29 Октября 2018

Рецепт – замещение котельных

Минэнерго РФ в октябре утвердило актуализацию Схемы теплоснабжения Новосибирска на 2019 год. В ней прописаны смелые планы на ближайшие годы и перспективу 15 лет, которые нацелены на рост когенерации и повышение эффективности крупных ТЭЦ. «Кислород.ЛАЙФ» объясняет, почему этим планам нет альтернативы.

Поделиться в социальных сетях

Схема теплоснабжения – ключевой документ, определяющий долгосрочное развитие этой жизненно важной для любого города инфраструктуры. В муниципалитетах, население которых превышает 500 тыс. человек, такие документы актуализируются ежегодно – и после публичного обсуждения и доработок отправляются на утверждение в Минэнерго РФ. Где тоже сначала проходят через согласования. Требования к подобным документам были прописаны в постановлении правительства РФ №154 от 22 февраля 2012 года. И новосибирская Схема в 2014 году стала первой из разработанных и утвержденных по новым правилам в России. С тех пор она прошла уже через три актуализации. 

У Схем теплоснабжения, как и у любых долгосрочных стратегий, есть масса недостатков (чаще всего указывают на отсутствие связей со схемами развития электроэнергетики). И все же ценность такого документа трудно переоценить. На основе Схемы рассчитывается объем инвестиционной программы для всей отрасли на перспективу 15 лет. После чего определяется и величина необходимого для реализации этой программы тарифа – по сути, единственного источника финансирования в теплоснабжении, которое в России функционирует вне рынка (в отличии от электрогенерации). Госрегулятор никогда не включит в тариф даже самое мелкое мероприятие, если его не будет в Схеме теплоснабжения. Поэтому такой документ обычно похож на талмуд – в Новосибирске, например, это 16 томов, прочесть которые под силу либо специалистам, либо фанатам. Зато в них прописано все – от маленькой задвижки на конкретной трубе до замены целого турбоагрегата на ТЭЦ. 

Но несмотря на всю конкретику, Схема – это, прежде всего, глобальный взгляд в будущее. Этот документ ничего не требует, он лишь показывает, в том числе на цифрах, что для надежного и эффективного теплоснабжения конкретного города желательно реализовать вот такой комплекс мероприятий. И вот за такую сумму. И тогда в городе не возникнет дефицита тепла и в нем никто не замерзнет.

Понятно, что «приземление» любой стратегии, пусть даже самой идеальной и подробной, не бывает мягким – ошибки в прогнозах, ограничение роста тарифов, да много чего еще не позволят полностью реализовать все пункты инвестпрограммы. Поэтому Схему теплоснабжения и актуализируют ежегодно – чтобы учитывать жестокую реальность и избавляться от маниловщины. Так, в первых новосибирских Схемах содержались предложения о достройке ТЭЦ-6 – сейчас об этом замороженном еще на излете СССР «долгострое» не вспоминают. И правильно: Новосибирску еще надолго хватит действующих мощностей.

Виталий Волобуев
У Схем теплоснабжения, как и у любых долгосрочных стратегий, есть масса недостатков (чаще всего указывают на отсутствие связей со схемами развития электроэнергетики).

Скромность или амбиции?

В основе Схемы теплоснабжения любого города – прогноз спроса на тепло на 15 лет вперед. В Новосибирске более 70% перспективного прироста тепловой нагрузки придется на новое жилье, еще около 27% - на строительство зданий общественно-делового назначения (ОДН). Столь жесткая связка со стройкой чревата очевидными рисками. И первые актуализации Схемы ярко их демонстрирует - там содержались, мягко говоря, весьма амбициозные прогнозы по росту объемов застройки и, соответственно, тепловой нагрузки. В свежем документе возобладала скромность: до 2033 года учтен ввод 14 млн кв. метров жилья и 2,6 млн кв. метров зданий ОДН, вместо прежних 18 и 8,5 млн кв.метров соответственно

Не исключено, что и эти цифры при следующих актуализациях придется корректировать. Дело в том, что объемы ввода нового жилья в крупнейшем по количеству населения муниципалитете России с каждым годом сокращаются, к рекорду 2015-го – свыше 1,7 млн кв. метров – отрасль в обозримой перспективе вряд ли даже приблизится. В прошлом году за заветный миллион квадратов вышли с трудом, наскребя по сусекам. В 2018-м и это вряд ли поможет. Производственных объектов в Новосибирске, судя по отсутствию крупных заявок в Схеме-2019, вообще практически не строят, а наштампованных в предыдущие годы торговых и офисных центров хватит до второго пришествия. На этом фоне прогноз роста тепловой нагрузки до 2033 года получился весьма скромным – всего 965 Гкал/час. В среднем это по 57 Гкал/час ежегодно. Сравните со Схемой-2017 года: 1574 Гкал/час до 2031 года или по 98 Гкал/час в год.

Спрос на тепло, каким бы он ни был, будет покрыт за счет модернизации источников генерации (прежде всего, четырех угольных ТЭЦ, на которые сегодня приходится свыше 60% суммарной договорной нагрузки потребителей города) и развития сетевой инфраструктуры. Общая сумма инвестиций, необходимых на реализацию всех мероприятий Схемы-2019, - почти 32 млрд рублей (это без НДС, с учетом налога – около 37 млрд). И две трети из этой суммы – вложения в сети, причем в основном – в реконструкцию существующих труб «в целях снижения уровня износа». Но это, конечно, лишь оценка – реальные объемы финансирования будут зависеть от того, как будет меняться величина тарифа на тепло, пока что – одного из самых низких в стране. 

По итогам текущего года новый собственник когда-то независимой новосибирской энергосистемы – «Сибирская генерирующая компания» (СГК, входит в Группу СУЭК) – только в ремонты станций вложит более 1,8 млрд рублей. Но повторится ли этот рекорд в будущем, если тариф не вырастет? Глава СГК Михаил Кузнецов недавно отметил, что во всех городах присутствия компании инвестиции сейчас превышают выручку: «Новосибирск у нас выручка 12 миллиардов, а мы видим, куда вложить 16 миллиардов. Технически перспективные проекты можно реализовать за пять лет. Но мы не сможем привлечь сразу столько денег: нам нужно что-то сделать, показать эффект, увидеть этот эффект в виде прибыли, под которую мы снова можем кредитоваться. Это [инвестиции] лет на восемь».

Когенерация или котельнизация?

В ФЗ-190 «О теплоснабжении» еще в 2010 году ясно и недвусмысленно был заявлен приоритет источников, способных вырабатывать одновременно и тепло, и электричество. Технически в режиме когенерации способны работать только ТЭЦ, так как на них есть эффективные и мощные турбоагрегаты с регулируемыми теплофикационными отборами пара. Но такие станции, оставаясь ключевыми звеньями централизованных систем теплоснабжения, из-за всеобщей «котельнизации» 1990-х и начала 2000-х оказались сильно недогружены по теплу. Например, коэффициенты использования установленной тепловой мощности (УТМ) на всех четырех ТЭЦ Новосибирского филиала СГК в среднем составляют 20-25%. Высоки и имеющиеся резервы мощности.

Одновременно с эффективными ТЭЦ в Новосибирске сегодня производят тепло более 260 локальных котельных, наследие советской индустриализации и неразберихи 1990-х. Из них порядка 170 имеют мощность не более 5 Гкал/час каждая (а чаще – намного меньше); при этом порядка 27% до сих пор сжигают уголь. Ситуация в Новосибирске не уникальна: по данным свежего Госдоклада об энергоэффективности, только за 2000-2013 годы общее число отопительных котельных в стране возросло с 68 тыс. до 74 тыс. А особенно заметно за тот же период скакнуло количество мелких котельных с установленной тепловой мощностью до 3 Гкал/час – с 47 тыс. до 57 тыс.

«Проводимый мониторинг свидетельствует о негативных тенденциях по прекращению развития централизованного теплоснабжения, снижению доли выработки тепловой энергии в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии, снижению эффективности используемого топлива для производства тепловой энергии, хроническому недофинансированию отрасли и старению основных фондов», - констатируют авторы госдоклада.

тепловой баланс.jpg

Минусы такой повальной «котельнизации» признают даже апологеты распределенной энергетики. И речь совсем не про экологическую нагрузку, которую испытывают города с таким количеством дымовых труб. Источники, на которых технически невозможна комбинированная выработка, работают с весьма низким КИУМ – в среднем по стране 13-15%. В Новосибирске немногим лучше - 20% (тогда как у ТЭЦ-5, самой мощной в Новосибирске, это показатель – выше 60%).

Износ оборудования на новосибирских котельных – порядка 30%, но и это средняя температура по больнице – на некоторых объектах котлы вообще дышат на ладан. Все это приводит к тому, что котельные вырабатывают более дорогое, чем ТЭЦ, тепло. Разница в цене гигакалории растет с каждым годом – по данным того же Госдоклада, «в среднем по России цена тепловой энергии от котельных на 80% выше цены тепловой энергии от электростанций». Там же упомянут разброс: 904,6 рублей для ТЭЦ и 1628,8 рублей за Гкал для котельных (данные на 2016 год). Это в среднем по России, но в Новосибирске ситуация схожая.

Рядовые жители этой разницы не ощущают, ведь во всех городах, в том числе и в столице Сибири, тариф единый: в одном «котле» смешиваются расходы на дешевое тепло от угольных ТЭЦ и дорогое тепло от всех котельных, в том числе особенно дорогих газовых. Между тем тарифы на тепло, которые регулятор устанавливает для станций СГК в Новосибирске, минимум в два раза ниже тарифов котельных. В себестоимости тепла на ТЭЦ СГК всего порядка 30% затрат приходится на топливо (уголь). Тогда как у крупных генераторов, работающих на газе, от 40 до 60%. В результате удельная себестоимость произведенной гигакалории на угольных ТЭЦ в среднем составляет 550 рублей. А на самых мощных в Новосибирске объектах «Сибирьгазсервиса», НМЗ «Искра» и НПО «Сибсельмаша», предлагаемых, кстати, к замещению, - от 1200 до 1600 рублей.

Собственникам многочисленных котельных такая ситуация, очевидно, выгодна. Особенно - владельцам газовых котельных, хронически пребывающих в долгах. На 1 мая текущего года, по данным ООО «Газпром межрегионгаз Новосибирск» (региональный поставщик газа), просроченная задолженность предприятий Новосибирской области за потребленный природный газ превысила 1,35 млрд рублей. 70% в этой сумме традиционно и уже долгие годы приходится на восемь предприятий, в том числе ФГУП «Управление энергетики и водоснабжения» (УЭВ) – сумма просрочки на тот момент составляла 306,5 млн рублей. Вряд ли с тех пор ситуация изменилась радикально; накануне запуска отопительного сезона о проблемах в УЭВ говорил и мэр Новосибирска Анатолий Локоть. А между тем этот ФГУП – второй по мощности (519,8 Гкал/час) тепловой генератор в городе, две его котельные отапливают потребителей отдаленного Советского района, в котором находится знаменитый на весь мир Академгородок. Руководство предприятия считает, что не виновато – почитайте, например, весьма показательное в этом смысле интервью главного инженера Анатолия Олейникова газете «Навигатор».

Газовики периодически ограничивают должникам подачу газа – лента новостей на сайте «Газпром межренионгаз Новосибирск» пестрит подобными сообщениями. Статус единых теплоснабжающих организации (ЕТО) в городе имеет 53 компании. А зон теплоснабжения, которые они обслуживают, 117! Действительно ли нужна в этой отрасли такая конкуренция?  

ПК - производственные котельные, ВК - ведомственные, а ЛК - локальные котельные под управлением СГК.

Замахнулись на перестройку 

Пока в Новосибирске работала «СИБЭКО», она с таким положением вещей особо не спорила. Но СГК долго «раскачиваться» не стала и выступила с радикальным предложением, которое разработчик Схемы-2019 – компания «СИБЭКО-Проект» – включил в документ: перевести порядка 785,83 Гкал/час тепловой нагрузки локальных котельных на мощности своих ТЭЦ (в основном, ТЭЦ-4 и ТЭЦ-5).

В «список на закрытие» включено 59 источников. Среди них – и котельные собственного филиала СГК (компании «Локальные котельные»), и муниципальные объекты, в том числе самые мощные Кировская (430 Гкал/час) и Калининская (328 Гкал/час); их предлагается перевести в пиковые. А также котельные заводов, застройщиков жилья, частных компаний и госструктур. Причем эти объекты планируется вывести уже в ближайшие три года; а в Схеме-2019, между тем, сказано о значительном потенциале замещения котельных в последующие периоды: «Таким образом увеличиваются возможности по загрузке источников с комбинированной выработкой электрической и тепловой энергии». 

Предложение СГК произвело эффект разорвавшейся бомбы. «СИБЭКО» на столь масштабный передел в отрасли, где вообще-то давно надо было навести элементарный порядок, никогда не замахивалась – в Схемы попадали лишь единичные предложения по закрытию котельных. И особого интереса они не привлекали. Противодействие общественников и депутатов, инспирированных, вероятно, собственниками объектов тепловой генерации, на это раз было жестким. В пылу эмоций многие из них обвиняли СГК чуть ли ни в открытой попытке рейдерского захвата частной собственности и стремлении максимально монополизировать отрасль. Интересно, что бывший глава «СИБЭКО» Руслан Власов в интервью газете «Континент Сибирь» поддержал действия нового собственника: «Я более чем уверен, что волну недовольства поднимают владельцы котельных. Для них это потеря, но в целом, для экономики города и региона – это выгодно и правильно».

Интерес СГК очевиден: когда не растет тариф, генератору необходимо максимально использовать все резервы для эффективной работы оборудования. «Минимизация количества источников тепла, предусмотренная проектом Схемы теплоснабжения, - это большой шаг в создании современной, эффективной, надежной системы теплоснабжения города и следование государственной политике, которая отдает приоритет источникам когенерации. Есть пиковые мощности – водогрейные котлы, а есть турбоагрегаты ТЭЦ. Турбины в любом случае будут работать, ведь выработку электроэнергии нельзя остановить, нагрузки нам задает «Системный оператор». И если турбина при этом недополучает тепловую нагрузку, значит, эффективность ее работы снижается: топливо сожгли, электроэнергию выработали, а тепло смогли отдать не все. Рост объемов теплофикации даст СГК возможность вкладывать в развитие системы теплоснабжения Новосибирска благодаря повышению эффективности», - объясняет Андрей Колмаков, директор Новосибирского филиала СГК.

Для компании замещение котельных - не новое направление, СГК последовательно занимается этим во всех городах присутствия. Например, в Красноярске до конца 2018 года за счет строительства новых и модернизации существующих трубопроводов, а также обновления теплосетевого оборудования будет выведено из эксплуатации пять действующих источников. И это только начало. В Новосибирске уже в текущем году СГК планирует переключить на теплоснабжение от ТЭЦ потребителей семи котельных, в том числе двух угольных. Три из них уже замещены – это объекты НПО «Элсиб» (принадлежит СГК), а также бывших советских гигантов – НПО «Сибсельмаш» и Новосибирского оловокомбината, давно пребывающих в стадии банкротства.

Что интересно, даже если все озвученные СГК планы воплотятся в реальность, к 2033 году доля ТЭЦ компании в общем объеме отпуска тепловой энергии в Новосибирске вырастет всего на 10%, до 75%. А в общем объеме присоединенной нагрузки – с примерно 60% до 72,3%. Вряд ли в этом случае стоит говорить о каком-то кратном росте монополизации.

«У нас нет задачи заместить все котельные – это бессмысленно. Даже по тем котельным, которые на этот год стоят в плане на закрытие, уточняется объем затрат, в том числе на сети – например, где-то мы рассчитывали пройти кратчайшим путем трассироваки, но оказалось, что это невозможно. В конечном итоге, каждый конкретный случай будет основан на экономической эффективности», - отмечает Андрей Колмаков. Кстати, для оценок целесообразности переключения потребителей локальных котельных на обслуживание от крупных ТЭЦ используется понятие эффективного радиуса теплоснабжения. Сейчас это, прежде всего, экономическая величина. Расстояние между производителем и потребителем может быть любым; важно, чтобы доходы от поставок тепла превышали расходы на прокладку и эксплуатацию конкретной трубы.

«Любая Схема теплоснабжения – это не закон прямого действия, в ней лишь говориться, что для повышения эффективности и надежности конкретной системы теплоснабжения лучше, если потребители конкретного локального источника будут переключены на ТЭЦ. Мы точно не начнем строить трубу, самовольно врезаться в сети, ставить задвижки и в одностороннем порядке замещать тот или иной объект, - говорит Андрей Колмаков. - После того, как Схема утверждена, мы идем к собственнику котельной и договариваемся с ним о том, каким образом это замещение можно реализовать. У него могут быть свои оценки стоимости своего бизнеса; но и мы понимаем, какую выручку сможем получить на принимаемом объеме тепла. Дальнейшее – вопрос торга и переговоров хозяйствующих субъектов. Покупается либо сама котельная, либо тепловые сети – в зависимости от договоренностей».

Кстати, о том, что такие переговоры с рядом собственников уже ведутся, можно узнать, например, вот из этой новости. Она же – красноречивое свидетельство того, как эти переговоры вообще могут идти. Общая сумма затрат на вывод из эксплуатации 59 котельных в ценах 2017 года оценивалась в 644 млн рублей – это только на демонтаж объектов.

СГК предлагает перевести порядка 785,83 Гкал/час тепловой нагрузки локальных котельных на мощности своих ТЭЦ. В «список на закрытие», который отражен в Схеме-2019, включено 59 объектов.
изменения доли1.jpg

Эффекты и перспективы

В мэрии Новосибирска занимают крайне осторожную позицию, явно стараясь никого не обидеть. «Ни один источник теплоснабжения, который сегодня эксплуатируется, не будет выведен из эксплуатации – это позиция мэрии – пока, во-первых, с его руководителем, с его хозяином не будет достигнуто согласие – раз. И пока не даст согласие муниципалитет – два», - заявил недавно вице-мэр Данияр Сафиуллин. Чтобы совсем уж всех успокоить, чиновник зачем-то добавил, что даже в случае готовности владельца на вывод объекта, котельную все равно не снесут – чтобы, если что, использовать при пиковых нагрузках. Хотя понятно, что одним из положительных эффектов всей начавшейся реформации должно стать высвобождение городских территорий. А для города они лишними не будут.

А вот плюсы для экологии многие ставят под сомнение. «Зачем отключать значительно более экологичные газовые котельные Родников, Снегирей, Первомайского и Советского районов для перевода их объемов генерации на уголь? Москва потратила долгие годы и многие миллиарды рублей, чтобы отказаться от угольной генерации вообще. Мы же семимильными шагами идем в дымное прошлое. Ради чего?», - задавался вопросами в своем Facebоok общественник Алексей Носов.

Действительно, по данным ежегодных экологических отчетов мэрии Новосибирска, объемы выбросов от котельных и промышленных предприятий, а также доля этих источников в общей структуре выбросов, с каждым годом вроде бы стабильно сокращаются. Например, по итогам 2016 года на них пришлось всего 3,6% или 7,2 тыс. тонн (на ТЭЦ - 79,8 тыс. тонн или почти 38%, а на транспорт – 123,2 тыс. тонн или 58,5%). И такое достижение - прямое следствие масштабной газификации локальной энергетики: порядка 86% топливного баланса котельных в Новосибирске действительно приходится на этот вид топлива.

Но не стоит забывать, что речь идет о валовых объемах – а ведь котельные, как и любые другие низовые источники выбросов, оказывают повышенную нагрузку на экологию в приземном слое. Там, где все мы, собственно, и дышим. Чистота газа в массовом сознании сильно преувеличена. Это такое же органическое топливо, и оно тоже сгорает - со всеми вытекающими. «Экологический эффект от замещения котельных очевиден: ни одна из них не сможет сравниться с ТЭЦ по оснащенности, в том числе мощными электрофильтрами, улавливающими вредные вещества. А высота труб (у ТЭЦ-5 она, например, составляет 260 метров, это самое высокое сооружение Новосибирской области) позволяет рассеивать выбросы далеко за пределами города», - объясняет Андрей Колмаков.

Главным же итогом начавшегося процесса должно стать повышение надежности и эффективности всей системы теплоснабжения. «В Новосибирске замещение котельных будет происходить постепенно, чтобы абсолютно минимизировать риски. На первом этапе котельные будут выведены в горячий резерв, то есть сохранят возможность работы в любой момент в течение нескольких часов. После отработки новой системы, по итогам следующего отопительного сезона, котельные уже будут выводиться из эксплуатации. В ходе замещения котельных будет меняться и сетевая конфигурация, соответственно, пройдет масштабная перекладка труб тепловых сетей. Таким образом, работы по замещению котельных позволят в том числе повысить надежность теплоснабжения потребителей», - подчеркивают в СГК.

«В городах, где весь теплоснабжающий комплекс находится в одних руках, эффективность теплоэнергетики выше, а тарифы — ниже. Техническая и юридическая целостность системы с единым контуром дает хороший конечный экономический и технический результат», - констатировал в недавнем интервью изданию «Стимул» эксперт НП «Российское теплоснабжение», завлабораторией энергосбережения МЭИ Евгений Гашо. Кстати, самая целостная система выстроена в Москве, где все теплоснабжение сосредоточено под крылом «Мосэнерго» (читай – «Газпрома»). Новосибирск - столица Сибири, может, стоит присмотреться к опыту столицы страны?

Ни одна котельная (на фото - НОК) не сможет сравниться с ТЭЦ по экологической эффективности, в том числе из-за отсутствия у таких объектов мощных электрофильтров, улавливающих вредные выбросы.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»