17 Января 2018

«Ульяновск обозначил себя в качестве лидера»

Финский Fortum тихо и скромно запустил ветропарк мощностью 35 МВт под Ульяновском – первый в России объект ветрогенерации, работающий на ОРЭМ. Специально для «Кислород.ЛАЙФ» ульяновский журналист Лидия Пехтерева разбирает составляющие рецепта регионального лидерства в этом сегменте ВИЭ. В его основе – господдержка, ставка на иностранных инвесторов, создание отрасли комплектующих и личная вера в ветер губернатора.

Поделиться в социальных сетях

С января 2018 года ветряная электрическая станция (ВЭС), построенная финской Fortum недалеко от Ульяновска, включена в реестр мощности. Это означает, что в российской энергосистеме (в той ее части, что действует в рамках ОРЭМ) появился первый объект генерации, функционирующий на основе использования энергии ветра. И объект не маленький – мощность новой ВЭС составляет 35 МВт.

Инвестиции Fortum в проект составили 65 млн евро. По данным Российской ассоциации ветроиндустрии (РАВИ), капитальные затраты на строительство ветропарка должны были составить около 7 млрд рублей (или около 155 тыс. рублей за кВт). В течение 15 лет станция будет получать гарантированные платежи за мощность по ДПМ ВИЭ. И, таким образом, гарантированно окупит вложения. 

Торжественной церемонии запуска с перерезанием красной ленточки, звоном бокалов шампанского и десантом vip-гостей (поговаривали, что ее посетит собиравшийся в Ульяновск на форум «Россия – Спортивная держава» президент Владимир Путин) не случилось. Компания лишь выпустила скромный пресс-релиз, в котором среди прочего сообщила, что «рост в солнечной и ветряной генерации – один из краеугольных камней стратегии Fortum». Исполнительный вице-президент Fortum, глава российского подразделения компании Александр Чуваев ранее заявлял, что «выработка электроэнергии с низкими выбросами уже давно является ключевой частью стратегии Fortum». И что одна из основных целей компании на глобальном уровне – «увеличение инвестиций в возобновляемые источники энергии, прежде всего – в гидро-, ветряную и солнечную генерацию». «Проект в Ульяновске является еще одним примером конкретных шагов, предпринимаемых нами на пути развития более чистых, интеллектуальных и эффективных решений в производстве электроэнергии», - говорил Чуваев.

Ульяновская ВЭС: пуско-наладочные работы


Ульяновская ВЭС – действительно первая ласточка, проба пера компании в сегменте ВИЭ в России. «Кислород.ЛАЙФ» уже писал о том, почему эта станция обошлась компании вдвое дороже изначальных расчетов. Работа над проектом растянулась на два года: в феврале 2016 года были начаты проектные работы, а в мае 2017 года — строительство ВЭС. В проектировании и СМР приняли участие в основном российские компании, многие из которых впервые участвовали в подобных проектах. При отборе поставщиков ветротурбин была выбрана китайская компания DongFung, которая поставила в Ульяновск 14 ветрогенераторов мощностью 2,5 МВт каждый.

В 2017 году Fortum и РОСНАНО учредили на паритетной основе инвестиционный фонд, цель которого – развитие в России значительных объемов ветряной генерации по ДПМ в период с 2018 по 2022 года. В соответствии с результатами конкурсного отбора проектов в ВИЭ, состоявшегося в прошлом году, СП финской компании и российской нанокорпорации — ООО «Фортум Энергия» - до 2022 года собирается построить в стране 1 ГВт ветропарков. Технологическим партнером Fortum в дальнейшем стане не китайская DongFung, а датская компания Vestas. 20 декабря, почти под Новый год, комиссия при Минпромторге России одобрила заключение специального инвестиционного контракта с Vestas, в рамках которого в Ульяновске будет локализовано производство ветрогенераторов в России. 

«Возобновляемая энергетика в России – это такой сейчас хайп. И ветроэнергетика как ее важнейшая компонента – то, что в ближайшие годы будет возникать. Ульяновск обозначил себя в качестве ее лидера», - объяснял в сентябре прошлого года глава АО «Роснано» Анатолий Чубайс во время своего визита в Ульяновскую область. Но почему именно этот регион стал первым в сегменте ветра?

Пресс-служба правительства Ульяновской области
«Ульяновская область обозначила себя в качестве лидера ветровой энергетики России», объявил в сентябре прошлого года глава АО «Роснано» Анатолий Чубайс

Четкий региональный выбор

В 2013 году правительство России приняло постановление «О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на оптовом рынке электрической энергии и мощности». Документ, призванный подтолкнуть развитие альтернативной энергетики в масштабах страны, обещал инвесторам в эту новую отрасль гарантированный возврат инвестиций: в течение 15 лет с момента запуска объекта генерации с доходностью до 14%, через договоры о предоставлении мощности (ДПМ), за счет повышенного платежа потребителей выработанной энергии. Этот механизм многие ругают за нерыночность, излишнюю нагрузку на потребителей оптовых ценовых зон. Тем не менее, именно он подтолкнул формирование отрасли ВИЭ в России в серьезном масштабе, а не в виде экзотической игрушки для поклонников или средства экономии топливных затрат в изолированных районах.

Первой широко развернулась солнечная энергетика, в которой обозначился и федеральный лидер – СП «Реновы» и того же «Роснано», ГК «Хевел». К концу прошлого года, по данным компании, установленная мощность солнечной генерации, функционирующей на ОРЭМ, достигла 224 МВт. Крупнейшие из построенных в России СЭС расположены в Оренбургской области и в республиках Башкортостан и Алтай. В период с 2018 по 2023 год в России будет построено еще 1,5 ГВт солнечной генерации. Планы по ветру – 3,6 ГВт (с 2016 по 2024 годы).

Пока что почти не движется развитие сегмента мини-ГЭС. Но ветер в прошлом году начал набирать обороты – прежде всего, благодаря интересу к сегменту со стороны госкорпорации «Росатом», а также иностранных инвесторов в российскую энергетику – финской Fortum и итальянской Enel. Для финнов базовой площадкой стала Ульяновская область. «Наш регион давно определил для себя в качестве одного из направлений стратегического развития альтернативную электроэнергетику, - объясняет председатель правительства региона Александр Смекалин, до 2013 года работавший областным министром стратегического развития и инноваций. – Именно поэтому в рамках государственно-частного партнерства мы уже с 2013 года начали подготовку инфраструктурной составляющей в части изучения КИУМов (коэффициент использования установленной мощности), силы ветра, заказали ветроизмерения. И когда эта инициатива нашла отражение и в федеральных программах, регион был готов принимать инвесторов и предложить им не только административную, но и полную техническую поддержку». 

Ульяновская область – энергодефицитная территория. Генерацией электроэнергии внутри региона занимаются лишь две газовых ТЭЦ в Ульяновске (842 МВт, входят в ПАО «Т Плюс») и две атомные установки НИИАР в Димитровграде (суммарно на 92,5 МВт). Выработка региональной энергетики – 2-2,5 млрд кВт*часов, при потреблении в 5,5-6 млрд кВт*часов. Таким образом, собственные мощности обеспечивают лишь около 40% необходимого Ульяновской области электричества. Остальные объемы передаются из других регионов в рамках ОЭС Средней Волги. Причем разрыв между потреблением и выработкой с каждым годом увеличивается. В этих условиях любой задумался бы о покрытии дефицита за счет собственной генерации.

По словам Смекалина, ставка именно на ветроэнергетику была сделана по нескольким причинам. Так, хотя ульяновские ТЭЦ загружены не на полную мощность, кратный рост их размеров – чрезвычайно дорогостоящее мероприятие. Руководство области неоднократно обсуждало с «Т Плюс» проект запуска второй турбины на одной из ТЭЦ, но пока эта идея не движется. Строительство АЭС – дело еще более хлопотное и капиталоемкое. Для развития солнечной энергетики Ульяновская область тоже не слишком подходит (хотя этим занимается та же «Т Плюс» в Оренбургской области) – в субъектах ПФО есть регионы с более высокими КИУМ СЭС. А вот полученные в результате измерений ветра КИУМ оказались достаточными. И регион сделал выбор в его пользу.

Стоит также добавить, что по данным из Схемы и программы перспективного развития электроэнергетики Ульяновской области на 2018-2022 годы (утвержденной губернатором в апреле прошлого года), в регионе нет потребителей на мощность свыше 100 МВт. И даже на 50 МВт - к этим максимумам более менее приближаются лишь УАЗ и филиал ОАО РЖД. То есть в основе региональной экономики - потребители, которым вполне может хватить возможностей ВИЭ. Кроме того, максимум нагрузки в Ульяновской энергосистеме был зафиксирован в 2012 году и составил 1142 МВт. При собственных мощностях около 1 ГВт области нужна, в целом, не такая уж и большая «добавка». Для чего опять же может подойти ветер.

Еще в 2015 году в программе перспективного развития электроэнергетики региона появились проекты создания в области трех ВЭС, построить которые планировала компания «Комплекс индустрия». Но дело не пошло, видимо, из-за слишком жестких в то время требований к уровню локализации оборудования и компонентов. Как только эти требования были смягчены, реальная работа развернулась на других площадках. Уже в 2015 году регион начал искать готового к локализации инвестора через Ульяновский наноцентр, созданный по конкурсу «Роснано» Корпорацией развития Ульяновской области и ООО «Симбирская литейная компания» (входит в ульяновскую ГК DARS). Переговоры о производстве лопастей на базе существующего в Ульяновске завода «Аэрокомпозит» велись с китайскими инвесторами. Таким образом, руководство области изначально пыталось «затащить» на свою территорию не столько ветроэнергетиков, сколько производителей комплектующих.

А путь к ветру лежал через Европу. В конце 2015 года ульяновский губернатор Сергей Морозов и гендиректор Корпорации развития Ульяновской области Сергей Васин подписали соглашение о сотрудничестве с Александром Чуваевым, являющимся главой российского подразделения Fortum. Компания в ходе реформы РАО «ЕЭС России» стала владельцем девяти ТЭЦ на Урале и в Западной Сибири, но в сегменте ВИЭ ничего не имела. С Ульяновска финны планировала начать развивать в России альтернативную энергетику, тем более что на глобальном уровне Fortum уже сделал на нее ставку. Тогда стороны и договорились о строительстве ветропарка с 14 ветроустановками общей мощностью в 35 МВт возле пос. Красный Яр на левом берегу Волги в границах Ульяновска. Инвестор обещал вложить в проект 65 млн евро. Запустить ветряки планировалось до конца 2017 года. Так в одной точке сошлись интересы региона и крупной иностранной компании.

Пресс-служба правительства Ульяновской области
Проект Ульяновской ВЭС презентовали в прошлом году премьер-министру Дмитрию Медведеву: «Для Ульяновской области это - новые производства, новые рабочие места, дополнительные налоговые отчисления»

rfhnbyrf.jpg

Сплошные плюсы

Планы Fortum в России – 1 ГВт ветропарков до 2022 года. Ульяновская область получит из этого объема еще 236 МВт. Но главное, в регионе останется полноценный кластер производства комплектующих для ветроэнергетики. Еще в ноябре 2016 года было заявлено о создании областного консорциума по локализации производства компонентов для ВЭС. Вошли в него Корпорация развития Ульяновской области, управляющая компания DARS, областной Наноцентр и компания «Аэрокомпозит-Ульяновск». В сентябре прошлого года Ульяновская область заключила соглашение с датской компанией Vestas, по которому регион должен первым в России запустить производство лопастей для ветроустановок. Основываться оно должно на мощностях «Аэрокомпозита». Vestas обещает вложить в проект более 1 млрд рублей, первые лопасти выпустить уже в 2018 году, а на полную мощность вывести завод к середине 2019 года. Кроме иностранца, в проект вкладываются «Роснано» и Ульяновский наноцентр. Планируется, что завод будет выпускать до 300 лопастей в год и обеспечит потребности Fortum при строительстве новых ВЭС в других регионах. Одобренный в декабре на федеральном уровне СПИК позволит Vestas получить льготы по налогам на прибыль, транспорт и имущество.

Кроме Vestas, производить оборудование для ВЭС в Ульяновской области смогут и уже существующие предприятия, которые записывают в кластер поставщиков для отрасли ветроэнергетики. К примеру, речь идет о низковольтном электрооборудовании, антикоррозийном покрытии и другой продукции.

Весной прошлого года Ульяновский государственный университет открыл кафедру «Ветроэнергетические системы и комплексы». Одновременно в Наноцентре была создана кафедра «Технологии ветроэнергетики». Осенью для обучения на новом направлении была набрана группа из десяти студентов. То есть дело сразу было поставлено по-взрослому. Неудивительно, что о своих ветропарках задумываются и региональные компании.

Так, ульяновская ГК DARS была подрядчиком финской ВЭС. «Мы делали в нем часть работ, которая называется Balance of Plant, то есть подготовка площадки для монтажа оборудования, включая производство фундаментов, подъездных путей, крановых площадок и так далее», - поясняют в пресс-службе группы компаний. Наработав компетенции, ГК DARS выступает девелопером и собственного ветропарка. ВЭС мощностью 75 МВт должна разместиться на правом берегу Волги у Новоульяновска, примерно в 25 км от Ульяновска. На площадке уже завершен годовой цикл ветроизмерений, проработаны варианты подключения к сетям и логистические решения поставки оборудования. Как уточняют в пресс-службе ГК DARS, есть и ДПМ ВИЭ, подписанный несколько лет назад, а позже перенесенный в Ульяновскую область.

Стоит напомнить, что DARS участвует в ветряной теме с самого начала ее возникновения в регионе через Ульяновский наноцентр. В его создание вложилась Симбирская литейная компания, входящая в ГК DARS. Совет директоров Наноцентра, как и совет директоров Корпопации развития Ульяновской области, сейчас возглавляет гендиректор группы DARS Дмитрий Рябов. Свой бизнес он создавал в начале 2000-х. С 2006 по 2009 годы работал в правительстве Ульяновской области, до 2013 года руководил Корпорацией развития региона, затем стал депутатом областного Заксобрания, но вскоре отказался от места в парламенте, решив сосредоточиться на развитии бизнеса. Интерес к альтернативной энергетике в группе компаний, имеющей большой опыт в девелопменте и строительстве, объясняют низкой стоимостью эксплуатации электростанций, экологической чистотой получаемой энергии. Также в пресс-службе группы компаний подчеркивают интерес и личную поддержку, которые проектам ВИЭ оказывает лично губернатор Сергей Морозов.

По словам губернатора, с запуском всех запланированных ВЭС Ульяновская область должна производить более 250 МВт ветровой электороэнергии. Учитывая, что объем региональной энергетики сегодня составляет порядка 1 ГВт, речь идет как минимум о добавке в 25%. В качестве возможных площадок для размещения ВЭС рассматриваются Чердаклинский, Николаевский районы, Новоульяновск и другие муниципалитеты. «Создание промышленной сети ульяновских ветропарков – это уникальный для страны проект. Нашу инициативу – организовать производство лопастей и комплектующих для этой отрасли – поддержало федеральное правительство. Мы создадим не только производство, но и самую крупную школу подготовки кадров. Например, на базе Ульяновского нанотехнологического центра открыта базовая кафедра по ветроэнергетике. А на базе УлГТУ – академическая кафедра. Ни в одном регионе РФ такого нет. Специалисты будут приезжать сюда для получения качественного образования», - подчеркнул в конце прошлого года губернатор.

Комплексный подход к развитию сегмента ВИЭ – действительно, достаточно уникальное дело для России. Впрочем, управляющий партнер Агентства энергетического анализа Алексей Преснов говорит о текущей привлекательности ветроэнергетики в первую очередь для самих инвесторов. Государство выдает небольшие объемы для строительства ВЭС, но при этом гарантирует доходность проектов. По его словам, готовность ветроустановки к выдаче заявленной мощности зависит от погодных условий, и ветропарк мощностью 35 МВт, как в Ульяновской области, на практике сможет работать не более чем на 20% от установленной мощности в среднем по году (в Ульяновском наноцентре, впрочем, говорят о КИУМ в 35%). «Тем не менее, именно по этому механизму осуществляется поддержка – с очень высокими и привлекательными для инвесторов параметрами – такими, как предельная стоимость капительных вложений, доходность, сроки окупаемости и т.д. Нигде сегодня таких условий, даже в Европе и Америке, нет. Но, правда, там и нет таких ограничений по квотам – объемам строительства ВИЭ. У нас объемы пока мизерны», - отмечает Преснов.

В итоге ветроэнергетика становится отраслью с ограниченным доступом для компаний, получающих право на гарантированную прибыль. Ульяновская область и ее бизнес в этот узкий круг вошли одними из первых. Но главное, что регион получит не только крутящиеся лопасти и высокие мачты, но и полноценную отрасль комплектующих.

ИА Ульяновские улицы
Сергей Морозов: с запуском всех запланированных ВЭС Ульяновская область должна производить более 250 МВт ветровой электороэнергии
«Поддержка сегмента ВИЭ продолжится, он продолжит развиваться и дальше, и со временем его доля будет увеличиваться в энергобалансе страны. Поэтому участие региона в развитии генерации на основе возобновляемых источников, несомненно, оправдано.
Во-первых, это позволит улучшить структуру энергобаланса области, снизить воздействие традиционных методов генерации на природу и ее обитателей, это положительно скажется на здоровье населения.
Во-вторых, это даст возможность подключить больше потребителей к электросетям, а значит, позволит реализовывать крупномасштабные проекты. Причем стоимость такой электроэнергии может быть дешевле традиционных источников генерации, а значит, повысится инвестиционная привлекательность региона.
В-третьих, развитие этого направления хорошо скажется на экономике. Это и создание новых рабочих мест, и поддержка промышленности, развитие интеллектуального потенциала. Область получит средства от налогов, сможет увеличить поступления в бюджет от продажи электричества, выработанного с помощью ВИЭ и оборудования для генерации на основе ВИЭ, которое будет тут изготавливаться. Причем поставки могут осуществляться не только по стране, но и на экспорт, что увеличит узнаваемость региона, привлечет к нему дополнительное внимание и может быть трансформировано в новые контракты в других отраслях. Так что польза для области, конечно же, есть, и нужно дальше развивать и производство оборудования для ВИЭ и выработку электроэнергии на их основе»
Дмитрий Баранов Ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент»
Лидия Пехтерева

Редактор ИА «Ульяновск – город новостей»