Информационный партнер Комитета
по экологии и охране окружающей
среды Ассоциации менеджеров
Нам уже год! 
13 Ноября 2017

Сплошной сюрреализм

Руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «РазДельный Сбор» Анна Гаркуша внимательно прочитала Оценку воздействия на окружающую среду проекта мусоросжигательного завода в Воскресенском районе Московской области и нашла в документе массу ошибок. Подробности – в статье, написанной специально для «Кислород.ЛАЙФ».

Поделиться в социальных сетях

В минувшую пятницу, 10 ноября, в селе Степанщино Воскресенского района Подмосковья прошли общественные слушания, на которых обсуждалась ОВОС (оценка воздействия предприятия на окружающую среду) проекта мусоросжигательного завода (МСЗ) у деревни Свистягино. «126 граждан выступили против строительства предприятия в районе. Их мнение, а также замечания экспертов должны быть учтены Росприроднадзором в ходе государственной экологической экспертизы проекта», - пишет «Коммерсант».
Этот проект – один из пяти МСЗ, который структуры госкорпорации «Ростех» планируют построить в Московской области и Татарстане до 2025 года в рамках национального проекта «Чистая страна» (его стоимость – 243,4 млрд рублей). В правительстве РФ считают, что эта мера позволит уже к 2023 году сократить площади свалок, полностью отказаться от захоронения отходов в Казани и ежегодно получать из отходов 2,68 млрд кВт*часов электроэнергии. Напомним, что финансирование проектов (их иногда называют не МСЗ, а ТЭС – тепловыми электростанциями) в том числе планируется через механизм ДПМ на ВИЭ, для чего сжигание мусора в этом году было приравнено к возобновляемым источникам энергии. 
Несмотря на протесты экологов и местных жителей, эти сомнительные проекты мусоросжигания, хоть и с задержками, но обретают форму. Заказчиком всех МСЗ в Подмосковье выступает ООО «АГК-1», зарегистрированная около месяца назад инвестиционной компанией «РТ-Инвест» («дочка» «Ростеха»). Проект мусоросжигательной ТЭС «Воскресенск» разработала компания КОТЭС. По озвученным на слушаниях планам, ввод предприятия в эксплуатацию произойдет в 2021 году, оно сможет утилизировать 700 тыс. тонн ТКО в год с выдачей 70 МВт энергетической мощности. Такие же общественные слушания должны будут пройти по ТЭС «Солнечногорск», «Ногинск», и «Наро-Фоминск», а также в Татарстане. Ситуация с мусором в столичной агломерации в этом году существенно обострилась – после закрытия по прямому указанию Владимира Путина полигона «Кучино», а также свалок в Кашире, Электростали и Павловском Посаде, - в Московской области образовался дефицит площадок для размещения ТБО. Новых полигонов власти строить не намерены, а потому сжигание и подается в качестве единственного средства спасения москвичей и жителей Подмосковья – иначе они, видимо, утонут в собственном мусоре.
По данным ЭКА, жители регионов собрали уже 100 тыс. подписей против строительства МСЗ. 4 ноября 2017-го жители Воскресенского района в знак протеста на несколько часов перекрывали Новорязанское шоссе. Два митинга прошли в октябре в Казани. Протестующие требует альтернативных решений – тем более, что в федеральном законе №89 «Об отходах производства и потребления» прописано: приоритетным методом обращения с отходами в России является переработка. Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека недавно также рекомендовал приостановить проект «Чистая страна» и не стимулировать развитие мусоросжигания в России.

От процедурных нарушений до сомнительных инноваций

Мне не приходилось еще встречаться ни с одним фактом полноценного соблюдения процедуры подготовки и организации общественных слушаний по ОВОС за все время моей работы в родном Санкт-Петербурге. Думаю, связано это с тем, что ни один объект по обращению с отходами I-IV класса опасности не мог быть реализован без ущемления прав граждан на благоприятную окружающую среду. Нарушения были зафиксированы в превышении полномочий тех органов власти, на территории которых проводились слушания; и в ограничении доступа к материалам ОВОС, как это произошло при проведении слушаний по реконструкции станции по сжиганию илового осадка на Канонерке. Сами материалы многих проектов ОВОС тоже «страдали» отсутствием необходимой документации, нарушением методик расчета, ангажированностью при анализе альтернативных вариантов… Все это было.

Но такого сюра, как в Воскресенском районе, я еще не наблюдала.

Нарушения законодательства начались еще на стадии подготовки процедуры слушаний, а именно – с разработки ОВОС. По регламенту полагается сначала в течение месяца обсуждать с населением техническое задание на проект такой Оценки, затем он дорабатывается с учетом внесенных замечаний и дополнений, обновленное ТЗ утверждается заказчиком, после чего исполнитель обязан на его основе разрабатывать собственно саму ОВОС (подробности – здесь). Однако согласно фактам и датам на предоставленной документации, ТЗ на изготовление Оценки по ТЭС «Воскресенск» было утверждено 11 сентября 2017 года. И обсуждалось с населением уже постфактум, с 3 октября по 2 ноября, в виде заочного опроса. Сам проект ОВОС вниманию населения был предоставлен через месяц после фактического утверждения ТЗ и меньше чем через неделю после появления проекта ТЗ на сайте администрации Воскресенского района. Заявления в прокуратуру Воскресенского района о процедурных нарушениях от экологических организаций осталось без внимания и ответа, как будто их и не было вовсе.

Проект ОВОС подвергся тщательному изучению со стороны экспертов, экологических активистов и заинтересованных сторон. Стало понятно, почему заказчик так спешил. Только в таком жутком цейтноте можно протащить «незамеченным» столь халатно разработанный документ. Понятно, почему и Министерство экологии Подмосковья «подставили плечо» федеральному Росприроднадзору и взяло на себя «непомерный труд» провести государственную экологическую экспертизу проекта – надо же как то оправдывать опус под названием «Территориальная схема по обращению с отходами Московской области», которая стоила более 70 млн рублей. Зря они, что ли, эти заводы еще в Терсхеме отстояли?

Второй момент – якобы «инновационные» японско-швейцарские технологии термического обезвреживания ТКО используются в России на большинстве действующих МСЗ с начала 2000-х годов. Называются они «подвижные колосниковые решетки». В упрощенном виде их можно описать так: отходы загружаются в печь на решетках, которые время от времени шевелят мусор, чтобы он лучше прогорал. Никаких чудес и волшебных инноваций. Более подробную информацию о технологии можно с легкостью найти в интернете. Существуют и более современные, но и более дорогие технологии уничтожения мусора, такие как газификация и пиролиз. Понятно, что самые дешевые технологии, получившие распространение за рубежом в предыдущие десятилетия, а именно колосниковые решетки, и стали образцово-показательными при выборе технологий для будущих МСЗ в России. Японско-швейцарское происхождение, видимо, должно было их облагородить – в нашей стране ведь сильна вера в то, что все иностранное априори лучше и продвинутее.

Самые дешевые технологии, получившие распространение за рубежом в предыдущие десятилетия, а именно колосниковые решетки, и стали образцово-показательными при выборе технологий для будущих МСЗ в России

Ужас – в деталях

Основные прорехи проекта заметны даже людям, не имеющим профильного образования. Разработчик декларирует, что на сжигание будут направляться только отходы, непригодные для вторичной переработки. Но какой конкретно морфологический состав будет у поступающих на сжигание отходов – разработчик не указывает. Найти эти данные в Территориальной схеме Подмосковья тоже не представляется возможным, так как она не содержит подобных целевых показателей.

Надеяться на то, что все будут действительно повсеместно сортировать – не приходится, ибо территориальная схема Москвы, основного поставщика отходов, не предусматривает никаких разновидностей сортировки. При этом стоит отметить, что согласно Территориальной схеме Подмосковья, в морфологическом составе ТКО целых 73% приходится на перерабатываемые фракции. При условии, конечно, что их соберут раздельно друг от друга, или хотя бы от пищевых отходов. Остальные 27% жечь просто не имеет смысла в силу их малой теплотворной способности. Выходит, есть возможность развивать переработку – но выбор делается в пользу сжигания.

Напрашивается вывод, что содержимое сжигаемого «топлива» никого вообще не волнует. Волнует количество. В документе написано – «не менее 700 тысяч тонн отходов», что как бы намекает – со временем мы незаметно увеличим мощности и никто нам и слова не скажет.

Загрязняющие выбросы. Не зная состав сырья, невозможно определить конкретные продукты сгорания. Для разработчика это, впрочем, не стало проблемой. Состав и количество загрязняющих веществ и параметры их рассеивания он посчитал со слов «поставщика инжиниринговых услуг» - то есть поставщика оборудования, компания Hitachi Zosen Inova. Разработчика не смутило, что система обращения с отходами в Швейцарии, мягко говоря, отличается от российской, что отходы там сортируются жителями и за попадание в смешанные отходы, например, батареек, гражданину придется выплатить немаленький штраф.

А теперь – ужас в деталях: «От источников Завода в атмосферный воздух будет выделяться 46 ЗВ (загрязняющих веществ), в том числе 24 твердых вещества и 22 – газообразных и жидких загрязняющих вещества. Из общего количества ЗВ (46), выбрасываемых источниками Завода, - 13 ЗВ обладают эффектом суммации действия и образуют 14 групп суммаций. Из всего перечня ЗВ девять ингредиентов относятся к первому классу опасности. Ко второму классу опасности относятся 14 ингредиентов, к третьему классу – 12 ингредиентов, к четвертому классу – пять ингредиентов. Для шести ЗВ установлен ОБУВ. Валовые выбросы ЗВ от источников Завода в целом составят 2548,397349 тонн в год».

Более двух с половиной тысяч тонн в год выбросов в атмосферу от всего лишь одного из четырех МСЗ! Дополнительно к тому, что выделяют уже действующие промышленные предприятия и полигоны в совокупности с автомобильным транспортом. А ведь этих выбросов можно избежать, просто отказавшись от идеи превращать сравнительно неопасные твердые отходы в высокоопасные газообразные загрязняющие вещества. 

Золошлаковые отходы от сжигания. Раздел, посвященный золошлаковым отходам , можно обозначить емким словом «маниловщина». Согласно тексту ОВОС, в результате деятельности предприятия будет образовываться до 30% золошлаковых отходов, а это почти треть от 700 тыс. тонн ежегодно. Из них более 20,5 тонн – только токсичной золы! И все это, опять же, по «данным поставщика инжиниринговых услуг». Но если Швейцария свою золу возит в Германию на отработанные солевые шахты и платит за ее размещение, то куда отправят золу и шлак структура «Ростеха» - пока одному богу известно.

Размышления же разработчика об имеющихся в мире и на Родине практиках утилизации золошлаковых отходов от МСЗ опять и снова демонстрируют нам технологию «варки супа из топора»: не предоставлена никакая документация ни по одному из описываемых способов обращения с такими отходами. Зато разработчик прекрасно знает, где взять деньги на строительство заводика по цементированию токсичной золы: «В рамках Проекта рассматривается возможность цементирования золы на месте или создания единого комплекса стабилизации летучей золы мощностью до 120 тыс. тонн в год для всех заводов по термической переработке ТКО Московской области. Финансирование создания комплекса может вестись за счет средств экологического сбора, распределяемого через субсидии в рамках Программы по обращению с отходами Московской области. Комплекс сможет принимать не только золу с планируемых заводов, но и с действующего в Москве МСЗ-3».

Тут подход грамотный – на сжигание отходов деньги из экосбора не дадут. А вот на утилизацию золы можно попробовать получить. Только не надо забывать, что экологический сбор за утилизацию отходов у нас платит производитель этих отходов. Так что придется «РТ-инвесту» прежде, чем претендовать на деньги из экосбора, сначала их туда внести.

Есть ли альтернативы? В разделе «Анализ альтернативных вариантов реализации Проекта» разработчик, нарочно или нечаянно, но попутал цели разработки ОВОС, и цели реализации проекта. Если цель Оценки – определить, насколько реализация проекта будет безопасна для окружающей среды региона, то целью реализации проекта задекларировано «сокращение объемов захораниваемых ТКО, а также исполнение Распоряжения Правительства РФ от 8 января 2009 года № 1-р по повышению эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии».

При анализе альтернативных вариантов разработчик должен был рассмотреть другие варианты достижения указанных целей. Но вместо этого в тексте ОВОС описаны различные варианты уничтожения отходов, каждый из которых, естественно, «оказался хуже», чем сжигание на подвижных колосниковых решетках. Рассмотрен и «нулевой» вариант. Продолжая традиции пропаганды а-ля «РТ-инвест», Разработчик, полностью игнорируя возможности вторичной переработки,  сообщил, что если мы не начнем отходы сжигать и откажемся от проекта, то зарастем мусором.

Много еще ляпов, смешных и печальных, содержит ОВОС, о которых более подробно можно почитать в экспертных заключениях профильных специалистов. И про нарушения методик расчета, и про отсутствие необходимого пакета документов, и про недовыполнения самого технического задания, и про многое, многое другое.

В конце отмечу, что проект «Чистая страна» – это троянский конь, с помощью которого в Россию протаскивается мусоросжигание. К концу Года экологии общественники и активисты все больше воспринимают название нацпроекта как издевку. А правительственные меры и мероприятия по строительству четырех МСЗ в Подмосковье и одного в Татарстане (признание мусоросжигания как способа снизить негативное воздействие отходов на окружающую среду, мусорной энергии как возобновляемой, раздача территорий под постройку МСЗ без конкурса, игнорирование общественного мнения в виде митингов и пикетов, расходы на популяризации будущих МСЗ из государственного бюджета) – как сплошной сюрреализм.

Анна Гаркуша Руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «РазДельный Сбор»