Востока: мост на остров Русский во Владивостоке и космодром «Восточный» в Амурской области. 

Таким образом, непосредственно спасти Байкал от тех или иных напастей требуют всего лишь порядка 40 петиций (и во многих из них проблемы дублируются). Большая часть, к тому же, не собрала никакой «кассы» - нередки случаи всего лишь десятков, сотен или нескольких тысяч подписей. Например, свежая петиция с требованием не сокращать водоохранную зону Байкала набрала чуть более 1,4 тыс. подписей (сбор уже закрыт). Чуть больше 2 тыс. человек подписали размещенное в ноябре 2017 года Андреем Ершовым из Москвы требование к правительству РФ «остановить слив Байкала Иркутской ГЭС» (да, бывает и такое!). 369 подписей собрал, и после этого был закрыт, сбор голосов за запрет продажи моющих средств с фосфатами в Иркутской области и Бурятии. А петиция за закрытие Селенгинского ЦКК, созданная в августе 2016 года, набрала всего… 31 голос! Хотя созданная три года назад уже закрытая петиция против размещения в районе деревни Ширяево Слюдянского района Иркутской области Центра по переработке радиоактивных отходов (в основном, с АЭХК) оказалась более привлекательной - 38 тыс. подписей. 

И последнее общее замечание – в большинстве лидирующих петиций так или иначе фигурирует «китайская угроза». Еще в Библии было сказано, что соринку в глазах брата мы видим сразу, а бревна в своем при этом не замечаем – мудрость этого тезиса подтверждается и при анализе самых массовых народных требований.

Депутат Госдумы РФ Николай Николаев - автор одной из самых массовых петиций на Change.org - его требование разместить Байкал на денежных купюрах собрало более 45 тыс. подписей.

Первое место: продажа воды Байкала в Китай

«Остановите строительство завода по розливу воды Байкала для Китая» и «Не продавайте наш Байкал» (обе набрали более 392 тыс. подписей).

Первую петицию разместил 11 апреля 2017 года Зорикто Матанов из Иркутска, адресаты – Минприроды РФ и лично губернатор Иркутской области Сергей Левченко. Речь в ней идет о проекте строительства в Слюдянском районе региона китайского завода по розливу питьевой воды из Байкала, который, кстати, так и не был реализован. «Ученые подтверждают, что строительство завода нанесет значительный ущерб Байкалу, который и так уже страдает от экологических проблем… Для добычи воды нужно будет проложить по озеру трубопроводы длиной более 3-х километров. Местным жителям перекроют доступ к озеру, люди не смогут заниматься ловлей рыбы. Завод может нанести этому месту и всему Байкалу непоправимый ущерб!», - пишет Матанов. В августе прошлого года он написал письмо об этом на имя президента РФ, в котором посетовал, что никакой реакции от региональных властей на его петицию не последовало.

Вторую петицию подал 20 апреля 2017 года Алексей Иванов, тоже из Иркутска. Он мелочиться не стал, и адресовал свой призыв президенту, правительству, природоохранным организациям и даже Greenpeace. В ней также речь идет о проекте завода по розливу байкальской воды в Култуке. «Озеро Байкал мелеет из года в год! В этом году уровень опустился ниже критической отметки и продолжает опускаться. Лес вокруг Байкала выгорает и вырубается, реки мелеют. Поступление воды в озеро не увеличивается, а власти и бизнес при этом стараются еще больше обмелить Байкал, запуская подобные производства. Если так дальше будет развиваться «освоение» озера Байкал, наши потомки останутся без величайшего сокровища и огромного хранилища чистейшей воды на планете!», - заявляет Иванов.

Перспектива строительства предприятий по розливу байкальской воды больше всего пугает людей – или, уж во всяком случае, подписантов Change.org. Это тем более странно, что изъятие воды из Байкала на питьевые нужды – далеко не так опасно, как описывают авторы петиций. Обмелеть озеро от этого точно не сможет. Для тех, кто хотел бы разобраться в теме, предлагаем начать вот с этой публикации.

Второе место: нерпа

«Помогите!!! Власти отменили запрет на отстрел Байкальского тюленя-нерпы!!! Времени мало!» (более 376,5 тыс. подписей) и «Запретить бойню на Байкале навсегда! ружья прочь от нерпы!» (более 18 тыс.).

Первую петицию создала Екатерина Айвазян из Улан-Удэ 6 марта, и адресовала ее президенту России, главе Минприроды Сергею Донскому и «президенту Бурятии» (последнему – аж целых три раза; на самом деле, Алексей Цыденов занимает пост «главы республики»). На этой петиции стоит «Победа!»: в начале марта появились первые заявления о том, что Минсельхоз Бурятии намерен отменить запрет на промышленный отстрел нерпы, затем Россельхознадзор разметил для публичного обсуждения проект поправок в законодательство. Но на волне народного протеста глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев поспешил заявить, что охоту на байкальского тюленя, запрещенную уже не одно десятилетие, разрешать не будут. «Победа Екатерины отлично показывает, что, объединив усилия, можно обратить внимание на проблему и добиться даже того, что казалось бы невозможным», - с гордостью протрубили в Change.org уже 22 апреля.

Евгений Кравкль, глава Театре авторской песни в пос. Листвянка, аналогичную петицию подал 3 апреля. Профессиональному актеру и автору-исполнителю собственных песен простительна зашкаливающая эмоциональность: «Корыстные люди, живодеры из материально заинтересованных ведомств и организаций а также обычные неучи и дилетанты, все-таки, убедили правительство России отменить запрет на промысел байкальского тюленя – нерпы. Бойня отныне разрешена», - начинает он свое воззвание (пунктуация сохранена; на самом деле, никакого разрешения никто не подписывал – тема лишь обсуждалась). Но пафос Кравкля, как выяснилось, не привлек подписантов.

Кстати, два года назад, в конце 2015-го, на Change.org уже размещали петицию «Законодательство запретите ловлю Байкальской нерпы. Исполнение ФЗ о защите животных», которая к настоящему времени закрыта с более чем 167 тыс. подписей. Ее автор – Максим Савин из Иркутска – писал, что браконьерский промысел нерпы на Байкале приблизительно в пять раз превышает разрешенный и составляет около 15 тыс. детенышей в год. И что «сейчас на Байкале живут примерно 400 тыс. нерп» (это астрономическая цифра взята с потолка – по мнению ученых и экспертов, максимум на сегодня – 130 тыс. особей, и то эта оценка считается сильно завышенной). Как бы там ни было, но защита нерпы – очевидно, вторая по привлекательности тема для сетевых охранителей Байкала.

«Заповедное Подлеморье»
Защита нерпы от охотников – очевидно, вторая по привлекательности тема для сетевых охранителей Байкала.

Третье место: спирогира!

«Не дайте Байкалу превратиться в самое большое болото мира!». Эту петицию два года назад создала Александра Тюлина из… Казани. И собрала почти 228 тыс. подписей! На сегодня сбор закрыт.

«Байкал достояние России, в котором содержится 20% всей пресной воды мира, и мы уничтожаем этот драгоценный ресурс. Дело в том, что озеро зарастает водорослью-спирогирой, она распространилась уже почти по всему Байкалу, на берег выброшены тысячи тонн гниющей зеленой массы. Ученые опасаются что Байкал превратится в самое большое болото. Корковые губки которые участвуют в очищении воды и придают озеру кристально чистый вид, поражены цианобактериями, а рост этих удивительных созданий 1см в год. Проблема появилась еще в 2010 году, и за 5 лет водоросль распространилась в масштабах всего озера. Обновить системы очистки предприятий, стоки которых ведут в Байкал, планируют к 2020 году, но за это время драгоценный источник пресной воды просто погибнет. Необходимо спасать его сейчас! Если водоросль, с одного места смогла распространится в масштабах всего озера за 5 лет, представьте что с ним будет к 2020 году! Не дайте превратиться Байкалу в самое большое болото мира», - требовала Тюлина (орфография и пунктуация автора остались неизменными). Причем требовала у одного человека – Сергея Донского.

Недавно РИА «Новости» сообщило со ссылкой на входящий в состав МЧС России центр «Антистихия», а многие СМИ растиражировали новость: «Около 60% побережья озера уже покрыто опасной водорослью – спирогирой, которая характерна для теплых, стоячих водоемов и ранее в Байкале почти не встречалась». Это не так – черные краски «Антистихии» поспешили разбавить ученые. Так, директор ЛИН СО РАН Андрей Федотов заявил: «Данными о том, что спирогира захватила более половины побережья Байкала, мы не располагаем. И ими не может располагать никто в принципе: оценить, какой процент побережья она охватывает, невозможно чисто технически. Для этого по всему побережью нужно пустить водолазов, которые везде будут отбирать пробы. Никакие другие исследования реальной картины дать не могут». А научный сотрудник НИЦ «Курчатовский институт», кандидат биологических наук и создатель проекта Cyanohub.ru Зоригто Намсараев на своей странице в Facebook отметил, что «согласен с МЧС и ЛИН РАН насчет опасности эвтрофикации, вызванной поступлением загрязняющих веществ в озеро, но оценка в 60% побережья, приведенная МЧС, вызывает сомнение, так как непонятен их источник».

Короче, спирогира, конечно, неприятная напасть, но превратить Байкал в самое большое болото в мире одна эта водоросль точно не сможет.

Петиция с требование спасти Байкал от зарастания спирогирой набрала почти 228 тыс. подписей!

Четвертое место: китайское нашествие

«Внимание! интервенция по-китайски. Нужна помощь по спасению Священного озера Байкал!» (более 103 тыс.). Петицию создала 1 декабря 2017 года Юлия Иванец из Ангарска. Интересно, что среди адресатов – спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, граждане России и только потом уже – Владимир Путин.

«Происходит активная скупка земель у граждан России гражданами Китая. Уже сейчас 10% (!) поселковой земли в Листвянке принадлежит китайцам. Если так пойдет и дальше, то уже лет через пять-десять старинный русский поселок неминуемо превратится в одну из китайских провинций. Причем произойдет это на берегу самого большого и чистого озера планеты, которым мы, россияне, гордимся и перед всем миром клянемся хранить», - пишет Иванец. И дальше описывает все известные проблемы, связанные с китайскими туристами. Делая вывод, что «необходим новый федеральный закон, который сможет урегулировать права покупки и использования байкальской земли».

Даже странно, что таких петиций больше никто не подал. «Нельзя отдавать ее китайцам, как бы мы с ними ни дружили. «Допустить мирную интервенцию – позор больше и непоправимей, чем отдать Отечество на полях битвы. Там – наша ответственность, равная со всеми. Здесь – она неизмерима. Это поле нашей деятельности, и если мы сдадим его – грош нам всем цена». Это слова Валентина Григорьевича Распутина. И еще: «Байкал у нас один. Другого не будет!» Народ в панике! Власти бездействуют, а пока это ситуация не изменится, мы будем продолжать терять наши недра! Наше достояние! Будущее наших детей».

Такие объявления в прибайкальских поселках, с китайскими иероглифами - не редкость.

Пятое место: леса

По данным Chаnge.org, петиций по сохранению лесов от незаконной вырубки или пожаров на платформе размещается довольно много. Если их все суммировать, то, пожалуй, проблему можно было бы вывести и на третье, а может даже и второе место в нашем условном рейтинге.

Самая крупная петиция уже закрыта: ее создала около 8 месяцев назад бывшая депутат гордумы Иркутска Ольга Жакова (вот как про молодого политика писали, например, в 2016 гожу). Ее требование ввести мораторий на вырубку и экспорт леса из России собрало более 145 тыс. подписей. «Самое главное от варварских вырубок леса мелеет и умирает великое озеро Байкал... На берегу озера вырубаются деревья и ведется строительство. Озеро из-за этого заболачивается, и огромный источник пресной воды превращается в болото». Жакова требовала ввести 10-летний мораторий на вырубки и запретить экспорт необработанной древесины. По ее мнению, это «приведет к созданию деревообрабатывающих заводов, появятся новые рабочие места для тех же черных лесорубов и сельских жителей. А главное жители нашей страны смогут покупать мебель из дерева, а не из отходов. Наши люди смогут строить дома». Красиво, но явно фантастика.

Также закрыта набравшая более 50 тыс. подписей петиция «Минприроды, спасите леса Байкала». Ее размещала два года назад Ольга Егошина из Москвы. В ней шла речь о продаже горелого леса в Китай, разрешение не которую якобы провоцировало пожары. «Мы все видим результат: несколько лет подряд горит Байкал, священный Байкал, главное чудо света на территории нашей страны… Уважаемый Сергей Ефимович, мы уверены, что именно возглавляемое Вами Министерство природных ресурсов и экологии РФ должно инициировать закон о запрете продаж горелого леса по ценам ниже рыночных. И – спасти Байкал!».

5 месяцев назад Константин Морозов из подмосковного Зеленограда потребовал от Госдумы РФ «разработать программу по защите и сохранению лесов Алтая, Сибири и Дальнего Востока». Петиция уже собрала более 13 тыс. подписей. 8 января этого года писатель Павел Пашков из Москвы разметил петицию «Остановить масштабное уничтожение лесов Сибири и Дальнего Востока!» (собрала более 32 тыс. подписей). 21 января Лилия Пушмина из Иркутска потребовала: «Остановите вырубку леса для нужд Китая» (более 7,5 тыс. подписей). Тут стоит отметить, что тема лесов в петициях затрагивает Байкал лишь косвенно, но все же очевидно, что для многих пользователей платформы проблема с вырубками и некачественным управлением этим ценным природным ресурсом очевидна.

Тема лесов в петициях затрагивает Байкал лишь косвенно, но для многих пользователей платформы проблема с вырубками и некачественным управлением этим ценным природным ресурсом очевидна.

Какой петиции не хватает?

В народных призывах немудрено запутаться: политика Chаnge.org не предполагает упорядочивания требований. Как уже было сказано, они могут дублироваться. Также исключается любое редактирование, из-за чего многие петиции выглядит как бред сумасшедших – и речь не про ошибки в грамматике или орфографии, что, конечно, удивляет, но не сильно. Речь – про требования, которые авторы петиций порой просто не могут внятно сформулировать. Тем не менее, даже по такому краткому обзору и рейтингу можно понять, что Байкал – и главное богатство, и главная боль россиян. 

Негативные воздействия, с которым сегодня сталкивается озеро, очевидны для многих. Это и антропогенное влияние во всем своем разнообразии – от «диких туристов» до судовых стоков, от китайской интервенции в турбизнес до «черных лесорубов». Это и глобальное изменение климата. «Озеро Байкал и вся Байкальская природная территория являются частью большой экосистемы планеты Земля. И если тот или иной процесс происходит на глобальном уровне, он, несомненно, будет отражаться и на нашем регионе, что мы, собственно, и наблюдаем. Однако наличие проблем глобального генезиса ни в коем случае не освобождает нас от необходимости решения проблем локальных. Надо понимать, что влияние тех же токсических стоков на биоту Байкала или поступление органики, различных биогенных веществ в озеро, в условиях климатических аномалий будет только усиливаться. Иными словами, Байкал (его экосистема) и так страдает от последствий глобальных климатических сдвигов, а мы своей экологически безответственной деятельностью, масштабным промышленным и туристическим освоением его берегов еще больше усиливаем эти страдания. Тут вина человека, причем человека живущего на берегах озера, конечно, есть», - говорил в интервью «Тайге.Инфо» директор НИИ биологии Иркутского госуниверситета Максим Тимофеев

Экологические активисты и чиновники, маститые ученые и профессиональные экологи, предприниматели и надзорные органы, гидроэнергетики и регуляторы – все они уверены, что знают, как все должно быть на Байкале. По факту очевидны раздрай и шатания, неспособность договориться практически по каждому, даже самому мелкому, проблемному вопросу. Несколько лет назад в публичном поле обсуждалась идея создания в России поста уполномоченного при президенте РФ по защите Байкала – таким обмудсменом предлагалось назначить, например, академика РАН Михаила Грачева, в то время еще многолетнего директора ЛИН СО РАН. Сам он, правда, от этого отказывался и заявлял, что такой пост должен занимать юрист. 

Но в то же время Грачев подчеркивал, что «такая должность необходима, когда нужно связать разные ведомства и решить правовую проблему». В 2013 году эту же идею академик озвучивал и в интервью мне и моему коллеге по журналу «Эксперт», где я тогда работал – мы ездили в Иркутскую область делать репортаж о закрытии Байкальского ЦБК, и встречались с Грачевым в институте. «Идея хороша. Омбудсмен, конституционная должность в структуре власти России. А если у него будет прямая подотчетность президентской администрации, то лучшего для озера не придумаешь»,- оценивал идею Амирхан Амирханов, заместитель руководителя Росприроднадзора, ученый биолог и эколог, доктор наук (цитата по публикации в «Российской газете» от 2016 года). На мой взгляд, петиция за назначение такого омбудсмена в общем ряду других требований была бы не лишней.

На наш взгляд, в общем ряду петиций не хватает одного требования - ввести в России пост омбудсмена по Байкала.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»