Информационный партнер Комитета
по экологии и охране окружающей
среды Ассоциации менеджеров
Нам уже год! 
12 Декабря 2016

Мониторинг №4: Отказ от атома обойдется Германии в круглую сумму, Трамп назначит главой природоохранного ведомства врага «зеленых»

Поделиться в социальных сетях
Трамп подливает масла в огонь

Главой Агентства по охране окружающей среды США будет назначен Скотт Прюитт, сенатор от штата Оклахома с 1998 по 2006 год, а с 2010 года – генеральный прокурор этого штата. Об этом сообщило агентство Reuters со ссылкой на источник в переходной команде избранного президента США Дональда Трампа.

Прюитт известен как противник мер, принятых администрацией Обамы и обязующих штаты сократить объем выбросов углерода в атмосферу (Green Power Plan), поэтому его назначение «вызывает гнев» активистов по защите окружающей среды и приветствуется теми, кто работает в нефтедобывающей отрасли США, отмечает Reuters. Прюитт также известен тем, что называл «мистификацией глобальное потепление и призывал «отменить» Парижское соглашение по климату, уточняет The New York Times. В качестве генерального прокурора Оклахомы он несколько раз подавал иски от штата на Агентство по охране окружающей среды США, а также подвергал агентство критике на слушаниях в Конгрессе. «Американский народ устал видеть, как миллиарды долларов утекают из нашей экономики из-за ненужных правил Агентства по охране окружающей среды, и я намерен руководить им так, чтобы защищать окружающую среду и способствовать процветанию американского бизнеса», — сказал Прюитт в своем заявлении. А сам Трамп отметил, что Агентство по охране окружающей среды США «слишком долго тратило деньги налогоплательщиков» на меры, которые уничтожили миллионы рабочих мест фермеров и рабочих, занятых в целом ряде отраслей.

Впрочем, ничего удивительного в выборе Трампа нет. Сетевой ресурс Real Clean Energy на прошлой неделе обнародовал записку Томаса Пайла, возглавляющего переходную команду штаба Трампа. Он также является руководителем Института энергетических исследований (IER) и Американского энергетического альянса (AEA). Как сообщил ТАСС со ссылкой на эту записку, политика администрации Дональда Трампа в области энергетики будет включать 14 конкретных направлений, и среди них: расширение геологоразведки на нефть и газ, в том числе в Чукотском море, облегчение строительства терминалов для экспорта сжиженного природного газа (СПГ), а также выход из Парижского соглашения по климату. «Даже если администрация Трампа ничего не станет предпринимать, это означает, что из этого соглашения начнется массовый исход. На данный момент любые прежние обязательства по сокращению выбросов (опасных веществ в атмосферу) или финансированию за счет налогоплательщиков «Зеленого климатического фонда» следует рассматривать, как недействительные», - пишет Пайл.

«Как Трамп может повлиять на изменения климата?» - таким вопросом задались журналисты The New York Times. И дали на него, можно сказать, исчерпывающий ответ. В интерактивной публикации газета прогнозирует, что если США и дальше будут выбрасывать парниковые газы в «обычных объемах», суммарная эмиссия страны вырастет к 2025 году до 6,9 млрд тонн СО2-эквивалента (с нынешних примерно 6,6 млрд) – при том что по обязательствам, необходимым для выполнения Парижского соглашения, эти объемы должны составить 5,3 млрд тонн. Главный «проводник» этих целей – тот самый План Чистой Энергии, принятый администрацией Обамы и призванный стимулировать переход страны на использование ВИЭ. Однако, как признает NYT, даже если все планы вступят в силу, США не достигнет своих целей. При этом решения Трампа будет важным, но не единственным фактором того, насколько США продвинуться в деле сокращения выбросов. «Энергетические рынки меняются, мощность угольных станций снижается, в то время как ветер и солнце энергии завоевывают свои ниши», - пишет газета. США являются вторым по объемам выбросов государством в мире (после Китая). И если Америка не выполнит свои обязательства, мир не сможет добиться снижения роста глобальной температуры: «Другие народы не должны отступать от своих обязательств, но если США от них откажется, то большой вопрос – как много развивающихся стран будут в состоянии что-то сделать».

Антиатомный кейс ФРГ 

Как известно, Россия в рамках реализации Парижского соглашения по климату (которое наша страна планирует ратифицировать в 2019-2020 годах, не раньше) в качестве одного из направлений низкоуглеродного развития видит рост мирного атома. Госкорпорация «Росатом» активно пытается продать свои реакторы на мировом рынке, упирая на то, что атомная генерация – отличная альтернатива углю и нефтегазу. Свою презентацию атомщики сделали даже на недавней климатической конференции ООН в Марокко (СОР22).

Другие же страны от атома отказываются. Например, Германия решила полностью закрыть все АЭС в стране после аварии на японской «Фукусиме» в 2011 году. Восемь из семнадцати германских АЭС были отключены тогда сразу же, в прошлом году была выведена из эксплуатации станция Графенрайнфельд. Оставшиеся восемь атомных станций Германии будут отключены, согласно плану, в 2018-м, 2020-м и 2022-м годах. Действия властей ФРГ критикует все эти годы. Так, еще в январе 2012 года член совета директоров Siemens Михаэль Зюсс сообщал, что отказ от ядерной энергетики обойдется стране в 1,7 трлн евро до 2030 года, или в 65% годового ВВП страны.

Как напомнил ИА REGNUM начальник отдела анализа финансовых рынков ООО «КИТ Финанс» Василий Копосов, решение запретить эксплуатацию атомных станций дорого обошлось концернам E.ON, RWE и Vattenfall: «В частности, E.ON — крупнейшая энергетическая компания в Германии в 2011 году потеряла около 2,5 млрд евро EBITDA только из-за закона, а всего показатель снизился на 30%». Эти три энергетических гиганта подали иски с требованием компенсаций недозаработанной прибыли и осуществленных инвестиций в модернизацию и обеспечение надежности АЭС.

На прошлой неделе Федеральный конституционный суд Германии в Карлсруэ частично удовлетворил эти иски. Решение можно считать соломоновым: правительству не запрещено двигаться по выбранному пути, концернам же дано право требовать денег за нелюбовь. Немедленной выплаты они не получат, власти до конца июня 2018 года должны разработать соответствующий механизм компенсации, сообщила Deutsche Welle. Пока нет ни точных расчетов об объемах выплат (в разных источниках можно найти цифры в диапазоне 18-22 млрд евро), и понимания, с кого именно «снимут» эти деньги.

«Решение по иску немецких энергокомпаний отчасти говорит о том, что АЭС закрыли не из-за их небезопасности. Так сложились обстоятельства в то время, когда принималось решение, и в бундестаге победу одержали лоббисты перехода на альтернативную энергетику. В парламенте Германии нашлось достаточное число аффилированных лиц, заинтересованных в отказе от атомной генерации – для альтернативщиков теперь поляна расчищена, и они смогут получить сверхприбыли. А кто уж и в каких объемах будет выплачивать компенсации энергкомпаниям RWE и E.ON, их мало волнует. Но неудивительно, что энергоконцерны подали такой иск в суд, требуя компенсаций – все-таки Германия как страна ЕС должна действовать в правовом поле. И суд не мог решить данный иск по-другому, это противоречило бы здравому смыслу и логике правового государства», - заявил Центру энергетической экспертизы Олег Абелев, начальник аналитического отдела ИК «Риком-Траст».

Другие же аналитики говорят о том, что такие вопросы нельзя решать с кандачка. «Стремление ряда европейских стран отказаться или сократить использование АЭС после событий на японской Фукусиме во многом было продиктовано не реальной необходимостью, а скорее некоторыми паническими настроениями. Такую картину можно было наблюдать в Германии, Франции, Швейцарии, а также в ряде других стран, где сейчас только начинается проработка дальнейших действий в данном направлении», — говорит, к примеру, аналитик Olymp Trade Юрий Прокудин.

Он также справедливо отмечает, что Германия в спешке не проработала инфраструктурные моменты: «Заменить такие АЭС сейчас в перспективе ближайших пяти лет будет сложно, если вообще возможно». На мирный атом приходится более 15% общего энергобаланса страны. По факту ядерную генерацию пришлось заменять углем. «В следующем году жители Германии ощутят на себе эффект троекратного роста цен на уголь, случившегося во второй половине 2016 года. Соответственно цена электроэнергии еще вырастет», - прогнозирует, например, Копосов. «Не имея возможности для активного ввода в энергобаланс ВИЭ, страна вполне может нанести себе гораздо больше экологического ущерба, чем ожидалось ранее. Устранение экологического ущерба, затраты на топливо, рост цен на электроэнергию, а также компенсационные выплаты в этом случае уже не кажутся таким логичным итогом отказа от АЭС, что подчеркивает непроработанность и «сырость» принятого в 2011 году решения», — резюмирует Прокудин.

Отказ от использования атомной энергии в современном мире невозможен. «Думаю, это было бы безумием», - заявил на прошлой неделе бывший в 1981-1997 годах генеральным директором Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Ханс Бликс. В интервью ТАСС, данном на полях заседания наблюдательного совета Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, Бликс добавил, что не понимает, «почему некоторые европейские страны, в том числе Германия и Швейцария, хотят закрыть АЭС».

«Мир в наше время сталкивается с двумя основными угрозами, - отметил Бликс. – Первая – это ядерное оружие и недостаточное осознание того, что применение ядерного оружия грозит всему миру моментальной смертью. Но есть и другая угроза – глобальное потепление, которое, в свою очередь, грозит планете медленной смертью». «Все остальные традиционные источники энергии, в отличие от АЭС, приводят к вредным выбросам в атмосферу… Если мы хотим избежать попадания в атмосферу вредных газов, мы не можем позволить себе закрытие атомных электростанций», - уверен бывший глава МАГАТЭ.

Уголь и ВИЭ

Пока в мире так или иначе звучат заявления об отказе от угля то к 2030-му, то к 2050-му году, в России игроки рынка в это не верят. «Я не думаю, что в ближайшие 50 лет произойдет отказ от угля. Это наиболее дешевое топливо, что крайне важно в нынешних непростых экономических условиях. Теплообеспечивающая инфраструктура многих регионов России спроектирована именно под уголь. Ее полное переоборудование под газ потребует немало времени и капиталовложений. Даже в Европе, где сейчас активно работает антиугольное лобби, от угля все же не отказываются именно по причине дешевизны этого топлива», - заявил, к примеру, заместитель генерального директора по производственно-техническим вопросам группы «Русский Уголь» Вячеслав Серебряков.

А некогда весьма уважаемый журнал «Эксперт» разродился статьей с недвусмысленным названием «Неудобная правда о «зеленой» энергетике». Разбирая книгу американского журналиста Алекса Эпштейна «Моральные аргументы в пользу ископаемого топлива» (The Moral Case for Fossil Fuels), «Эксперт» делает весьма радикальный вывод. «Массовый отказ от углеводородной энергетики приведет к настоящей катастрофе и будет стоить миллионы человеческих жизней». Далее в статье разбирается «зеленый заговор», который «настолько доминирует в мировом социуме, что даже владельцы нефтяных и газовых компаний фактически уже извиняются за свою работу», упоминается, как Эпштейн отвел несколько десятков страниц насмешливому документированию страшных пророчеств из 1980–1990-х годов. А также констатируется, что, несмотря на значительный рост объемов «зеленой» энергии за последние четверть века, ни одна страна в мире не делает на нее ставку (книга явно вышла до СОР22, иначе автор не был бы столь категоричен).

Германия, анализирует Эпштейн, занимает первое место в мире по производству солнечной энергии и третье место по производству ветровой энергии. При этом в течение среднестатистической недели солнечные батареи и ветряные турбины могут произвести лишь 5% необходимой ФРГ электроэнергии. В целом же, заключает Эпштейн, выбора у нас нет: либо продолжать использовать углеводородную энергию, чтобы, по крайней мере, получить время на изобретение дешевых и эффективных технологий производства «зеленой» энергии, либо скатиться в каменный век.

При подготовке мониторинга проанализировано порядка 25 источников.