26 Декабря 2018

«Баланс в Иркутской энергосистеме восстанавливается»

Генеральный директор «Иркутскэнерго» Олег Причко – о том, что затяжное маловодье на Байкале заканчивается, преимуществах «альтернативной котельной» для развития теплоснабжения и закрытии неэкологичных котельных.

Поделиться в социальных сетях

Уходящий год принес энергетикам и всем жителям Восточной Сибири позитивную новость: маловодье в бассейне Байкала закончилось. Это позволило изменить баланс генерирующих мощностей в Иркутской области за счет снижения нагрузки на угольные ТЭЦ и большей, чем год назад, загрузки ГЭС. Наметился и рост потребления тепла, хотя оптимизма это внушает меньше: «локомотивом» стало население, а не крупные промышленные предприятия. О том, как эти и другие тенденции влияют на работу ПАО «Иркутскэнерго», в традиционном итоговом интервью газете «Сибирский энергетик» рассказал генеральный директор компании Олег Причко.

– Олег Николаевич, в какой внешней среде, в том числе законодательной, компания проработала очередной год? Были ли какие-то инициативы, которые значительно на нее повлияли?

– По большому счету, ничего экстраординарного не происходило – год прошел в нормальной рабочей обстановке. И прошел, на мой взгляд, неплохо. Есть даже определенный позитив: осенью мы почувствовали, что период затяжного маловодья заканчивается, так что баланс генерации в Иркутской энергосистеме восстанавливается.

– Поправьте, если ошибаюсь, но на ОРЭМ есть некое общее правило: чем больше ГЭС-предложение, тем ниже конечная цена электричества. И наоборот. Как в связи с гидрологической обстановкой складывалась рыночная конъюнктура?

– Все немножко тоньше. Имеет значение не только ГЭС-предложение, но и в целом более дешевое предложение, которое называют ценопринимающим. Электроэнергию, которую ТЭЦ вырабатывают в теплофикационном цикле, тоже поставляют по ценам потребителей. То есть по ценопринимающим заявкам. Именно по ним на рынок поставляется значительный объем выработки тепловых электростанций в зимний период. Но это еще не все – стоимость энергии формируется по многофакторной модели, в которой учитываются аварийные и плановые ремонты, восстановительные ремонты, изменение потребительских нагрузок, перетоки из одной ценовой зоны в другую. Но в целом, конечно, при повышенном дешевом предложении цена при прочих равных условиях снижается. И растет, если это предложение сокращается. Все четыре года мы видели, что экономическая модель биржи так и работает.

– С чем связан рост потребления электричества, который наметился в Иркутской области в нынешнем году?

– Здесь надо понимать структуру электропотребления. С одной стороны, мы рады, когда наша продукция становится более востребованной и спрос на нее растет. С другой – нужно понимать, что это за спрос. Главным фактором остается прирост нагрузки со стороны бытовых потребителей. Чтобы оценить его воздействие, надо смотреть не на компанию «Иркутскэнерго», а на весь регион. Рост потребления промышленными предприятиями означал бы, что они наращивают выпуск продукции. Это, в свою очередь, ведет к увеличению валового регионального продукта и налоговой базы для поступлений в бюджет. Рост потребления электроэнергии населением иллюстрирует прямо противоположную тенденцию. Себестоимость электроэнергии, которую оно использует, в разы больше установленного для него тарифа. А если есть кто-то, кто получает что-то дешевле себестоимости, то должен быть кто-то, кто это оплачивает. Оплачивают как раз промышленные потребители. 

– Металлурги, лесопереработчики…

– Еще Иркутский авиационный завод, «Саянскхимпласт» и другие химические предприятия, Ангарская нефтехимическая компания. Их по пальцам можно пересчитать. В основном это экспортеры, которые вынуждены конкурировать на глобальных рынках. Дополнительная прибавка к себестоимости продукции точно не улучшает их конкурентоспособность. Меньше прибыли у региональных предприятий – меньше идет налогов в местный бюджет. Я неслучайно акцентировал внимание на Ангарской нефтехимической компании. У нас как цена на топливо изменилась? 

– С другой стороны, как быть со статьей 7 Конституции РФ, которая гласит, что Россия является социальным государством?

– Назову еще несколько цифр: у нас в Иркутской области есть домохозяйства, которые потребляют свыше 11 тыс. кВт*часов в месяц. Эти люди составляют всего 1% населения региона. А потребляют они 13% всей электроэнергии, поставляемой иркутянам. Факт 2017 года: в среднем одно домохозяйство из названной категории тратит 11 192 кВт*часа в месяц. В том числе летом! Вот он – рост электропотребления, вот те, кто его дотирует: 62% населения области потребляет в среднем 132 кВт*часа в месяц, еще 19% – 375 кВт*часов. Поэтому, с одной стороны, меня радует, что наш продукт востребован, но я понимаю, что такая диспропорция не может быть нормой. Когда за роскошь нужно платить отдельно – это и есть социальное государство. 

– Система формирования тарифов на электричество пока не меняется, а что происходит в тепловой энергетике?

– Страна потихоньку переходит на принцип «альтернативной котельной». В такой логике работает Рубцовск, буквально несколько дней назад премьер-министр утвердил переход на новую модель в городе Линеве Новосибирской области. В моем понимании это более правильная конструкция, чем та, которая существует. Сейчас получается, что самые нерадивые находятся в самых комфортных условиях: в абсолютном значении у них высокая база, а тариф индексируют на относительную величину. Альтернативная котельная показывает и потребителю и поставщику предельную цену, при которой ситуация в теплоснабжении гарантированно изменится. Если поставщик запросит больше, потребитель посчитает, что экономически целесообразно уйти от него, обеспечить альтернативный источник тепла. При этом потребитель понимает: что чем больше разрыв с этой ценой, тем в большей степени недофинансирован поставщик. К примеру, «Иркутскэнерго» – это крупная холдинговая компания, входящая в состав еще более крупной холдинговой компании En+, поэтому она финансово, экономически и технически устойчива. Но существует множество поставщиков, которым не хватает тарифной выручки, поэтому они вынуждены недофинансировать, в недостаточной степени ремонтировать свое оборудование. Это бумерангом прилетает к потребителю. 

– Кстати, у En+ в Иркутской области есть масштабная программа модернизации генерирующих активов?

– Да, и она охватывает практически все ТЭЦ «Иркутскэнерго». Но сроки ее реализации и объем работ будут зависеть от результатов конкурентных отборов мощности по реконструкции тепловых электрических станций. Только по итогам торгов мы получим предметный перечень объектов. Пока у нас есть только подготовленные заявки, но самой процедуры отбора еще не было. 

– Каковы результаты работы по привлечению энергоемких промышленных потребителей, использованию свободных мощностей?

– Свободных мощностей у нас действительно достаточно, резервы есть. Мы идем навстречу каждому, кто желает к нам подключиться. Другое дело, что их немного. К сожалению, до рынков сбыта от Иркутска 5000 километров что на запад, что на восток, то есть логистические затраты перекрывают экономический эффект. Поэтому новые потребители, к сожалению, в очереди к нам не стоят. Да, есть ряд проектов, которые появляются и развиваются. Мы их, безусловно, поддерживаем. Заминок со стороны энергетиков по части выдачи технических условий, их оформления и строительства инфраструктуры точно нет и не будет – коллективы энергетиков стараются все делать максимально быстро и эффективно. Но каких-то прорывных проектов мы пока не видим и связываем это с удаленностью от основных рынков. 

– То есть проблема не в каком-то общем спаде российской экономики?

– Нет. Посмотрите на Татарстан, на Калужскую область. Там инвесторы есть, а энергоресурсы в разы дороже, чем у нас. Все просто: они ближе к основным рынкам сбыта. С другой стороны, ситуация в Иркутской области с невостребованными мощностями дает нам большие возможности для более эффективного перераспределения производства. Например, в Иркутске были 42 муниципальные котельные, а осталось 30. 

– А если достроите тепломагистраль № 4, станет еще меньше?

– Да. Это решение, которое крайне выгодно всем. Посмотрите на микрорайон Зеленый, который Министерство обороны передало городу. На днях произошла очередная авария на сетях. Там работает дорогущая мазутная котельная. Кто за это платит? Все потребители и бюджет. Вдобавок мазутная котельная совершенно неэкологичная. Удельные выбросы на гигакалорию в разы выше, чем на Ново-Иркутской ТЭЦ. При этом у нас есть возможность направить часть резервов, имеющихся на станции, на централизованное теплоснабжение Зеленого. И мы вместе с руководством города в этом направлении целенаправленно работаем… Прорабатываем и прокладку труб в Зеленый с закрытием мазутной котельной, и проект строительства теплосети по улице Баррикад, после запуска которой тоже закроем мелкие котельные. Это даст довольно большое снижение выбросов в атмосферу, более надежное теплоснабжение и улучшение экономики. Плюс рост строительства жилья – вдоль Баррикад можно построить до миллиона квадратных метров. Причем там не только наша теплосеть – у «Водоканала» есть аналогичный проект по строительству водопровода и канализационного коллектора. Как только мы под эгидой городской администрации эти планы реализуем, в предместье Рабочее появится новый проспект, самый современный. 

– Каковы приоритеты компании на 2019 год, в том числе в области социальных программ?

– Прежде всего надежное обеспечение потребителей теплом и электроэнергией. Мы также стремимся как можно бережнее относиться к природе, поэтому по-прежнему будем работать над повышением энергоэффективности и снижением выбросов. Что касается социальных программ, то приоритеты те же, что и обычно: здоровье наших сотрудников и жителей всей Иркутской области. Так что мы продолжим сотрудничать с региональным отделением Российского детского фонда, будем поддерживать хоккейную команду «Байкал-Энергия». (…) 

– Если говорить про еще более отдаленную перспективу, какие долгосрочные тенденции будут влиять на работу компании?

– В первую очередь это переход на нормирование воздействия на окружающую среду на основе наилучших доступных технологий, который начался в 2014 году. Производство электрической и тепловой энергии в принципе относится к тем отраслям, на которые это распространяется. Поэтому в «Иркутскэнерго» разработан и успешно реализовывается план мероприятий, предусматривающий снижение выбросов ТЭЦ до тех показателей, которые демонстрируют лучшие доступные технологии. Если говорить про внешнюю среду, то сейчас обсуждается проект ФЗ «О государственном регулировании выбросов парниковых газов». Он предполагает, что уровень эмиссии будет устанавливаться в целом по стране и по секторам экономики. Предельные показатели, как и порядок установления разрешений на выбросы парниковых газов, будет утверждать правительство России. 

Полная версия.

Олег Причко: «Ситуация в Иркутской области с невостребованными мощностями дает нам большие возможности для более эффективного перераспределения производства. Например, в Иркутске были 42 муниципальные котельные, а осталось 30».