16 Мая 2017

«Ни один из способов пылеподавления полностью проблему не решит»

Замгендиректора ОАО «ДНИИМФ» (Владивосток) по НИОКР, кандидат технических наук Евгений Новосельцев в эксклюзивном интервью «Кислород.ЛАЙФ» рассказывает о том, почему угольная пыль стала проблемой именно на российском Дальнем Востоке. И какие есть пути ее решения.
Поделиться в социальных сетях
Проблема угольной пыли в портовых городах Дальнего Востока уже несколько месяцев не сходит с повестки. Хотя сама по себе она не нова, но именно прошедшей зимой бунты против угольщиков в Находке, Ванино и даже Советской Гавани ворвались в топ федеральной повестки. Об угольной пыли говорили в Госдуме и надзорных ведомствах, губернаторы собирали совещания и делали громкие заявления, жители поселков – дышали грязным воздухом и проводили митинги протеста. Проблема кажется не решаемой, но это не так.

О том, какие есть способы подавления или полной ликвидации угольной пыли в интервью «Кислород.ЛАЙФ» рассказал заместитель генерального директора ОАО «ДНИИМФ» (Владивосток) по НИОКР, кандидат технических наук Евгений Новосельцев.
Заместитель генерального директора ОАО «ДНИИМФ» (Владивосток) по НИОКР, кандидат технических наук Евгений Новосельцев
- Евгений Михайлович, насколько актуальна проблема угольной пыли в российских морских портах?

- Я никогда не слышал о том, что в мире это является проблемой. И даже в России далеко не везде эта проблема существует. По одной простой причине – такие условия, при которых возникает угольная пыль и при которых она становится проблемой, очень мало где возникают. Вот на Дальнем Востоке России такие условия сложились. Почему нас и не понимают многие угольщики из Балтики и с Черного моря. Сильные морозы создают такие условия, что уголь перемерзает и превращается в пыль, которая сильными ветрами переносится на очень большие расстояния. И справиться с этим невозможно - во всяком случае, теми методами, которыми справляются с проблемой в других регионах.

- А почему именно этой зимой произошло обострение проблемы и угольная пыль стала темой политической?


- Обострение произошло из-за сложившихся в Находке этой зимой погодных условий. Были очень сильные ветра, это первое. Порт прирастил грузооборот по углю на несколько миллионов, это второе. Погрузка пошла интенсивнее, соответственно, и пыление. Жители, естественно, стали подниматься на митинги, проблема вышла на улицы города. А политической она стала, скорее всего, из-за близости выборов. На этой теме некоторые из наших политиков могут заработать себе очки. Что и происходит.

-Какие есть технологии в мире по борьбе с угольной пылью? В чем их плюсы и минусы? Какие эффективны в России?

- Идеальное решение по такой проблеме бывает только одно – это полностью закрытые технологии, исключающие прямой контакт груза (угля) с окружающей средой. Тогда, конечно, никакой пыли вообще не будет. То, что там не все гладко - это неправда. Любая техническая система имеет свои плюсы и минусы. Но такие решения существуют, они работают, мы не видим проблем внедрения этих систем и их применения в России и на Дальнем Востоке. Сегодня оппоненты пытаются доказать, что эти системы нельзя применять (взрываются, дорогие и т.д.). Еще ни одного терминала не взорвалось. Что дорогие, тоже неправда: закрытые терминалы сопоставимы с терминалами, которые строят сегодня в открытом исполнении.

Кроме закрытых технологий существует еще несколько способов. Прежде всего, это гасить пыль с помощью водяного тумана. Но такой туман работает только летом, так как зимой он замерзает и не приносит пользы. Но летом на Дальнем Востоке и так большая влажность, поэтому уголь и не пылит. Можно покрывать угольные склады снегом с помощью снегогенераторов. Но если порт работает, то угольные склады – это живые элементы терминала, они постоянно работают, уголь завозят-увозят, покрывать их снегом в этих условиях бессмысленно. Сами склады пылят немного. Пыль возникает там, где уголь пересыпается или работает погрузка. Там снегогенераторы бессильны.

Еще один способ – заборы (стены) высотой по 15-25 метров, которыми огораживают угольные склады. Но они не очень эффективны при сильных ветрах. Сегодня высота склада сопоставима с высотой этих стен. И если на вершине склада сдувает пыль, она перелетает через такие ограждения. Их использование ограничено. Вообще, ни один из способов пылеподавления полностью задачу не решает. Более того, способы, связанные с применением воды, требуют больших ее расходов. Потом эта же вода требует очистки. Специальные фильтры должны быть. Это дорого. И необходимого количества воды просто нет. В порту Ванино («Дальтрансуголь»)сделали замкнутую систему водяного орошения, но она очень дорогая. Других решений нет нигде в мире. И беда, что в России никто не работает над решением этой проблемы. Все применяют то, что разработано за рубежом.

- А почему в России нет закрытых угольных портов? Сколько может стоить такая реконструкция? Есть ли какие-то типовые проекты и решения? Откуда убежденность, что они очень дорогие? 

- Во-первых, ранее такая проблема не стояла на повестке. Таких объемов угля не перерабатывали, как сегодня. И не разрабатывали таких технологий в России. Их просто никогда не было, не было спроса. Сейчас он возник. Мы говорим – давайте применять то, что есть за рубежом. Мы можем разрабатывать и сами такие технологии. Но вопрос: кто даст такие средства? Сколько может стоить реконструкция? Сказать трудно, потому что каждый терминал проектируется для данного места, условий, особенностей порта. И стоить он может по-разному. Нет даже средней цифры.

Закрытые терминалы по каким-то параметрам дешевле, по другим дороже. В целом сопоставимые средства на строительство открытых и закрытых терминалов. Технические решения есть. Но эти решения не российские. А убежденность, что они очень дорогие, произрастает из того, что если терминал закрыть, то это будет добавочная цена. На самом деле, все по-другому. Но эта убежденность подогревается противниками закрытых технологий.

Сами склады пылят немного. Пыль возникает там, где уголь пересыпается или работает погрузка


- Почему в Приморье не работает запрет на открытую перевалку угля?

-У нас нет такого запрета. У нас есть постановление губернатора, которое изменило нормы проектирования в Приморском крае. И в эти нормы было вписано, что новые портовые терминалы должны применять только закрытую технологию. Это постановление было в 2014 году подписано, но не выполнялось никем. После этого были разработаны несколько проектов строительства терминалов в крае, они прошли государственную экспертизу в Москве, которая не руководствуется местным законодательством. А местные власти не предприняли никаких мер, чтобы их постановление выполнялось, хотя меры, доступные для власти, существуют. Этот запрет сегодня выглядит как PR-акция, чтобы убедить местное населением, что власти озабочены фактом пыления.

- В одном из интервью вы озвучили идею о зеленых портах – что вы вкладываете в это понятие? Какие порты в России могли бы такими стать уже в ближайшее время? Сколько потребуется инвестиций, чтобы все порты так перестроить?

- Прежде всего, это сознание людей, которые владеют, руководят портом, работают в нем. Люди должны понимать необходимость защиты окружающей среды, иначе все бесполезно. Когда появляется понимание у людей, тогда они ищут пути, чтобы снизить нагрузку на природу. В мире есть понятие «зеленое судно». Приветствуется, когда строят суда с минимальными выбросами в окружающую среду. Способов снизить нагрузку на окружающую среду в порту много. Чтобы эти способы были реализованы, нужно, чтобы власть это понимала. Мы, например, предлагали в портах ставить подстанции и подключать суда, которые стоят в порту, к городской электросети, чтобы они не дымили. Это и судам будет выгодно. На этом может порт и город зарабатывать, а нагрузка на окружающую среду снижается. Но нигде у нас это не делается. Я не знаю ни одного морского порта в России, который бы был аккредитован по ISO14000. В нашей стране люди пока очень далеки от этой проблемы.

- Тогда традиционный вопрос - что делать то в такой ситуации?

- Мы уже здесь говорили, что решить эту проблему в существующих портах сегодняшними техническими средствами не удастся. Можно снизить уровень загрязнений, но кардинально ничего изменить невозможно. Зимой порты все равно будут пылить, летом – нет. Чтобы снизить нагрузку на окружающую среду, нужно повлиять на порты, чтобы они реально применяли способы пылеподавления. Технологии эти дорогие, требуют экономических и людских ресурсов, той же воды и многого другого. И понятно, что порты стараются избегать любыми способами этих затрат. Заставить их можно либо административными методами, либо серьезными штрафами. Других способов, к сожалению, пока не придумано.

Другое дело, мы нашим оппонентам рекомендуем смотреть на тенденции отечественного законодательства в области экологии. Оно постепенно ужесточается. И то, что сегодня позволительно, завтра уже разрешать не станут. И будут не просто штрафовать - эти терминалы будут закрывать. Пройдет время, придет новое поколение людей и они откажутся работать в таких условиях в портах. Не исключено, что порты станут сезонными. Либо придется платить людям очень большие зарплаты и тратить деньги на пылеподавление.

Зимой порты все равно будут пылить, летом – нет. Чтобы снизить нагрузку на окружающую среду, нужно повлиять на порты, чтобы они реально применяли способы пылеподавления
Евгений Новосельцев заместитель генерального директора ОАО «ДНИИМФ» (Владивосток) по НИОКР, кандидат технических наук